Венесуэльское признание: Чавес поможет России собрать империюФОТО: АПН

Авраам ШМУЛЕВИЧ — В четверг, 10 сентября 2009 года, Россия и Венесуэла заключили ряд соглашений, в том числе по совместной разработке нефтяного пояса реки Ориноко, запасы которого предварительно оцениваются в 235 миллиардов баррелей тяжелой и сверхтяжелой нефти. Поскольку, согласно венесуэльскому законодательству, добыча нефти иностранными компаниями ведется в составе СП, для работы в Венесуэле крупнейшими российскими нефтяными компаниями «Роснефть», «Газпром», ЛУКОЙЛ, ТНК-ВР и «Сургутнефтегаз» образован «Национальный нефтяной консорциум» (ННК), и до конца текущего года он создаст совместное предприятие с венесуэльской государственной нефтегазовой компанией PdVSA.

Было также объявлено, что Россия удовлетворит все военные запросы Венесуэлы.

Накануне визита венесуэльского лидера в сообщалось, что Венесуэла просит у России поставок дизель-электрических подводных лодках класса «Варшавянка», крупной партии боевых машин пехоты БМП-3 и танков Т-72, десяков боевых вертолетах Ми-28Н, нескольких подвижных береговых ракетных комплексах, ЗРК «Тор-М2Э», патрульных самолетов, реактивных систем залпового огня «Смерч», патрульных катеров проекта 14310 «Мираж», десантных катеров на воздушной подушке проекта 12061Э «Мурена-Э» и другого вооружения. По-видимому все эти запросы удовлетворены в полном объеме, на совместной пресс-конференции с Уго Чавесом

Медведев сказал буквально следующее:

«Россия будет поставлять в Венесуэлу те виды вооружений, которые Венесуэла у нас запрашивает. И танки будем поставлять, танки у нас хорошие».

Кроме подписания этих очень значимых экономических соглашений Чавес заявил о решении Венесуэлы признать Южную Осетию и Абхазию.

Признание это было сделано как бы между прочим, на публичной встрече по итогам визита венесуэльский президент сказал:

«Я тебе говорю, Дмитрий, наши отношения сейчас поддерживаются по четырем сторонам прямоугольника, и по горизонтали, и по вертикали, и в глубину идем. Считаю, что наши отношения — я их возвожу в ранг стратегического партнерства. Россия, и ты это знаешь, в лице Венесуэлы имеет стратегического партнера во всех отношениях. Поскольку мы говорим об этом, хочу сейчас воспользоваться случаем и заявить, что Венесуэла присоединяется к признанию независимости республик Абхазия и Южная Осетия. Уже с сегодняшнего дня мы признаем эти республики и начнем необходимые действия по установлению дипломатических отношений, потому что это уже реальность».

Чавес также предсказал, что независимость Южной Осетии и Абхазии будут признавать все больше стран: «И сейчас Венесуэла будет продолжать придавать импульс этому процессу».

«Спасибо, Уго, ты сделал целый набор серьезных и важных заявлений. Мы обязательно сейчас все эти вопросы обсудим.

Только что была высказана идея о признании двух новых государств. Россия всегда занимала в этом смысле позицию достаточно простую. Мы считали и считаем, что это суверенное дело всех государств — признавать или не признавать новые субъекты международного права. Но нам, конечно, небезразлична судьба этих государств, и я хотел бы поблагодарить тебя за то, что ты принимаешь такое решение».

Такая форма признания, во время пресс конференции, выглядит как-то неуверенно, остается впечатление «прощупывания почвы», заявление лидера все же оставляет Венесуэле возможность «откатить назад». Хотя такой «отказ» все же представляется маловероятным. Накануне выступления Чавеса в «Президент-отеле», где он остановится, корреспондент газеты «КоммерсантЪ» встретил абхазского президента Сергея Багапша, по информации газеты, в Москве также находится и президент Южной Осетии Эдуард Кокойты. «Мы надеемся, что встреча президентов с Чавесом состоится»,— заявил Коммерсанту» источник в Цхинвале.

Напомню, что до сего дня новопровозглашённые кавказские государства не признала ни одна страна, кроме России. Хотя еще 2 сентября 2008 года президент Никарагуа Даниэль Ортега заявил о том, что его правительство признает Южную Осетию и Абхазию, однако парламент Никарагуа до сих пор не поддержал решение своего президента о признании республик, поэтому ратификация договора о признании Никарагуа Южной Осетии и Абхазии отсутствует. Так что за более чем год полноценное признании мятежных республик, кроме РФ, не сделало ни одно государство, признали их лишь несколько организаций с не лучшей репутацией, включая террористическую организацию Хамас.

Михаил ЧЕРНОВ — Признание со стороны Венесуэлы — очень важно, и для самих этих республик, и для Российской Федерации.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Однако, где Венесуэла и где Абхазия? Не слишком ли далеко находится север Южной Америки от южной части Северного Кавказа?

Михаил ЧЕРНОВ — Дело в том, что Венесуэла — очень активный и значимый игрок на мировой арене. На нее ориентируется очень большая группа стран и к ее мнению прислушиваются в значительной части Третьего мира. Признание Венесуэлы означает, что с этого момента процесс международного признания, наконец, пойдёт, и пойдёт быстро.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Да, похоже, что это действительно так.

В тот же день 10.09.2009, когда Чавес объявил о признании (или намерении признать, если быть совсем точным), делегация Абхазии во главе с замминистра иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия провела в Никарагуа (парламент корой, напомню, так и не ратифицировал признание Осетии и Абхазии) переговоры с министром иностранных дел Никарагуа Самуэлем Сантосом Лопесом.

Как сообщил журналистам начальник отдела информации внешнеполитического ведомства Абхазии Ираклий Тужба, на встрече речь шла о социально-экономической и политической ситуации в республиках, также были затронуты вопросы возможного развития двустороннего сотрудничества по всем направлениям.

«Республика Никарагуа является одной из лидирующих стран Латинской Америки по производству сельскохозяйственной продукции, в том числе мясомолочных продуктов, кофе, какао и других культур, традиционно выращиваемых в Латинской Америке. Таким образом, существует возможность взаимовыгодного сотрудничества в торгово-экономической сфере», — сказал Тужба.

В тот же день 10 сентября, в день выступления Чавеса в Москве, в Манагуа в присутствии президента Никарагуа были подписаны два документа: «Протокол о консультациях между министерствами иностранных дел Никарагуа и Абхазии» и «Совместное Заявления об установлении дипломатических контактов между Республикой Абхазия и Республикой Никарагуа».

В новопризнанных республиках так же считают, что за Каракасом последуют и другие. Спикер парламента ЮО Станислав Кочиев отметил, что «Венесуэла — сильная, развитая страна, от ресурсов которой зависит не только Южная, но и Северная Америка». Он подчеркнул, что в Цхинвале ожидают такого решения и от других стран Латинской Америки и, в первую очередь, от Кубы. А глава абхазского МИД Сергей Шамба сказал, что в Сухуме «всегда с большой надеждой смотрели на Венесуэлу и некоторые другие страны Латинской Америки». По его словам, во всех встречах, которые были у делегации Абхазии, было сказано, что «если Венесуэла признает Абхазию и Южную Осетию, за этим может последовать каскад признаний».

Михаил ЧЕРНОВ — Можно ожидать, что вслед за Венесуэлой, притом достаточно скоро, Республику Южная Осетия и Республику Абхазия признают такие страны, как Белоруссия, Куба, Боливия, Эквадор, возможно, и другие, в том числе и Иран — т.е. те, кто имеют с Венесуэлой тесные экономические и политические отношения.

Признание Каракаса означает и улучшение отношений с ориентирующимся на Чавеса левым движением.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Ранее Хамас, теперь, возможно. Иран. Не окажутся ли Абхазия и Осетия в слишком плохой компании? Не приведет ли это к их полной конфронтации с Западом?

Тем более, что в последнее время вокруг Абхазии — Южная Осетия находится несколько на отшибе мировой политики, — ведётся активная игра, причем «с переменным успехом». Буквально за день до заявления Чавеса, 9 сентября, на этом «фронте» произошло два очень важных события: состоялся визит в Сухуми двух сопредседателей так наз. Женевского процесса — единственного действующего формата грузино-абхазских переговоров — Йохана Вербеке от ООН и Пьера Мореля от ЕС, а Генеральная ассамблея ООН 9 сентября приняла большинством голосов предложенную Грузией резолюцию о положении беженцев из Абхазии и Южной Осетии.

Михаил ЧЕРНОВ — Абхазия и Южная Осетия и так, до сегодняшнего дня, находились в дипломатической изоляции, так что повредить тут невозможно.

США и ЕС не признавали эти республики и не собирались их признавать. Запад демонстрировал нежелание идти на позитивные контакты — хотя в первую очередь это касается Южной Осетии, и только во вторую — Абхазии.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — В свое время, в 90-е годы, в прессе сообщалось о том, что независимое Приднестровье использовалось как «серый» канал для экспорта российского оружия. Тот же аспект всплыл и в связи с Калининградским анклавом, в истории с судном «Арктик Си». Мировой опыт показывает, что зоны, находящиеся как бы вне международного права, вне признанных международных границ, почти всегда используются для таких «серых» и «черных» оружейных сделок.

Венесуэла активно поддерживает различные повстанческие движения в Латинской Америке. Почти сразу же о признании Абхазии и Осетии заявили Хамас и фронт ПОЛИСАРИО, военно-политическая организация, действующая в Западной Сахаре против вооружённых сил Марокко и Мавритании. Возможно, ли установление канала, по которому российское оружие пойдет через Абхазию в Венесуэлу и далее различным герильям в Латинской и Центральной Америке, на Ближнем Востоке и прочих регионах? Между РФ и Венесуэлой уже существуют официальные оружейные сделки, и САША уже обвиняли Каракас в поставках российского оружия нелегальным организациям, однако самой РФ напрямую поставлять оружие им крайне затруднительно, а если это делает непонятно кто в непризнанной Абхазии — тут уже разговор другой.

Михаил ЧЕРНОВ — Я думаю, это все из области теории заговора. Не знаю, правда ли это в отношении ПМР, но на территории Приднестровья в 90-е годы были огромные склады российского оружия, а в Абхазии ничего этого нет.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Почему Венесуэле потребовалось ждать так долго, более года, чтобы признать Осетию и Абхазию? Что изменилось за эти двенадцать месяцев?

Представляется, что признание именно сейчас — связано с той игрой, которую и Кремль и Запад ведут вокруг достаточно строптивого и независимого московского вассала. Осетия же в этот процесс попала, так сказать, прицепом.

Михаил ЧЕРНОВ — Вопрос признания со стороны Венесуэлы изучался дипломатами этой страны на протяжении довольно длительного времени, это не спонтанное решение. Так, например, делегация из Венесуэлы, которую возглавлял сенатор, побывала в Южной Осетии в 2006 году на выборах и референдуме. Венесуэла — серьезное государство, со старой дипломатической школой, с преемственностью этой дипломатической школы.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Несмотря на все революционные преобразования Уго Чавеса?

Михаил ЧЕРНОВ — Да. Венесуэльская дипломатия, как институт — сохранила преемственность. И если раньше это была просто дипломатия большого государства с нефтью, то сейчас — еще и идеологического государства с большим международным весом. В таких странах серьезные дипломатические решения не принимаются с лёту, их долго готовят и изучают.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Такое впечатление, что Кремль пребывал в некоторой растерянности: как вести себя с Абхазией. Сначала неудачная и весьма топорная попытка склонить чашу весов на предстоящих выборах в пользу действующего президента Багапша, затем не менее неуклюжий «откат» от его явной поддержки, который выглядел так, как будто Москва бросила своего протеже. Встреча Путина с оппозицией в здании администрации Багапша, демонстративное игнорирование в публичных заявлениях самого абхазского лидера — все это производило не самое достойное впечатление. Казалось, что московские чиновники не до конца выработали линию относительно Абхазии.

Заявление Чавеса, несомненно, повысит в Сухуме авторитет Москвы. А как это повлияет на внутриполитическую обстановку в Абхазии и Осетии и их отношения с РФ?

Михаил ЧЕРНОВ — Понятно, что в условиях предвыборной борьбы действующие власти в Абхазии захотят представить это признание как свою заслугу. Хотя, в первую очередь, это заслуга Российской Федерации, это следствие даже не просто успеха российской дипломатии, но следствие всего комплекса отношений между РФ и Венесуэлой, который был выстроен. Это именно системная заслуга. Без очень позитивных отношений не только между Венесуэлой и Россией, но и между Венесуэлой и Белоруссией, это признание было бы затруднено.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Грузия уже пригрозила Венесуэле «ответными мерами» Грузинские власти заявили, что «внимательно изучат все юридические тонкости» заявления Чавеса и выступят с дипломатическим демаршем в адрес Венесуэлы.

Впрочем, что они могут сделать — неясно, у Тбилиси и Каракаса нет дипотношений, так что разорвать их, отозвать посла или даже вручить ноту — невозможно, возможности экономического или военного давления у Грузии тоже нет… А как повлияет это на отношение Тбилиси со своими бывшими республиками?

Михаил ЧЕРНОВ — Усилит вероятность попытки военного решения вопроса со стороны Грузии, т.к. поле для дипломатических и экономических попыток воздействия сильно сужается. А для нынешней абхазской администрации — существенно уменьшит поле возможностей для поиска сближения с Западом и опосредованного диалога с Тбилиси.

Премьер-министр Владимир Путин во время августовского визита в Сухум дал ясно понять, каким он видит будущее абхазского народа. В республике должен сформироваться консенсус всех политических сил, то есть зимой к власти должен придти человек с чистой политической биографией, который будет вести самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику в интересах абхазского народа, и где не будет политических кульбитов в сторону Грузии и иных сил.

Венесуэла с ее признанием тут как нельзя кстати, поскольку никогда не будет вести антироссийскую игру в Черноморско-Каспийском регионе и где бы то ни было. Поэтому у нынешнего абхазского руководства в ближайшие месяцы будет много меньше возможностей проводить «многовекторную» политику и действовать в ущерб российским интересам.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — Разве не чем меньше изоляция, чем сильнее позиция Цхинвала и Сухума — тем меньше вероятность возникновения новой войны?

Михаил ЧЕРНОВ — Мне кажется, наоборот. Чем меньше у Тбилиси возможностей для воздействия на ситуацию, тем больше вероятность, что Саакашвили вновь пойдёт на силовые шаги.

Авраам ШМУЛЕВИЧ — То есть — saludo, Hugo?

Михаил ЧЕРНОВ — Да. Это чистый выигрыш. Значение признания со стороны Венесуэлы нельзя недооценивать. Впервые в новейшей истории влиятельным международным игроком, возглавляющим латиноамериканский АЛБА, страной, на которую ориентируются очень многие в развивающемся мире было, поддержано де-факто расширение России на постсоветском пространстве, причем расширение в результате военных действий.

Это значит, что возвращение РФ на постсоветское пространство, в первую очередь в Среднюю Азию, автоматически будет поддержано нашим новым политическим союзником и ориентирующимися на Чавеса силами.

Опубликовано: www.apn.ru/publications/article21951.htm