Торопиться с евразийской интеграцией Баку совершенно незачемФОТО: Военный Парад 9 мая 2010 года на Красной Площади: ru.wikipedia.org

Интервью  1news.az с  российским экспертом, специальным  представителем  российской Ассоциации приграничного сотрудничества в странах Средней Азии и Кавказа Михаилом Черновым.

— Господин Чернов, одной из наиболее актуальных тем на сегодняшний день является влияние кризиса в экономике Европы на соседей. Одним из наиболее скандальных его эпизодов стал «кипрский инцидент». Как вы оцениваете российский финансовый ущерб в результате экономического краха на Кипре? Какие еще из стран бывшего Союза могут пострадать от Кипрского экономического кризиса?

— Российский финансовый ущерб на Кипре оценить сложно. Не хочется повторять здесь оценки, которые уже прозвучали в СМИ. Важно другое. Россия, как и другие страны СНГ, является «побочной жертвой» кипрского кризиса. Кризис на Кипре в его жесткой форме был инспирирован извне Германией и международными финансовыми институтами. Это была отработка конфискации денежных средств в масштабах небольшого европейского государства с фактическим подчинением его Берлину. Эта модель уже в самое ближайшее время может быть опробована и на крупных европейских странах. О возможных «конфискационных» шагах в Европе говорят уже открыто.

Впрочем, Кипр – это только первый шаг в процессе, который сразу взял очень жесткий темп. Я имею в виду сброс огромного объема информации по офшорам, раскрывающей всю офшорную кухню чуть ли не за 30 лет. Информация эта будет выдаваться дозировано. Это значит, что конфискационная реформа продолжится уже во всемирном масштабе. Сначала удар будет нанесен по элитам стран второго эшелона, затем «жертвы» будут все крупнее и крупнее. Будут попытки конфискации капиталов, как в офшорных, так и не офшорных западных юрисдикциях. Первой ласточкой стали проблемы японского холдинга Nomura в Италии.

— Почему  Россия инициирует создание модели Евразийского пространства, и какие из стран являются потенциальными участницами нового Объединения?

— Россия участвует в процессе евразийской интеграции вынужденно. Только потому, что она сама и есть Евразийское государство, и без собирания евразийских земель ей не выжить. Конечно, то, как это делается, не может не вызывать критики. Эгоизм и высокомерие никогда и никому в Евразии не проходили даром. Но так или иначе новый Евразийский союз народов (ЕСН) состоится. Я в этом уверен.

Что касается участников. Ядро будущего государства уже собралось – это Россия, Белоруссия и Казахстан. На базе этих стран начнет формироваться новое государство и его уникальная система управления, которая, конечно же, не будет воспроизводить один в один ни опыт Российской Империи, ни Советского Союза, ни РФ. На следующем этапе к Союзу присоединятся Киргизия, Таджикистан и Армения. Полагаю, это дело ближайших нескольких лет (де-факто, кстати, в нынешний Таможенный союз уже входят Южная Осетия и Абхазия). На следующем этапе настанет черед Молдавии и Приднестровья, Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана, Туркмении. Я бы не исключал в среднесрочной перспективе вхождение Прибалтики и даже ряда государств, которые никогда не входили в состав СССР.

Что касается Азербайджана. Я думаю, что торопиться с евразийской интеграцией Баку совершенно незачем. Экономика Азербайджана, его геополитическое положение и влиятельная в России диаспора позволят ему успешно развиваться вне Союза довольно долго. Нынешние подходы РФ к евразийской интеграции ущербны. Но это пройдет. Азербайджан будет очень нужен новому общему объединению. Поэтому, я думаю, что азербайджанский народ, Республика Азербайджан и азербайджанские элиты сумеют войти в Евразийский союз народов на очень выгодных для себя условиях.

— Как вы оцениваете внешнюю политику Кремля в отношении стран не заинтересованных в российской интеграционной модели развития?

— Я отрицательно оцениваю внешнюю политику РФ как в отношении стран заинтересованных в действующих интеграционных моделях, так и не заинтересованных в них. По своей сути, она ничем не отличается. Киргизия и Таджикистан – потенциальные члены Таможенного союза. Как можно оценивать перспективы введения режима поездок по загранпаспортам? Нам надо быть честными с нашими братскими народами. Прекратить оказывать давление  на экономические интересы, отбросить язык шантажа, прекратить ради мелких тактических задач провоцировать конфликты.

Нам надо честно сказать себе и нашим братьям. Евразийский союз народов мы будем создавать потому, что это нам надо, мы хотим сделать его чистым, светлым великим, и вместе, и только вместе у нас большое общее будущее. В честном диалоге все вопросы можно будет решить и с теми государствами, которые в Евразийском союзе в настоящий момент не заинтересованы.

-Как вы думаете, почему Россия, при наличии сильных рычагов управления и контроля над регионом не торопится с решением затяжных конфликтов в Закавказье (Карабахский конфликт и грузино-абхазский)?

— Не надо переоценивать российское влияние на Кавказе. У России нет «рычагов» и не может быть, пока не сформулированы честные и адекватные цели по отношению к самой России и народам Кавказа. При меркантилистской,  по сути неоколониальной политике, ориентированной исключительно на экономическую выгоду, российские элиты не заинтересованы в разрешении того же карабахского конфликта. Да, и, повторюсь, не имеют соответствующих рычагов. Наличие военной базы в Армении тут роли не играет. Нынешнее армянское руководство, и традиционно уже в значительной степени руководство Карабаха, ориентированы на Запад, и именно оттуда ждут решения своих проблем в нужном им ключе. Где тут российские рычаги? Москва должна сформулировать, каким она хочет видеть евразийское Закавказье. Тогда появятся и рычаги, в первую очередь, политические.

— Как долго продержится положение статус-кво в карабахском конфликте? Может ли напряженность на линии огня привести к новому витку войны в Карабахе?

— Войны в Карабахе не будет, пока она не будет запущена извне. Ни Азербайджану, ни Армении она не выгодна. А вот при общей дестабилизации обстановки в регионе, внешние игроки качнуть ситуацию вполне могут. Причем описывать варианты здесь бессмысленно – их очень много. Но, думаю, в самое ближайшее время статус-кво сохранится.

— Как вы оцениваете политику страны-оккупанта (Армении) с учетом захвата 20% азербайджанских территорий?

— Эмоциональность вашего вопроса понятна. Но, поверьте, ни страдания азербайджанских беженцев из Карабаха, ни судьба армянского населения Карабаха не волнует сейчас никого кроме самих азербайджанцев и армян. Конфликт находится в замороженном состоянии лишь для того, чтобы в какой-то момент бомба замедленного действия взорвалась. Армения не хочет резких шагов, она хочет сохранить статус-кво. И в то же время делает все, чтобы этот статус-кво сломать. В Ереване пытаются усидеть на двух стульях – русском (военная база, экономика, этот стул жесткий и неудобный, но на нем можно сидеть), и Западном, европейском и американском (этот стул выглядит как золоченое покрытое парчой кресло, которое решает все проблемы и позволяет расслабиться, но на поверку у него нет ножек, и сидеть на нем невозможно). В Москве прекрасно видят попытки Армении уйти под европейский и американский зонтик. Но когда сидишь на двух, стульях, то  из под тебя их могут выдернуть силой, причем оба сразу.

-Как бы вы объяснили рост объемов поставок российского оружия в Армению? Таким образом, Россия демонстрирует партнерство, или выступает в качестве гаранта безопасности Армении как члена ОДКБ?

— Россия присутствует в Закавказье и никуда оттуда не уйдет. Армению «трясет» политически, но с военной точки зрения она – союзник России. РФ – гарант безопасности Армении по факту нахождения на территории страны российской военной базы. Союзнику, конечно же, поставляют оружие. Впрочем, в Азербайджан также идет российское оружие в приличных количествах, и это хорошо, потому, что практически в любых раскладах Азербайджан будет оставаться для России близким и важным государством, и у него вполне могут найтись военные противники помимо Армении. ОДКБ здесь вторично.

 

Матанат Насибова

Опубликовано: http://www.1news.az/interview/20130507102621199.html