Границы Осетии должны быть пересмотреныФОТО: Интервью со вторым президентом Республики Южная Осетия Эдуардом Кокойты.

Опубликовано: Эксперт. 2013. 21.08.2013.

6 августа исполнится пять лет со дня признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии. В эти годы уместилась эйфория от победы, и политического признания, и несбывшихся надежд на элементарное житейское благополучие. Тональность российско-грузинских отношений заметно смягчилась, однако по сути ничего не изменилось. Несмотря на осторожные реверансы в сторону официального Тбилиси, Россия не собирается пересматривать свои фундаментальные политические решения о признании Республики Южная Осетия (РЮО) и Абхазии. Грузия же устами МИДа и министра по вопросам евроинтеграции Алекси Петриашвили в очередной раз подтвердила курс на вступление в НАТО и ЕС, а также «возвращение» в свой состав независимых и признанных РФ новых кавказских республик. О войне 2008 года и о будущем Южной Осетии рассказывает экс-президент РЮО Эдуард Кокойты.

– Прошло пять лет после августовской войны и российского признания. Оба этих события пришлись на годы вашего президентства. Что бы произошло, если бы история пошла иначе и не было ни той войны, ни последующего признания Россией. Еще 25 августа 2008 года чиновники и депутаты в Москве в интервью давали понять, что признания Осетии и Абхазии не будет…

– Иначе быть не могло. Тогда это была бы не Россия. Признание было предопределено всей российской историей, в том числе и логикой новейшей истории. Так же как предопределено было и поведение осетин, которые защищали родной город и защищали бы Россию в Осетии в любом случае и при любом исходе неравной борьбы…

Понимаете, во мне сейчас говорит человек, на плечи которого легла вся ответственность за малочисленный осетинский народ. Наш народ, наши предки выбрали свой путь в 1774 году, добровольно присоединившись к России. И это нас ко многому обязывает, так же как и русских. Наши предки оставались верными своей клятве. Что нам мешает в современных условиях соблюдать эту клятву?

Самая большая дипломатическая академия – это наши традиции и наш патриотизм. Если мы это потеряем, потеряем Осетию – нам никто ее не вернет. Потеряем Россию – другой России не будет.

Ведь противостояние грузинской агрессии касается не только Южной Осетии, но и всей России. Для тех сил на Западе и в Грузии, которые осуществляли геноцид осетинского народа и использовали войну 2008 году для реализации своей геополитической стратегии, Южная Осетия и Абхазия были только началом проекта. И именно на нас они сломали свои зубы. Беда первой пришла в наш дом еще в самом начале 1990-х годов. Прояви тогда слабую волю осетины и абхазы, трагедия бы полыхала сегодня в Кабардино-Балкарии, Дагестане Чечне и т.д. Хочу особо отметить Чечню. Ведь Чечня и Южная Осетия это как два Сталинграда современности. Чечня противостояла и выстояла перед силами международного терроризма. Через Осетию и Чечню, через межнациональные и религиозные войны планировалось подорвать Северный Кавказ и развалить Россию, заставить Москву отказаться от Кавказа и на следующем этапе развалить страну. Такой план есть, но мы затормозили его.

Повторюсь, враждебные силы обломали зубы на Южной Осетии, Абхазии и Чечне. Они не предполагали, что малочисленные абхазский и осетинский народы могут оказать такое ожесточенное сопротивление. Если бы мы не выдержали этого натиска, России некого было бы спасать. Южная Осетия держалась два десятилетия, а ходе массированной агрессии августа 2008 года – три дня!

– Но на Северном Кавказе до сих пор неспокойно. По различным линиям идут все новые попытки расшатать ситуацию…

– Грузия и ее патроны проиграли, но от своих планов не отказались. Они хотят развалить Россию. Посмотрите, какие деньги бросают на организацию митингов, демонстрации оппозиции, на организацию беспорядков в Москве. Миллиарды долларов тратятся на поддержку НПО, чтобы расшатать Россию. Вот нам, чтобы сохранить свою родину, – платить не надо. Были попытки и подкупить меня. К сожалению, и в Северной Осетии и в Южной подкупили отдельных лиц, которые начинают распространять разговоры, что зачем нам Северная Осетия, она, мол, нам не очень эффективно помогала. Эти люди замахиваются на святая святых – единство нации. Любой человек, вносящий раскол между севером и югом Осетии, – враг Осетии. Любой человек, любые силы, пытающиеся рассорить народы Северного Кавказа, народы России, тоже враги. Поэтому мы должны быть готовы к тем испытаниям, которые нам еще предстоят. Мы должны воспитывать свою молодежь в духе интернационализма. Россия – великое государство и много делает для наших народов. Но если придут завоеватели, они будут вести здесь себя как хозяева, и мы перестанем быть равными в своей стране.

Здесь нельзя не сказать о роли президента Владимира Путина в современной России. То, что этот человек и как патриот и как достойный сын России сделал для родины, должны уважать все. Ведь Путин настолько сильно поставил Россию, что весь агрессивный западный мир, стремящийся поглотить Россию, считается с Россией, с ее мнением. А когда позиции России на Кавказе сильны, здесь царят мир и стабильность, когда ослабевают российские позиции на Кавказе – всегда война. Развалился СССР, и начались конфликты – армяно–азербайджанский, грузино-осетинский, осетино-ингушский. Великим государством Россия стала, потому что всегда являлась справедливым государством.

Надо понимать, что Путин возродил Россию, которую многие уже считали развалившейся страной. Я приведу такой пример. Когда я был избран президентом, а мне было тогда 37 лет, были такие «старшие товарищи» в действующих структурах исполнительной власти, чьи имена я пока не буду называть, которые советовали мне смягчить свою позицию к тому же Шеварднадзе и тому же Западу: «Мы больше повидали в этой жизни. Учти, что Россия скоро развалится, чтобы ты так для себя знал, и нужно делать выводы из этого. Не нужно сжигать мосты, нужно искать другие пути». Ну, а я в ответ прямо высказался, я тогда еще молодой был в политике. Подумал даже, может, меня специально прощупывают. Ответил, что если каждый будет поддаваться на такие панические настроения и не будет бороться, то, конечно, Россия развалится, а нам нужно бороться.

– Вы в свое время заявили о претензиях на историческую часть Осетии – Кобинскую котловину и Трусовское ущелье, оказавшиеся в 1920-е годы прошлого века в составе Грузинской ССР, и сегодня эти земли – часть Казбекского района Грузии. Не изменилось ли ваше мнение по этому вопросу?

– Еще раз подтверждаю свои слова. Это наши земли, и это актуальный вопрос. И Трусовское ущелье, и Гудское ущелье, и Кобинская котловина. Там расположены осетинские села, осетинские святилища, могилы наших предков. Этот вопрос должен стать краеугольным камнем в переговорном процессе с Грузией, когда он начнется. Наши претензии абсолютно обоснованны и подкреплены историческими документами. Там до сих пор находится множество осетинских селений, родовых селений целого ряда осетинских фамилий. К большому сожалению, режимом Саакашвили эти села превращены в пастбища и военные полигоны. Осетины, испокон веков проживающие на этих землях, не могут сейчас попасть в свои дома, на свою родину в села Трусовского ущелья, да и в целом в остальные населенные пункты Казбекского района.

Когда я поднимал этот вопрос, как ни странно, первая реакция на мои слова последовала из Вашингтона. США очень болезненно отреагировали на мои заявления. В частности, тогдашний госсекретарь Кондолиза Райс чуть ли не в российский МИД России звонила, что, мол, «осетины предъявляют территориальные претензии». Да, мы предъявляем территориальные претензии! И когда сегодня Грузия начинает истерить на весь мир, что Россия и Южная Осетия обустраивают государственную границу РЮО с помощью российских пограничников (это делается в соответствии с подписанными соглашениями, договорами) и что мы углубились на какие-то 10 метров в Грузию, – это ложь и вранье. Никакой грузинской территории там нет…

К большому моему сожалению, в Цхинвальском районе несколько осетинских сел отрезаны от Южной Осетии. Мы должны не только об этих нескольких населенных пунктах говорить, но и о тех опустевших по вине политического руководства Грузии осетинских селах Трусовского ущелья. Почему на переговорах нельзя поставить эти вопросы и сказать всему миру, что грузины у нас захватили еще большую часть нашей земли?! Если бы руководство России не приняло решение завершить войну в столь сжатые сроки, все было бы по-другому. Я выполнил просьбу руководства РФ, хотя у меня уже была готова серьезная группа, которая должна была выдвинуться в села Трусовского ущелья вплоть до Казбеги и вернуть Южной Осетии эти земли обратно вместе с Ленингорским районом, потому что это наши земли. Но, к большому сожалению, мне чуть-чуть не хватило времени. Дня два. Я это прямо говорю. Мне не хватило дня два, чтобы провести эту операцию и взять на себя всю ответственность за это решение.

Сегодня на этих землях располагаются всякого рода лаборатории, радиолокационные установки и т.д. А ведь это наша земля, осетинская. И на ней работают военные объекты против нашего народа и против России.

– Как решать эту проблему, учитывая современные политические реалии? Силовой сценарий сейчас уже нереализуем.

– Я не призываю к войне. Это реальная тема для переговоров. Южная Осетия стала независимым международно признанным государством – это факт. И обратно это уже никто не развернет. Между Южной Осетией и Грузией должны вестись переговоры, в том числе и по тем территориальным претензиям. У нас они есть, и об этом нужно говорить и не стесняться. В данном случае Осетия – это жертва грузинской агрессии.

Повторюсь, я не призываю идти войной на Грузию, но нужно обговорить и создать такие условия, чтобы мои братья и сестры, родившиеся в Трусовском ущелье, могли спокойно посещать свои дома и им никто не препятствовал. Чтобы по их домам никто не стрелял и не превращал осетинские села и пастбища в какие-то военные полигоны. Вот в чем вопрос. Эти земли, конечно же, нужно возвращать, но не военным путем, а путем мирных переговоров. Я так думаю, что придут в Грузии к власти люди, способные нормально и цивилизованно вести диалог. Я этого желаю и нынешнему правительству Грузии, поскольку у них есть пока только на словах инициативы. Я был бы очень рад, если бы эти инициативы привели к установлению контактов, конечно, в первую очередь с Российской Федерацией.

– В Южной Осетии вопросы международной, да и внешней политики почти не освещаются.

– Я хочу сказать, кто бы что ни говорил, но я полностью поддерживаю Леонида Харитоновича Тибилова как законно избранного президента. И в то же время у меня, да, есть очень серьезные претензии к тем людям, которые сегодня подводят президента и сводят на нет его усилия. Многих из них я прекрасно знаю. Это амбициозные и некомпетентные люди, которые готовы пройти по головам, лишь бы остаться у власти или, если угодно, дорваться до власти.

– Какие уроки можно извлечь из той войны и признания РЮО?

– Знаете, после любой войны, трагедии обычно народ мобилизуется. Мы прошли испытание войной, но очень тяжело проходим испытание миром. Я бы хотел, чтобы мы больше никогда не говорили о войне, а обсуждали наши победы и достижения в спорте, науке, образовании, искусстве.