Передел границ на Кавказе: российский сценарийФОТО: АПН

Саакашвили уже нечего терять, кроме своей страны

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Идет всемирный процесс передела границ, становление нового мира. Естественно, появление нового идет через разрушение старого, новый мир встанет на его обломках. Этот мир будет, другим, с другими границами, другими характеристиками. Другим Ближним Востоком, другой Азией, другим Кавказом.

Следующая война на Кавказе, на грузино-осетинской границе, начнется этим летом, когда сойдет снег с перевалов — так предсказывали Вы, когда мы беседовали с Вами сразу же после грузино-осетинской войны, когда Вы вернулись из поездки в Южную Осетию, где были после боевых действий.

Указанное время приближается. Как Вы считаете сегодня — оправдается ли этот прогноз?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Вариант скорого начала боевых действия в республике Южная Осетия вполне реален.

Одна из главных причин тут — тяжелое положение, в котором находится Михаил Саакашвили. Уровень его поддержки на Западе снизился, причем уже давно. Теперь же Грузию сотрясают массовые выступления протеста с требованиями его отставки. Если Саакашвили удаться подавить их — а, скорее всего, ему это удастся, — то очень вероятно, что он пойдет на развязывание новой войны против республики Южная Осетия. Такая подготовка уже вовсю велась до начала массовых выступлений.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Вы можете привести факты, подтверждающие последнее утверждение?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Да. Могу.

Во-первых, это наращивание потенциала грузинской армии. Например, Турция передала Грузии большую партию оружия разной номенклатуры — Стрелкове оружие, оружие для спецназа, автомобильную технику, возможно и ЗРК (Зенитно-ракетные комплексы). Накануне начавшихся в мае в Грузии военных учений государств НАТО и их партнеров в грузинские черноморские порты в обстановке секретности были завезены большие партии оружия, грузы приходили крупногабаритные. Предположительно, комплексы ПВО, ракетные установки, системы залпового огня.

Более того, есть основание полагать что при их выгрузке было использовано так называемое «погодное оружие». В Грузии и соседней Абхазии прошли интенсивные желтые дожди, и специалисты говорят о высокой вероятности того, что они были искуственно спровоцированы. Понятно, что такими технологиями Грузия не обладает и это могли сделать только американские партнеры Тбилиси.

Второе — это постепенное наращивание военного присутствия Грузии в приграничных с Осетией районах, причем там, где по условиям прекращении огня его быть не должно.

В этих районах находятся европейские наблюдатели. Согласно мандату они должны фиксировать все нарушения, предотвратить концентрацию войск. Однако, судя по их действиям, такой задачи они себе не ставят. Наоборот, они неоднократно «прощупывали на слабину» российскую и осетинские сторону — попытки незаконного въезда на территорию Южной Осетии, они незаконно пересекали границу на свои машинах, таким образом провоцировали свое задержание осетинскими властями.

Осетины, правда. каждый раз составляли протоколы и вежливо выдворяли их обратно. При этом грузинская сторона поднимала крик о якобы имевшем место похищении европейских наблюдателей.

Были и вооруженные провокации — обстрелы из стрелкового оружия и гранатометов осетинских сел. Идет наращивание сил и диверсионно-террористического воздействия в Абхазии.

Кроме перечисленных военно-политических предпосылок для начала новой войны есть еще и предпосылка географическая. Это — Ленингорский район Южной Осетии, город Ленингор и окрестные грузинские и осетинские села.

Этот город никогда ранее не контролировался независимой Южной Осетией. Ленингор и ущелье, в котором он расположен, перешли под контроль Цхинвала только после последней войны. Особенность этого района в том, что там отсутствует нормальное прямое сообщение с остальной территорией Южной Осетии. Их соединяет лишь одна грунтовая дорога, идущая по горам. При этом в нескольких местах она проходит очень близко, в прямом доступе от грузинской территории, а граница там, в горах, вообще никак пока не обустроена. Российские пограничные подразделения ФСБ только в мае начали обустройство границы. Таким образом, Ленингорский район фактически отрезан от остальной части РЮО, попасть туда можно только на внедорожнике (впрочем встречаются отчаянные удальцы и на легковушках). Дорога эта очень уязвима и быстрая переброска войск и военной техники туда нереальна, стоящие там юго-осетинские и российские части фактически отрезаны.

Плюс, если в других частях РЮО граница с Грузией перекрыта, то тут она совершенно открыта, там стоят посты, но в такой горной местности люди, местное население, могут совершенно беспрепятственно её пересекать туда-сюда, что они и делают, и перед началом боевых действий туда могут беспрепятственно просочиться части грузинского спецназа. А с Грузией Ленингорский район связывает отличное асфальтированное шоссе, идущее на Тбилиси.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — А что это за люди, которые «беспрепятственно пересекают туда-сюда» эту границу? Кто там живёт?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Местные жители, и грузины и осетины, также армяне. В этом районе не было войны и не было каких-то серьезных межнациональных трений. И поэтому местных грузин никто не выселял. Грузинская армия покинула его без боя.

Важно отметить, что российские и юго-осетинские части вошли туда не по грунтовой дороге из Южной Осетии, а с территории Грузии, по шоссе. Территориально Ленингорский район находится к востоку и юго-востоку от Цхинвала, это ближайший район к грузинской столице, до Тбилиси оттуда около 70 км. Соответственно, удар грузинской армии, если он произойдет, наиболее ожидаем именно на этом направлении, и грузинская сторона боле всего желает вернуть контроль именно над ним.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Если это произойдет, то как будут развиваться боевые действия?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Удар в первую очередь будет нанесен по Ленингорскому району с целью разгрома находящихся там российских и юго-осетинских войск, а также — удар по Цхинвалу с целью отвлечения российских войск и что бы сделать невозможным быструю переброску подкреплений в Ленигорский район. При этом в районе Цхинвала особый упор будет сделан на применение артиллерии и сил ПВО, они в Грузии сейчас интенсивно модернизируются с учетом опыта прошедшей войны.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Но ведь очевидно, что и в этом случае война окончится разгромом грузинской армии. Мало того, что грузинская армия была полностью разбита, Америка и Европа крайне неохотно помогали Грузии против РФ, серьезного давления нас Россию оказано не было, западная дипломатия фактически признала отделение Абхазии и ЮО. А сейчас никаких серьезных противоречий между Западом и Москвой нет, т.е. в случае начала войны Саакашвили не получит поддержки Запада.

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Согласен. Но парадокс ситуации в том, что эта очевидность никак не влияет на вероятность начала войны, скорее всего, в июле-августе этого года.

Саакашвили может решиться на этот безумный шаг в надежде на собственное политическое выживание и на мобилизацию поддержки Запада в ходе само войны, для «защиты независмости Грузии».

Разумеется, конечное поражение грузинской армии в любом варианте развития конфликта с Российской Армией очевидно априори, но, важно отметить, это было очевидно и до начала первой войны.

Это отмечают и грузинские аналитики, например, в своем большом исследовании посвященном итогом войны это хорошо показал бывший министр обороны Грузии Георгий (Гия) Каркарашвили, во время первой грузино-абхазской войны он еще был командующим войсками Госсовета Грузии.

Он проанализировал поминутно ход военных действий, и по его входа грузинских войск в Осетию ясно показывает, что они не ожидали вмешательства российской армии в ход боевых действий (Каркарашвили в мае обвинен в участии в попытке военного переворота — так Саакашвили «модерирует» оппозицию его курсу).

Сейчас у Саакашвили сложилась такая ситуация, что он просто не имеет выбора, он прекрасно знает, какова традиция смены власти в Грузии. Так что он вполне может решиться на «блицкриг». При этом он сможет нанести достаточно сильный удар по российской группировке в РЮО, вплоть до захвата Ленингорского района.

На перовом этапе может иметь место тактическое поражение России, большие потери среди российских войск. Затем Саакашвили попытается закрепить политически свое присутствие в Ленингорском районе с помощью западных стран. То есть ситуация будет похожа на начало первой войны.

Более того, скорее грузинский лидер на этот раз пойдет ва-банк и обрушится всей мощью ракет и артиллерии и на Абхазию. Но конечным результатом будет военное поражение Грузии. Начнется наступление на республику Грузия по всем фронтам.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — А каковы будут политические последствия?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Я полагаю, что на этот раз возможно политическое и территориальное переформатирование Грузии, Российская армия может дойти и до Тбилиси.

Фактически речь будет идти о ликвидации нежизнеспособного грузинского государства с последующей перекройкой политической карты. Грузии оставят лишь «треугольник» Тбилиси-Поти-Батуми.

Будет решена проблема осетинских беженцев в Северной Осетии, по возвращению их в места прежнего проживания в Казбекском районе и в Триалетской Осетии. Возможен также референдум осетинского населения этих территорий с последующим вхождением в состав Осетии.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Проблема Триалетской Осетии действительно существует. Это район на склонах Триалетского хребта в центральной Грузии, южнее Гори, административно он никогда не выделялся. Считается, что осетины переселились туда еще в XIX веке, на момент распада Союза там жило ок. 40 тыс. осетин примерно в 134 селениях. Сейчас их практически там нет, причем осетинские села стоят заброшенными. Казбекский район — это наиболее северная часть территории Грузии, которая выходит здесь за пределы Главного Кавказского хребта. Он граничит на севере и западе с Северной Осетией, а на юго-востоке с Ингушетией, это территория собственно Грузии, она никогда не входила Юго-осетинскую область. Какова ситуация там?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Если мы взглянем на топографическую карту Казбекского района, то она практически вся осетинская, названия населенных пунктов и высот. Ваши данные о населении Триалетской Осетии, по-видимому, преуменьшены.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Они взяты из последней советской переписи.

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Тогда — понятно. В советской Грузии (как и во многих других республиках бывшего СССР) шло давление на этнические меньшинства — осетин, армян, азербайджанцев. Тогда осетин заставляли менять фамилии — добавляя грузинские окончания. Дзасоховы превращались в Дзасохашвили, Келехсаевы в Келехсашвили и т.д.

Всего в Осетии официально зарегистрировано порядка ста двадцати тысяч беженцев из Грузии. Значительная их часть ютится в ужасных условиях в лагерях во Владикавказе. И эти люди были изгнаны именно из так называемых внутренних районов Грузии.

Что касается Казбекского района, то мало кто знает, что до последнего времени статус его жителей был близок к статусу жителей Южной Осетии. Эти люди имели право и думаю, до сих пор его юридически имеют, пересечения российской границы (Казбекского района с Северной Осетией) без виз. Довольно большая их часть имеет российское гражданство.

Еще очень важное обстоятельство. В настоящим момент в Казбекском районе, собственно на склоне горы Казбек, идет строительство американского стратегического радара, который способен взять под контроль территорию вплоть до Ростова-на-Дону.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Россия очень заинтересована в срыве строительства этого радара и она может, поэтому, спровоцировать Грузию на войну?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Я думаю, что войну спровоцирует именно Саакашвили.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — То есть, скажем так, у российских властей и военных существует объективная заинтересованность в развитии этого конфликта и продвижении его на территорию Грузии?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — РФ вряд ли заинтересована в войне, тем более в условиях кризиса. Но геополитически необходимость в переустройстве ситуации за Кавказским хребтом, конечно, есть.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Давайте очертим картину возможных изменений, ту ситуации, в достижении которой может быть заинтересована РФ.

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — В отношении Грузии такая заинтересованность не сводится только к Казбекскому району и Триалетской Осетии.

Должен быть поднят вопрос о праве свободного возвращения осетинских беженцев в районы Грузии, откуда они были выдавлены, причем это выдавливание продолжается. Далее, возможно, вернувшись туда, эти люди поднимут вопрос о государственной принадлежности своих территорий. Это первое.

Далее. К югу от Триалетской Осетии находится район Самцхе-Джавахетия, по-армянски Джавакх. Это территория, по преимуществу населенная армянами. В последние годы их очень сильно притесняют — проводится грузинизация, закрываются армянские школы, армян не допускают во власть, принуждают сменить фамилии, приделать к ним грузинские окончания. К югу от Джавакха находится республика Армения, где имеется россйискя военняа база. Поэтому в случае серьезных проблем у российских войск в Ленингорском районе, возможно, что российская армия попытается помочь своим силам с юга. И войска на помощь Ленингорскому району пойдут через Джавакх и далее в Триалетскую Осетию. Территория Грузии окажется временно разделённой на две части. И я думаю, что вопрос о самоопределении подвергающегося притеснениям армянского народа на территории Грузии тогда может быть поставлен точно также, как был поставлен вопрос осетинского народа.

Далее. Изестно, что население Мингрелии — Западная Грузия, прилегающая к Абхазии и Аджарии — не хочет этой войны. За войнувыступают тбилисские власти и, возможно, ее поддержат одурманенные пропагандой жители центральной Грузии, но жители Мингрелии серьезно страдают от конфликта с Абхазией, в первую очередь из-за ограничения экспорта местных продуктов, цитрусовых, в РФ.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Кроме того, мингрелы — это ведь отдельный народ, со своим языком, не похожим на грузинский?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Если будет самоопределение Мингрелии, то получиться, что по обе стороны от абхазо-мингрельской границы будут жить мингрелы — они составляют подавляющее большинство в приграничном с Грузией Гальском районе Абхазии.

Есть еще проблема Марнеульского района. Эта территория граничит с Азербайджаном и населена в значительной степени азербайджанцами, это очень грамотная и сплоченная община и она также притесняются. Немаловажная деталь — эта община имеет свои интересы в Южной Осетии.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — А какие у грузинских азербайджанцев интересы в Южной Осетии?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — До начала войны и закрытия границы значительная часть торговли на рынках Южной Осетии и значительная часть рабочей силы там — это были азербайджанцы из Грузии. Во время боевых действий среди них были и жертвы: в азербайджанский дом, полный людей, попала ракета.

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — Что из себя представляет Осетия после провозглашения независимости? Это действительно независимое государство или де-факто часть Российской Федерации?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Де-юре Южная Осетия — независимое государство. Как это было и до войны, сотрудничество между ЮО и РФ очень тесное и всестороннее. Оно было тесным и до войны, но сейчас стало гораздо шире в том смысле, что открыто и в больших объемах. Тем более, то, что была восстановлена территориальная целостность Южной Осетии, т.е. что вся ее территория ныне контролируется осетинами, сильно облегчает коммуникации

АВРААМ ШМУЛЕВИЧ — В начале беседы мы говорили, что рождающийся новый мир будет иным — с другим Ближним Востоком, другой Азией, другим Кавказом. Но, очевидно, в ходе начавшегося глобального передела может появиться и другая Россия. Может быть, в интересах Российской Федерации не играть с огнём, не провоцировать территориальные изменения на своих границах? А, наоборот, попытаться остановить начавшийся процесс?

МИХАИЛ ЧЕРНОВ — Остановить этот процесс невозможно. Естественно, также существуют проекты передела России, уничтожения Российского государства как единого целого.

И, чтобы выжить, Россия должна противопоставить им свои проекты передела мира.

Авраам Шмулевич

Опубликовано: http://www.apn.ru/publications/article21616.htm