АРГУМЕНТЫ и ФАКТЫ. «Одного письма мало». Эксперт об извинениях Эрдогана за сбитый Су-24ФОТО: Реджеп Эрдоган // Сергей Гунеев / РИА Новости.

Опубликовано: Аргументы и факты. 27.06.2016.

Почему президент Турции решил принести свои извинения за сбитый ранее российский самолёт и сможет ли это улучшить отношения Анкары и Москвы, АиФ.ru рассказал политолог Иван Коновалов.

Спустя семь месяцев после того, как российский самолёт Су-24 был сбит на турецко-сирийской границе, президент Турции наконец-то направил президенту России послание с извинениями за инцидент. Что побудило Реджепа Эрдогана пойти на этот шаг, АиФ.ru рассказал директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Иван Павлович, как вы считаете, почему именно сейчас Эрдоган решил принести свои извинения?

Иван Коновалов: На решение Эрдогана повлияло сразу несколько факторов. Во-первых, на фоне этого вопиющего предательства россияне солидаризовались и отказались от турецких курортов, хотя никакого запрета на этот счёт не было. Да, наши туроператоры не работают с данным направлением, но при желании можно улететь в Турцию. Однако подавляющая часть туристов, которые ездили туда каждый год, всё же отказались от подобного отдыха. Посмотрите, что там сейчас происходит: опустели пляжи, отели. Количество отдыхающих сократилось на 60%, и среди них не только россияне, но и немцы тоже. Потери турецкой экономики — колоссальные!

Кроме того, свою роль сыграла чёткая позиции России — вы сбили наш самолёт, значит, вы обязаны извиниться. По-другому не будет! Она очень долго игнорировалась турецкой властью, но дальше так не могло продолжаться. Эрдоган был вынужден наконец-то принять решение: извиняться или нет. В итоге турецкий лидер выбрал первый вариант.

Президент Турции известен своим упрямством и нежеланием менять генеральный курс на «возрождение Османской империи». Но этот курс везде воспринимается негативно — и соседями на Ближнем Востоке, и в Европе, и даже внутри страны. Про Россию я уже не говорю. Эрдоган давно это понял, но, видимо, надеялся, что ситуация как-то решится сама собой. Однако этого не случилось. Ему пришлось наступить на горло собственной песне. Забыть о своей гордыне.

Не думаю, что извинения были принесены исходя из каких-то его собственных человеческих убеждений. Данный шаг был продиктован той политической конъюнктурой, которая сложилась вокруг него в настоящий момент. Когда президент Обама начал критиковать Эрдогана, применяя самые неприятные эпитеты, тот понял, что оказался в окружении людей, которые негативно воспринимают его. Кроме того, злую шутку с турецким лидером сыграла бесконечная игра с миграционными потоками, которая настолько разозлила Германию, что она признала геноцид армян.

— Тот факт, что Великобритания собралась выходить из ЕС, мог сыграть свою роль?

— Возможно, опосредованно. Скорее всего, Эрдоган просчитал ситуацию таким образом: если британцы выходят из ЕС, значит, Евросоюз не такая привлекательная организация. Видимо, стремиться туда так, как Турция хотела этого много лет, не стоит. Значит, необходимо выстраивать отношения с другими странами. Пока не было совершено то предательское убийство нашего пилота, одним из главнейших партнёров Турции была именно Россия. Видимо, сейчас Эрдоган в каком-то смысле решил вернуться к началу своего президентства, когда его главной задачей во внешней политике было отсутствие проблем с соседями.

— Может ли поступок Эрдогана реально изменить российско-турецкие отношения?

— Я думаю, что поезд не ушёл. Но всё зависит от дальнейших шагов господина Эрдогана. Ему ещё многое предстоит сделать. Прежде всего — убедить не только президента Путина, но и российский народ в искренности своих намерений и желании восстановить наши взаимоотношении в полной мере. Одного письма мало.

— Но нужен ли нам такой ненадёжный партнёр, как Турция во главе с Эрдоганом?

— Турция — это не Эрдоган. Рано или поздно его не будет во главе страны. При этом сама Анкара — важный экономический партнёр. Кроме того, в стратегическом смысле мы просто вынуждены сотрудничать. Есть масса вопросов, завязанных на этой стране: Ближний Восток, Кавказ, Чёрное море. В этом смысле мы, безусловно, заинтересованы в восстановлении российско-турецких отношений. Думаю, что когда-нибудь это произойдёт в полной мере. Но фактор недоверия будет присутствовать. По крайней мере, до тех пор, пока у власти будет Эрдоган.

 

Наталья Кожина