Россия — единственное государство способное обеспечить стабильность и безопасность на Южном КавказеPHOTO: The Khor Virap — Խոր Վիրապ, meaning deep pit or «deep well» is an Armenian Apostolic Church monastery located in the Ararat plain in Armenia, near the border with Turkey, about 8 kilometres (5.0 mi) south of Artashat, Ararat Province. The monastery was host to a theological seminary and was the residence of Armenian Catholicos: Lucie Debelkovawww.flickr.com.

Опубликовано: Всеосетинский информационный портал «Ныхас». 24.12.2013.

Михаил Чернов

В Ереване состоялась международная конференция «Безопасность и сотрудничество на Южном Кавказе». Организаторами форума выступили Научно-образовательный фонд «Нораванк» (Армения) и АНО «ЦПТ «ПолитКонтакт» (Россия).

Эксперты из России, Армении, Ирана, Ливана, Турции, Грузии в ходе конференции на рабочих заседаниях обсудили ряд проблем, в частности речь шла о таких вопросах как: «Новые вызовы и угрозы: перспективы создания на Южном Кавказе системы региональной безопасности»; «Деятельность в регионе военно-политических союзов и статус Каспийского моря: состояние и перспективы»; «Состояние и перспективы разрешения проблемы Нагорного Карабаха»; «Особенности экономической интеграции государств Южного Кавказа».

Выступления экспертов главным образом были посвящены фактору Армении в контексте предстоящего вступления этого государства в Таможенный союз и в Евразийское экономическое пространство, которое заработает в 2015 году. В связи с геополитической ситуацией в Закавказье предметом обсуждения стала и Республика Южная Осетия.

В работе конференции «Безопасность и сотрудничество на Южном Кавказе» участвовал заместитель директора Центра стратегической конъюнктуры, исполнительный секретарь Международного общественного движения. «За единую Осетию!» Михаил Чернов.

В своем выступлении Михаил Чернов затронул тему транспортно — энергетических изменений, ожидающихся в ближайшем будущем в регионах Большого Кавказа.

С Всеосетинским Информационным Порталом «НЫХАС» Михаил Чернов поделился своим мнением о перспективах развития ситуации на Южном Кавказе.

Михаил Чернов: «Армения в лице высших политических сил подтвердила свой исторический выбор».

Михаил Чернов: «Роль Южной Осетии и Единой Осетии в Закавказье связана с появлением новых транспортно-логистических маршрутов. Суть и необходимость этих изменений состоит в создании и запуске новых транспортных коридоров, в первую очередь автодорожного и железнодорожного коридора, который связал бы регионы российского Северного Кавказа и Закавказье: Россию и Армению. Необходимость открытия такого коридора — стратегическая. В Армении расположена российская военная база, и в силу сложной обстановки на Большом Кавказе и Ближнем Востоке, необходимо ее поддержание на должном уровне с возможностью быстро нарастить ее возможности. Кроме того, в Армении в свете присоединению к Таможенному союзу и ЕЭС предстоят серьезные сдвиги экономического характера, а это связано в первую очередь с развитием горной добычи и строительства второй атомной электростанции в республике. Для того чтобы все функционировало, я имею в виду, военную и экономическую составляющие, России необходим прямой выход к стране Таможенного союза и общего Евразийского экономического пространства, полностью контролируемый с военной точки зрения.

Помимо этого у России есть и другие интересы. В первую очередь доступ к черноморским портам, и на сегодняшний день единственный такой порт это Батуми. Соответственно речь идет и о выходе в этот морской порт в Аджарии. Президент России Владимир Путин неоднократно заявлял о необходимости строительства, точнее, укладки асфальта на Аваро-Кахетинской автомобильной трассе, которая связала бы Дагестан с Арменией. Выход на Каспий в условиях неурегулированных отношений с Азербайджаном для Армении это достаточно важно.

Соответственно, если мы положим эти объективные вещи на инфраструктурную карту, мы увидим, что инфраструктурные изменения часто сопровождаются различными политическими изменениями, в частности процессом передела границ в Закавказье, который с признанием независимости Южной Осетии и Абхазии еще не завершен, потому что как мы знаем, необходимо восстановить гуманитарную справедливость. Речь идет об изгнанных из внутренних районов Грузии ста тысячах осетин. В начале 20-ых годов в состав Южной Осетии должна была войти Триалетская Осетия и должна быть обеспечена связность через Горийский район. Но тогда этого сделано не было. Ошибки тем и хороши, что их можно и нужно исправлять, поэтому вопрос о восстановлении исторической справедливости необходимо ставить, важно обеспечить возвращение части беженцев из Северной Осетии в Триалетскую Осетию, Горийский район, район города Они и Казбекский район. Этот вопрос необходимо решать мирным путем, возможно при участии Евразийского арбитража с участием всех государств — участников будущего Евразийского союза. Если этот проект реализовать, то Южная Осетия, в будущем — единая Осетия, следовательно, и Россия обеспечит контроль над всеми транскавказскими транспортными коридорами. В частности через Мамисонский перевал — бывшую Военно-Осетинскую дорогу на Кутаиси и далее на Батуми и также через другую артерию — продолжение Транскама через осетинский Горийский район и Триалетскую Осетию с выходом на Ахалкалакский район Грузии, где проживают в основном армяне. Вот основное содержание моего выступления относительно Южной Осетии. Представители Грузии, участвовавшие в работе конференции, конечно, были не согласны с подобной концепцией. Но, несмотря на их несогласие, это историческая логика событий, а историческая логика на то и логика что ее необходимо претворять в жизнь».

Большинство участников конференции были едины во мнении, что вступление Армении в Таможенный союз и дальнейшее укрепление отношений с Россией, вхождение в Евразийский союз народов, Евразийский экономический союз, обеспечат Армении необходимую безопасность, поскольку, по мнению Михаила Чернова только Россия является гарантом безопасности Республики Армения и всех армян региона. Об этом говорили представители армянской стороны.

Продолжает Михаил Чернов: «Безопасность на Южном Кавказе заключается в присутствии России в этом регионе. На этой основе возможно создание некой системы диалога и с другими региональными игроками, в первую очередь с Ираном, Турцией и Азербайджаном в поисках взаимопонимания и недопущения войны в регионе. Россия — единственное государство способное обеспечить стабильность и безопасность на Южном Кавказе. Ирану сейчас не до Южного Кавказа, у него сейчас другие интересы. Турция? У Анкары, безусловно, есть свои интересы в регионе, но она занята своими проблемами на юге страны. Три основных игрока в регионе — это Россия, Иран и Турция заинтересованы в недопущении войны. Что касается Грузии, то от Тбилиси в Закавказье ничего не зависит. Тбилиси может только выступать как фактор дестабилизации. Грузинская позиция может быть либо конструктивная, либо не конструктивная. Она в любом случае несамостоятельна. Армения в лице высших политических сил подтвердила свой исторический выбор».