Что будет с Кубой после Фиделя? Часть перваяФОТО: АПН

Интервью Авраама Шмулевича с Михаилом Черновым, редактором международного отдела московского журнала «РБК». Часть первая. Продолжение здесь.

Авраам Шмулевич. Вы неоднократно бывали на Кубe. Последний раз — в составе российской делегации незадолго до болезни Фиделя Кастро. Что будет после Фиделя?

Михаил Чернов. Судя по всему, на самом острове преемников нет. Фидель их не вырастил, заметных фигур, которые могли бы придти ему на смену, — нет. Он передал власть своему брату Раулю. Рауль хороший и стойкий боец, но, по мнению многих аналитиков, не обладает харизмой Фиделя и вообще «не тянет». Достаточно посмотреть любую фотографию, где они вместе, что бы сразу понять, кто есть кто. Кроме того, Раулю 75 лет, он младше брата всего на четыре года. Из этого многие делают вывод: поскольку Фидель после себя никого не оставляет, как только он уйдет, все посыпется, и американцы вернут свои утраченные позиции на острове. Но этот вывод ошибочен.На самом деле Фидель сделал очень умный и хитрый ход — де-факто он уже передал эстафету власти. Но не кому-то на Кубе — а венесуэльскому лидеру Уго Чавесу. Понимая, что одна Куба не выдержит натиска американцев, — поскольку положение в стране достаточно сложное, а лидера-харизматика нет, — Кастро дал понять, что теперь он, Фидель, национально-харизматический лидер номер два в Латинской Америке, и передал бразды правления Уго Чавесу.

Авраам Шмулевич. Что значит «передал бразды правления», «передал власть»? Что, на Кубе теперь сидят венесуэльские чиновники? Чавес реально управляет Кубой?

Михаил Чернов. Нет, конечно. Но Куба как государство становится «прикрепленной» к Венесуэле. Какая проблема стояла перед Кастро? Гарантировать независимость Кубы от Соединенных Штатов. Внутренних ресурсов для этого нет. Куба блокирована. Соответственно, приходится искать внешние ресурсы. И таким внешним ресурсом и стала Венесуэла. То есть идет активное сотрудничество в первую очередь по энергетическому направлению: Венесуэла поставляет нефтепродукты на Кубу по льготным ценам. Куба оказалась пристегнутой к новому революционному латиноамериканскому локомотиву. Поэтому и можно сказать, что Фидель оставил преемника, ибо угроза существованию кубинского режима снята. Естественно, там будут проводиться какие-то реформы, какая-то либерализация, произойдет определенное повышение уровня жизни, потому что уровень жизни там сейчас давится искусственно.

Авраам Шмулевич. Каким образом давится?

Михаил Чернов. Обычное перераспределение. Бизнес очень жестко давится огромными налогами. Имеющиеся островки капиталистической деятельности держатся под тотальным контролем. Возможно, гайки немного открутят, позволят немного повысить уровень жизни. Но кардинального изменения ситуации не произойдет. Куба будет в связке Венесуэлой, и, возможно, с другими странами севера Латинской Америки — с Боливией, Эквадором, Перу. Так или иначе, к ним будут пристегнуты Колумбия и страны перешейка. Но Куба и Венесуэла будут идти вместе, по одной дороге, — и лидером, безусловно, будет Чавес. Отношения Кубы и Венесуэлы — взаимовыгодные. Венесуэла поставляет на Кубу нефть по фиксированным низким ценам — в обмен на кубинских врачей, которых посылают в Венесуэлу. Но с помощью венесуэльцев Куба сама стала добывать нефть. Месторождения были открыты еще при Советском Союзе, но их не разрабатывали. Сейчас Куба обеспечивает за счет этих ресурсов 80% своих потребностей в нефти.

Авраам Шмулевич. Интересно, что раньше роль опоры латиноамериканского социализма выполнял Советский Союз. Теперь внешней опоры нет. Ни к Китаю, ни к России за помощью они не пойдут.

Михаил Чернов. К России — пойдут, но несколько в другом формате. Россия будет не патроном, но равноправным союзником. Это видно по контрактам с Венесуэлой. За последние два-три года были заключены несколько соглашений на поставку оружия по самолетам, по стрелковому оружию, по налаживанию в Венесуэле военных производственных мощностей, по разведке и добыче нефти — на три миллиарда долларов! Это колоссальный скачок. Скачок с нуля. Ведь раньше никаких серьезных контактов с Венесуэлой у России не было. Причем у российских компаний в нефтяной области в Венесуэле есть и естественный приоритет — венесуэльская нефть тяжелая, как и российская. По работе с тяжелой нефтью опыта у зарубежных стран мало, он есть только у Канады. Но эти отношения с Венесуэлой со стороны России — не отношения патрона. Это будут союзнические отношения.

Авраам Шмулевич. Чем вызвана антиизраильская направленность Чавеса? Как на его политику влияют отношения с арабами и Ираном?

Михаил Чернов. Надо понимать, что для Кубы и для Венесуэлы арабо-израильский конфликт — это все очень далеко и неактуально. Что актуально — это антиимпериалистическая борьба. Актуальна борьба против Соединенных Штатов. Отсюда — поиски Чавесом союза с такими же харизматическими лидерами, отсюда — Ахмидениджад как основной союзник Венесуэлы. Союз с Ираном, который очень серьезен, тянет за собой и арабо-израильскую тему.

Авраам Шмулевич. К этому союзу сейчас, вроде бы, пристегивается и Белоруссия?

Михаил Чернов. Лукашенко и Чавес, безусловно, нашли друг друга. Два харизматика и очень сильных политика, которые в очень трудных условиях выстраивают свою политику. Надо сказать, что латиноамериканская цивилизация — это вообще новая цивилизация. Но основная проблема Латинской Америки — тотальная нищета, коррупция и вопиющее социальное неравенство. Огромная часть национального богатства сосредоточена в руках немногочисленного высшего класса, а основная масса населения живут в полной нищете. Другая проблема — политическая и экономическая зависимость от Северной Америки. Еще в 19-м веке была официально сформулирована внешнеполитическая доктрина Соединенных Штатов, согласно которой южноамериканский континент для США — «свой континент». И все латиноамериканские страны, — после того, как ушли от Испании, — так или иначе, попали в зависимость от Соединенных Штатов. В чем отличие Кубы от остальных латиноамериканских стран? И почему США так болезненно реагировали на революцию Кастро, которая в начале не была никакой социалистической революцией? Именно потому, что Куба, которая находится в ста семидесяти километрах от Соединенных Шатов, вдруг внезапно отвязалась, уплыла. Взяла и отплыла в полном составе. Кубинцы свергли жесткий режим Батисты.

Авраам Шмулевич. Считается, что это был мягкий режим.

Михаил Чернов. Нет, это был довольно кровавый режим. К концу его правления пошел вообще беспредел: солдаты стреляли и убивали людей на улицах. Куба превратилась в место отдыха американской мафии, которая тоже устраивала всякие безобразия. Кубинцы эту революцию приняли. Но Кастро марксистом не был, его на марксистские позиции склонил Че Гевара. Кубинцы просто стали думать, как им, находясь под боком у Соединенных Штатов, уцелеть. И решили, что надо опереться на другую силу, на Советский Союз. Но надо понимать, что и Куба, и Венесуэла остались очень крепко связанными с США. Да, они ведут антиамериканский курс, самостоятельную политику. Но психологически они очень сильно на США завязаны, это как два близнеца-брата. Говоря против Америки, они все время отталкиваются от Америки, сравнивают себя с Америкой: «А вот у нас так-то, а в США так-то«. Все время продолжается диалог. Вся венесуэльская нефть идет в Штаты. То есть Венесуэла остается зависимой от Штатов. А Штаты — зависимы от Венесуэлы, поскольку порядка 15% всей импортируемой США нефти идет из Венесуэлы.

Ощущается такая связь и на Кубе. По ТВ (оно на Кубе только государственное) идут, в основном, американские фильмы с испанскими субтитрами. Кубинские дорожные полицейские — их мотоциклы и форма — в точности повторяют обмундирование Терминатора-полицейского из одноименного фильма. Когда видишь такого на улице — ощущение, что попал в то самое кино, и подсознательно ждешь: вот сейчас из-за какого-нибудь угла выйдет Арнольд Шварценеггер и с ним расправится. Постоянно напоминает о США и здание Капитолия в центре Гаваны, как две капли воды похожее на вашингтонский аналог. Его построили в прошлом веке для кубинского парламента (сейчас законодательная власть республики располагается в другом месте). Картину дополняют огромные старинные американские автомобили. Они были ввезены на остров до революции 1959 года, и до сих пор эти машины ездят. «Да американскому народу — нет Бушу!«, — такой лозунг я видел на одном из школьных автобусов в кубинской провинции. Причем школьников на острове возят в американских школьных автобусах, видимо, списанных. На Кубу они попадают, видимо, из Канады — судя по надписям «школьники» на французском.

Но, отталкиваясь от Америки, Куба пытается отстоять именно свою, уникальную цивилизацию.

Авраам Шмулевич

Опубликовано: http://www.apn.ru/publications/article11516.htm