Параллельные миры КосовоФОТО: Гуляния в Косово: http://doodoo.ru

Михаил Чернов

Косовская модель урегулирования межэтнических конфликтов оборачивается полной потерей контроля над замиряемыми территориями и этническими чистками под прикрытием миротворческих сил.

Косовская модель с недавних пор стала считаться образцово-показательной моделью урегулирования межэтнических конфликтов. Действительно, это один из немногих примеров в новейшей истории, когда удалось остановить войну между двумя ненавидящими друг друга народами, живущими на одной территории. Международное военное вмешательство на примере де-факто отторгнутого от Сербии края Косово и Метохия (официальное сербское название) преподносится как единственный способ быстро прекратить резню и установить мир. «В Косово улучшается обстановка в плане безопасности. В последнее время в крае не было серьезных преступлений на межэтнической почве», — заявил в конце февраля глава миссии ООН по делам временной администрации в Косово Серен Ессен-Петерсен, выступая перед Советом Безопасности ООН.

«Косовскую формулу» все чаще и настойчивее предлагают для разрешения межэтнических конфликтов в других регионах, в частности на Ближнем Востоке и в странах бывшего СССР. Более того, для конфликтующих сторон стали проводить специальные презентации. Так, на этой неделе в столице Словении Любляне под эгидой Британского совета (British Council) пройдет серия консультаций между представителями Грузии и Южной Осетии. На встречу приглашены эксперты из Косово, которые расскажут осетинам (грузины и без того уже неоднократно приглашали международных миротворцев) об успехах косовского миротворчества.

Очевидно, что презентацию косовской модели мирного урегулирования гораздо логичнее было бы устроить в самом Косово. Однако организаторы мероприятия из Британского совета на это не пошли. И правильно сделали. Корреспондент «Эксперта», побывавший в Косово в середине февраля, убедился: вести людей в находящийся под управлением ООН сербский край было категорически нельзя. Вопреки официальным реляциям Косово сегодня — это, пожалуй, одна из самых опасных горячих точек мира.

Здесь сосуществуют абсолютно разные миры, где для одних — полная вседозволенность и свобода, а для других — жизнь, сравнимая с существованием в концлагере. Где солдаты Международных сил по поддержанию мира (КФОР) выступают для сербов в роли охранников-вертухаев, но при этом для самих этих солдат любой выход за расположение воинской части в албанскую вольницу — опасная боевая операция.

 

Забытое Косово

О Косово забыли. Уже почти год СМИ практически не пишут о крае. Туда почти никто не ездит, и о том, что там творится, никто не знает. Во многом такое положение дел объясняется тем, что в отличие от других горячих точек передвигаться по территории края весьма непросто — необходимо сопровождение военного эскорта КФОР. Понятно, к каждому журналисту два джипа не приставишь — охрану трудно выбить и для организованной группы. Кстати, для сравнения: в зоне арабо-израильского конфликта в Иудее и Самарии (Западный берег реки Иордан) можно передвигаться на обычных рейсовых автобусах, автостопом по еврейским поселениям или же в арабских маршрутках и такси по районам, заселенным арабами. В центральном Косово такие способы передвижения представляются с трудом.

Несмотря на недавние официальные заявления премьер-министра СербииВоислава Коштуницы о том, что «независимость Косово и Метохии абсолютно неприемлема для Белграда», де-факто сербское правительство уже смирилось с отторжением южной провинции. На административной границе со стороны Сербии расположен пост финансовой полиции, который выглядит как полноценный международный пограничный переход. По словам сербов, еще совсем недавно полицейского поста здесь не было. Через несколько километров, уже на косовской стороне, расположен пограничный пост ООН. За ним — северная часть Косово. Здесь живут только сербы, и эта территория вплоть до северной части города Косовска-Митровица от остальной Сербии ничем не отличается. Никакая охрана здесь не нужна. Однако в самой Митровице уже чувствуется напряжение. Большая часть сербских машин в городе — со снятыми номерными знаками. Сербы снимают югославские номера, чтобы можно было при необходимости въехать в албанскую часть города — и остаться живым. Албанцы также не рискуют появляться в сербской части с номерами албанского Косово. Если вы едете дальше на юг, то от Митровицы вас обязательно будет сопровождать конвой КФОР. Делегации российского Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы, которая везла косовским сербам гуманитарную помощь и в составе которой, собственно, и находился корреспондент «Эксперта», предоставили три джипа французского миротворческого контингента КФОР.

Албанская часть Косово производит неизгладимое впечатление. Фактически это одна огромная стройплощадка. В основном строят большие, добротные частные дома. Застраивается все. Виллы, как грибы, растут на полях, которые еще совсем недавно были сельскохозяйственными угодьями. В Косово прекрасный плодородный чернозем, однако албанцы — в отличие от изгнанных из края сербов (край покинули около 200 тыс. сербов, их деревни и отдельные дома стоят вдоль дорог разрушенными: албанцы туда не заселяются, а просто их уничтожают) — землю не обрабатывают. Им это просто не нужно. В албанской части края практически нет производства — весь бизнес сводится исключительно к сфере обслуживания. Строятся очень хорошие гостиницы, автосалоны и сервисные центры для обслуживания автомобилей, заправочные станции, рестораны. Из больших промышленных объектов — лишь построенные Югославией два блока электростанции Обилич. И то, по словам сербов, работают на станции и обслуживают коммунальные системы столицы края Приштины хорваты, которых завозят вахтовым методом. Все масштабное строительство идет на деньги, присылаемые извне, — доходы албанской косовской диаспоры от торговли наркотиками, поставок живого товара в европейские бордели, контрабанды в ЕС табака. Албанцы ездят на неплохих автомобилях, чувствуют себя хозяевами края и никому не подчиняются. Бывшие боевики террористической организации УЧК контролируют полицию ООН Косово.

 

Зона

Сербы в албанском море живут как на изолированных островах, а передвижение между населенными пунктами (да и внутри их) представляет опасность. Сейчас в Косово осталось около 100 тыс. сербов против 2 млн албанцев, причем более половины сербского населения живет в примыкающей к Сербии северной части края. Остальные разбросаны в немногих сохранившихся деревнях и поселках центрального и южного Косово.

Поездка по Косово на автобусе с севера на юг напоминает посещение зон с разными режимами — чем южнее, тем строже. Если в Косовской Митровице сербы чувствуют себя относительно спокойно, то в городке Грачаницы, где расположен древний православный монастырь, ситуация иная. Здесь сербам принадлежит только часть города, причем сербские улицы незаметно переходят в албанские, где сербам лучше не появляться. Албанцы же, напротив, спокойно ходят в сербские районы и ведут себя надменно. В расположенном в районе Приштины селе Липляны ситуация намного хуже. В распоряжении сербов лишь двухсотметровая улица, покидать которую, не опасаясь за свою жизнь, нельзя. Чем южнее — тем более подавлены сербские обитатели маленьких «гетто». Поскольку Косово официально считается безопасным регионом, то большинство постов КФОР на въезде и выезде в сербские кварталы сняты.

По сути международные миротворцы КФОР в Косово представляют собой лагерную охрану сербских гетто-концлагерей. Остроту ситуации придает то, что миротворцы очень боятся албанцев. Они досматривают и обыскивают сербов, но в то же время практически никогда не идут на аналогичные меры в отношении албанцев. Миротворцы озабочены лишь тем, чтобы у них не было неприятностей, и смотрят на все албанские «шалости» сквозь пальцы. Ни одному кфоровцу не хочется во время патрулирования получить пулю в спину или гранату под ноги. Переезд нашей делегации из Грачаниц в село Липляны, который обеспечивали миротворцы из Швеции, готовился как настоящая военная операция.

Наиболее ярко роль войск КФОР в Косово проявилась год назад, когда по всему краю албанцы начали сербские погромы. Были разрушены сотни сербских домов, около десяти деревень были сожжены. Миротворцы же, вместо того чтобы защитить сербов, сосредоточились на их эвакуации и де-факто участвовали в этнических чистках.

 

Незаконченная история

Между тем очередного обострения конфликта в Косово, по-видимому, не избежать. Это связано не только с желанием албанцев провозгласить независимость и выдавить оставшихся сербов из края (сербы в Грачаницах и Косовской Митровице тоже просто так не сдадутся), но и с объективными геополитическими причинами. На самом юге Косово, где сходятся границы собственно Косово, Албании и Македонии, расположена гора Шар-Планина. Это самая высокая точка на южных Балканах. Оттуда просматривается все Косово, Западная Македония и Албания. До сих пор, если верить рассказам, на этой горе живут 15 тыс. сербов, которые являются единственным объективным препятствием для создания Великой Албании из Косово, албанской части Македонии и собственно Албании. С этой горы можно не только контролировать трансграничные передвижения в регионе, здесь можно установить радары и другое разведывательное оборудование, чтобы держать под колпаком весь регион.

Шар-Планина — не единственная стратегическая точка региона. С противоположной стороны, севернее Косовской Митровицы, расположена другая гора — Копаоник. Основная ее часть на территории Сербии, а один склон доминирует над южной Сербией. Раньше там стояли сербские радары. Сейчас гора входит в демилитаризованную зону, и сербские радарные установки либо не работают, либо попросту снесены. Битва за высоты, контроль над которыми не прочь получить не только сами албанцы, но и военные ведомства стран НАТО, еще предстоит.

Косовска — Митровица — Грачаницы — Липляны — Москва

 

Опубликовано: Эксперт. 2005. №9 (456) : http://expert.ru/expert/2005/09/09ex-9e-kosovo3_4760/