20 сентября 1990 года Совет народных депутатов Южной Осетии провозгласил независимость от ГрузииФОТО: 20 сентября 1990 года Совет народных депутатов Южной Осетии провозгласил независимость от Грузии: www.molgvardia.ru

Михаил Чернов

В противостоянии между Грузией и Южной Осетией затишье. Официальный Тбилиси отложил силовое решение конфликта в Южной Осетии, чтобы основательно к нему подготовиться.

В конце прошлой недели во Владикавказе собралось очередное заседание Смешанной контрольной комиссии (СКК), в котором приняли участие представители России, Грузии, Республики Северная Осетия — Алания (РСО-А) и непризнанной Республики Южная Осетия (РЮО). Основной темой переговоров стала реализация Сочинского меморандума. Напомним, что в начале ноября в Сочи президент РЮО Эдуард Кокойты и премьер-министр Грузии Зураб Жвания при посредничестве России заключили соглашение, предусматривающее демилитаризацию зоны грузино-осетинского конфликта, открытие для перемещения людей и грузов Транскавказской магистрали (Транскам) и дорог местного значения.

В соответствии с Сочинским меморандумом демилитаризацию — вывод из зоны конфликта всех военизированных формирований за исключением подразделений Смешанных сил по поддержанию мира (ССПМ) и милиции, а также уничтожение всех фортификационных укреплений — планировалось завершить к 20 ноября. Однако к этому сроку демилитаризация завершена не была. Более того, похоже, что полностью она не будет завершена очень долго (если вообще когда-нибудь закончится). Ни одна из конфликтующих сторон не выполняет договоренностей в полном объеме. Южная Осетия ни при каких условиях не может себе позволить остаться совсем беззащитной. Что касается Грузии, то, судя по действиям официального Тбилиси, грузинская сторона и вовсе намерена использовать мирную передышку для подготовки к разрешению конфликта силовым путем.

 

Тактический шаг

То, что сочинские договоренности не станут первым шагом на пути к политическому урегулированию грузино-осетинского конфликта, а носят скорее тактический характер, было очевидно уже в день подписания пресловутого меморандума. В самый разгар переговоров из Южной Осетии пришло сообщение о захвате грузинскими вооруженными формированиями на Транскаме осетинских заложников. Магистраль связывает Цхинвали с Северной Осетией. На подъезде к столице РЮО дорога проходит через несколько подконтрольных официальному Тбилиси грузинских сел. Осетинских заложников тут же распределили по частным домам, чтобы спецслужбы Южной Осетии даже не пытались провести операцию по их освобождению. А находившийся на месте захвата заложников губернатор грузинской провинции Шида-Картли (в которую, по версии Тбилиси, входит Южная Осетия) Михаил Карели якобы пообещал к утру следующего для начать расстреливать людей. Карели требовал от Цхинвали «освободить» пропавшего несколькими днями ранее грузинского юношу.

Инцидент с заложниками разрешился через день — осетины обменяли своих соотечественников на десятерых задержанных грузин. Но это не единственный предвестник того, что у достигнутых соглашений нет реального политического будущего. И в ходе переговоров, и сразу после подписания документа (к слову, оно проходило в очень напряженной обстановке) все участники встреч говорили с прессой о разном.

Глава российской делегации, первый заместитель министра иностранных дел РФ Валерий Лощинин, и глава североосетинской делегации, государственный советник РСО-А Теймураз Кусов, вообще старались отвечать на вопросы журналистов как можно более общими и обтекаемыми фразами. Представитель делегации Грузии, государственный министр по конфликтам Гиорги Хаиндрава, сосредоточился на будущих проектах экономического развития региона, особо выделив необходимость освоения грантов Евросоюза. А самое громкое заявление сделал по итогам переговоров глава делегации Грузии Зураб Жвания. Он заявил, что в Сочи сделан первый шаг на пути к объединению Грузии. Вышедший к прессе чуть позднее президент Южной Осетии Эдуард Кокойты фактически дезавуировал это заявление, подчеркнув, что вопрос о политическом статусе Южной Осетии на переговорах не поднимался. Совместной пресс-конференции сторон, принятой в подобных случаях, не было. По самому настрою переговорщиков было видно, что люди не слишком верят в реализацию на практике положений того документа, который они подписали.

 

Затишье перед бурей

Впрочем, несмотря на скепсис участников переговорного процесса, определенное снижение напряженности в регионе после сочинской встречи все же произошло: заложники были освобождены, Транскавказская магистраль открыта для движения частного автотранспорта (экономическая блокада Южной Осетии так и не была снята), в зоне конфликта грузинами и осетинами было срыто несколько блиндажей.

Эксперты допускают, что на некоторое время в регионе может установиться относительное спокойствие. Связано это с несколькими факторами. Во-первых, «августовская война» (в зоне конфликта шли позиционные бои и сражения за окружающие Цхинвали высоты) показала, что грузинские войска попросту не способны победить армию Южной Осетии. По некоторым данным, в ходе боевых действий грузины потеряли убитыми около сотни военных, в том числе элитных командос, подготовленных американскими инструкторами. РЮО потеряла пять человек убитыми (трое из них — мирные жители). Во-вторых, Грузии не выгодно начинать войну в горах зимой. Дело в том, что в условиях «зимней войны» в горах осетины смогут воспользоваться всеми преимуществами обороняющейся стороны. Большинство лесных троп станут непроходимыми, следовательно, можно будет уменьшить количество боевых постов и сконцентрировать бойцов на отдельных ключевых направлениях. В-третьих, внимание Грузии во многом сейчас переключилось на события в Абхазии. Абхазия традиционно считалась куда более крепким орешком, чем Южная Осетия. Однако воцарившийся в республике политический хаос позволяет Тбилиси надеяться на ослабление Сухуми. Абхазия гораздо важнее для Грузии, чем Южная Осетия. Сдвиги, скажем, в ситуации с грузинскими беженцами из Абхазии способны изменить весь внутриполитический расклад в Грузии.

Между тем, по словам собеседников «Эксперта» в Цхинвали, официальный Тбилиси активно использует мирную передышку для подготовки к новому раунду войны с Южной Осетией. «Демилитаризация в зоне конфликта носит демонстрационный характер», — сказала «Эксперту» руководитель комитета по печати и информации РЮО Ирина Гаглоева. По всему периметру южноосетинской границы расположены грузинские военные укрепления и лагеря резервистов. Причем в ряде лагерей работают западные инструкторы. То есть при необходимости эти части могут выйти на боевые позиции в считанные часы. Осетины же будут вынуждены отходить в более высокогорный Джавский район. Для переброски оттуда войск на позиции в разные районы республики потребуется время. Инструкторы анализируют причины августовского поражения Грузии, помогают грузинским военным выработать новую стратегию и тактику. «Учения, которые проводит грузинская сторона в непосредственной близости от госграницы РЮО, говорят о том, что в Тбилиси делается ставка прежде всего на силовое решение проблемы», — говорит Эдуард Кокойты.

Примечательно, что в последнее время резко повысился интерес к конфликту у представителей ОБСЕ и Евросоюза. Так, на прошлой неделе с грузинской и осетинской стороной провел переговоры специальный представитель ЕС на Южном Кавказе Хейки Талвитие. «Иностранные представители зондируют возможность расширения своих миссий на Джавский район», — рассказывает Ирина Гаглоева. Понятно, что осетинская сторона не горит желанием допустить туда наблюдателей. Это объясняется по крайней мере двумя причинами.

Во-первых, ОБСЕ и другие международные организации зачастую очень тенденциозны. Еще летом корреспондент «Эксперта» наблюдал на блокпосту между Цхинвали и грузинским селом Тамарашени любопытную сценку. С осетинской и с грузинской стороны стояло человек по пятнадцать. Вдруг грузинский пост опустел. Через несколько минут подъехала машина наблюдателя ОБСЕ, который тут же зафиксировал, что на двух грузинских полицейских приходится полтора десятка представителей осетинского МВД. Глава миссии ОБСЕ в Грузии Рой Рив прокомментировал «Эксперту» этот случай более чем лаконично. «Телефонный звонок!» — сказал он.

Во-вторых (и это важнее), Цхинвали опасается, что с международными организациями в стратегический для РЮО Джавский район проникнут и кадровые разведчики, которые проведут ориентировку на местности и составят карты.

Цхинвали-Сочи-Москва

 

Опубликовано: Эксперт. 2004. №44 (444): http://expert.ru/expert/2004/44/44ex-ossetia_27870/