Войска надо признать полуслепыми: Если у них нет тактических беспилотников

Опубликовано: Военно-промышленный курьерhttp://vpk-news.ru/articles/8966.

Денис Федутинов.

Процесс масштабного переоснащения армии и флота России на глазах набирает обороты. Вопреки всем организационным трудностям и задержкам идет широкая контрактация в целях реализации Государственной программы вооружения-2020. Позитивные подвижки наблюдаются даже в самых запущенных и депрессивных секторах. Так, сдвинулся с мертвой точки давно буксовавший процесс обеспечения соединений и частей беспилотными средствами.

Пару лет назад главкомат Сухопутных войск провел сравнительные испытания БЛА мини-класса ближнего радиуса действия. Несколько отобранных тогда аппаратов в настоящее время проходят цикл госиспытаний. В прошлом году стартовали две масштабные национальные программы создания средневысотных беспилотных систем большой продолжительности полета. Одной из оставшихся «незакрытыми» ниш пока еще остается класс тактических БЛА.

 

Нужны и востребованы

Беспилотники тактического класса ныне получили широкое распространение в мире. Привлекательное сочетание технических возможностей и относительно невысокой стоимости сделало их весьма востребованными вооруженными силами различных стран.

В ходе военных кампаний последних лет тактические БЛА обеспечивали разведку и наблюдение, применялись для воздушного патрулирования дорог, обнаружения заложенных мин и групп боевиков. Кроме того, аппараты постоянно барражировали над районами проведения операций в городах, чтобы выявить месторасположение противника. С помощью этих систем командиры бригад и батальонов коалиционных сил в Ираке и Афганистане имели возможность оперативно получать данные об обстановке в интересующем районе.

В принципе БЛА тактического класса зачастую выполняют задачи, которые могут успешно решаться пилотируемыми вертолетами. Однако эти машины гораздо заметнее в радиолокационном, акустическом и оптическом полях. Беспилотные аппараты, кроме того, намного дешевле да и оператор в отличие от пилота вертолета не рискует погибнуть или получить ранение. Благодаря описанным преимуществам беспилотники стали одним из ключевых средств воздушной разведки.

 

Мировые лидеры

В тактическом классе систем БЛА в мире реализовано и реализуется немало проектов. География достаточно широка – работы в данной области ведутся в Европе, Азии, Америке. Лидерами в этой сфере, как и в большинстве других классов БЛА, являются США и Израиль. Один из наиболее ярких примеров современного тактического беспилотника – система Shadow. Созданная американской корпорацией AAI corporation, она стала самой распространенной беспилотной системой подобного класса в мире. В 2003 году, спустя всего год после принятия на вооружение армии США, БЛА Shadow были направлены в Ирак. В 2010-м появились сообщения, что общий налет этих беспилотников перевалил за полмиллиона часов. Более 90 процентов от общего времени дроны использовались в реальных боевых условиях в Ираке и Афганистане. В течение длительного периода БЛА Shadow применялись ежедневно в круглосуточном режиме, при этом в среднем в воздухе одновременно находилось от семи до восьми аппаратов.

 

Российские аналоги

В нашей стране в советские годы был накоплен неплохой задел по беспилотной тематике, в том числе в тактическом классе. К сожалению, экономические проблемы переломного периода 90-х привели к остановке работ. В результате первоначальный темп был утерян, имевшиеся разработки устарели, возникло значительное отставание в данном направлении от ряда зарубежных стран.


«Типчак». Фото автора

В свое время для преодоления создавшейся ситуации Министерство обороны России приняло решение сконцентрировать все работы по беспилотникам в концерне «Вега», куда вошли предприятия радиоэлектронной промышленности, ранее активно занимавшиеся созданием систем БЛА. Как хорошо известно, решение это в конечном счете оказалось ошибочным: концерн, освоив пять миллиардов рублей, так и не сумел представить ни одного удовлетворяющего военных комплекса.

В классе тактических БЛА входящим в состав «Веги» НИИ «Кулон» была проведена модернизация комплекса «Строй-П». Сама по себе идея вдохнуть вторую жизнь в этот советский беспилотник была, по-видимому, изначально неверной. Комплекс создавался в иную эпоху под совершенно иные требования, и его модернизированная версия унаследовала большинство проблем от первоначального варианта. По прошествии более 15 лет уже никакая модернизация по определению не могла приблизить его к современным зарубежным аналогам. Многие недостатки БЛА высветило его не слишком удачное применение в чеченскую кампанию. По имеющимся данным, несколько аппаратов были потеряны из-за ошибок операторов, несколько – из-за особенностей применения в горных условиях, для которых они не были предназначены. Военные указывали и на другие проблемы, в числе которых, в частности, шумность беспилотника. Взлет осуществляется при помощи пороховых ускорителей, что демаскирует место старта. Да и сам полет нельзя считать скрытным ввиду использования шумного двухтактного двигателя.

Претензии по шумности предъявлялись российскими военными и к другому произведению «Веги» – беспилотнику тактического класса «Типчак». Этот комплекс создан в рыбинском конструкторском бюро «Луч», также входящем в состав концерна «Вега». По словам экс-замминистра обороны России Владимира Поповкина, комплекс применялся в ходе операции в Южной Осетии в 2008 году и показал себя далеко не с лучшей стороны. Кроме шумности отмечалось также низкое качество разведданных, что было обусловлено использованием строчной телевизионной камеры, не позволяющей обеспечить соответствующую современным требованиям «картинку».

 

Кто виноват и что делать?

Фундаментальный вопрос, который возникает при рассмотрении ситуации с БЛА в России: как страна, успешно создающая современную боевую авиационную технику и вооружение, оказалась в числе отстающих в области беспилотных аппаратов?


«Пчела». Фото автора

Если говорить о последних пяти-семи годах, когда государство стало закачивать в создание беспилотников серьезные средства, основной причиной отставания стал неверный выбор главного разработчика. Прежнее руководство Минобороны, принимая решение назначить «Вегу» головным предприятием по комплексам с БЛА, вероятно, находилось под впечатлением от былых заслуг компаний, входящих в его состав. Однако предприятия, некогда бывшие гордостью советского радиопрома, и предприятия, входящие в состав «Веги» сейчас, – это, как говорится, две большие разницы. И сегодня по итогам нескольких лет работы по беспилотной тематике концерн создал себе у военного заказчика самую дурную репутацию, которая только возможна.

Думается, причина неудач «Веги» имеет системный характер. Концерн, как и многие другие подобного рода объединения, был образован во многом искусственно. Государство приняло решение объединить некоторые активы радиостроительной отрасли, чтобы исключить конкуренцию и в итоге распыление госсредств. Идея на первый взгляд казалась вполне разумной. Однако де-факто получилось объединение достаточно проблемных с финансовой и управленческой точки зрения компаний.

Владимир Поповкин не раз пенял руководству «Веги» на потраченные без какого-либо зримого результата пять миллиардов рублей. Однако думается, что и вдвое и втрое большие суммы были бы не в состоянии исправить ситуацию. Обстановка такова, что «Вега» или другая структура, похожая на нее, в существующих условиях даже при всем искреннем горячем желании ее руководства просто не в состоянии предложить заказчику современные системы высокого технического уровня.

Ответ на вопрос, какие условия будут достаточны для достижения успеха в сегменте разработки тактических БЛА, требует отдельного рассмотрения, если исходить из оптимистического предположения, что он существует в принципе.

Однако очевидно, что в значительной мере этот ответ зависит от того, какую дальнейшую стратегию действий изберет российское Минобороны. Можно продолжать делать ставку на «Вегу», и тогда лет этак через десять при хорошем финансировании концерн, возможно, выдаст какой-то неплохой проект. Другой вариант – сделать выбор в пользу других, более эффективных предприятий, благо, никакой монополии в этой области нет.