Иран: шанс на выигрышФОТО: Басидж — вспомогательное добровольческое формирования Корпуса стражей исламской революции: war-only.com.

Иван Коновалов

В конфликте вокруг иранской ядерной программы наступило некоторое затишье, тем временем, обе стороны продолжают готовиться к войне. В СМИ во всю обсуждается наиболее вероятный вариант совместной военной акции США, Великобритании и Израиля – серия массированных воздушных атак ядерных объектов Ирана при одновременной блокаде морского побережья страны. В наземных операциях будут задействованы лишь подразделения войск спецназначения. Число целей будет максимально большим – в него будут включены не только объекты ядерного комплекса Ирана, но и вся система ПВО и предполагаемые объекты по производству биологического и химического оружия.

Иран окружен со всех сторон американскими войсками и авиабазами. В Персидском заливе мощная группировка 5-го флота ВМС США. Британская авиабаза на Кипре. Плюс все ВВС Израиля. Бомбардировщики В-52 атакуют с авиабазы Диего-Гарсия. В операции будут задействованы несколько сотен боевых самолетов — F-15 и F-16 всех модификаций и В-2 Spirit.

Противостоять в открытом бою этой мощной группировке невозможно – это очевидно. Но также очевиден также ассиметричный ответ Ирана. В этом случае козыри Ирана уже хорошо известны – группировка Хезболлах в Ливане, шиитская Армия Махди в Ираке, шиитские общины в Саудовской Аравии, Бахрейне и Кувейте. И то, что иранская разведка VEVAK и департамент разведки Корпуса стражей исламской революции (КСИР) взорвут ситуацию в этих странах, сомневаться не приходится. США и их союзникам отделаться малой кровью не удастся. Вторая очевидная часть иранской стратегии – убедить противника после начала агрессии любыми средствами в битве за сам Иран в воздухе, на море и на земле, что его победа будет достигнута только ценой неприемлемо высоких потерь. И не исключено, что частью этой стратегии, в качестве «жеста отчаяния», может стать применение ядерного оружия, данных о наличии или отсутствии которого у Ирана американская разведка не имеет.

 

Война в воздухе

Все воздушное пространство Ирана просматривается насквозь американцами с земли, воздуха и из космоса. Поэтому атака штурмовой или бомбардировочной авиации Ирана позиций противника вне пределов страны исключена. Самолеты расстреляют на подходе к цели. Однако в «своем небе» иранцы смогут нанести противнику очень ощутимый урон.

Прикрыть все воздушное пространство Ирана мощной наземной системой ПВО практически невозможно, учитывая, что большую часть территории страны составляют высокие горы. Потребовались бы сотни радарных установок и зенитно-ракетных комплексов. После революции была построена всего одна радарная станция возле афганской границы. Но проблема была решена довольно оригинальным способом. Еще во времена правления шаха были закуплены несколько десятков тяжелых тактических истребителей F-14A Tomcat, оснащенные радарами AWG-9, которые и стали основой системы раннего предупреждения ПВО. Примерно тридцать F-14A постоянно находятся на боевом дежурстве, остальные в ротационном резерве.

Не имея возможности создать полностью интегрированную систему ПВО, Иран положился на стратегию локальной обороны. Все стратегически важные города превращены в укрепрайоны с автономными системами ПВО, укомплектованными ЗРК и авиаэскадрильями. В иранских ВВС более 200 боевых самолетов и разделения функций между истребителями и авиацией ПВО не существует. Силы ПВО — 14 МиГ-29 и 24 Mirage F1 и все F-14. Истребители – в основном китайские версии старых советских МиГов. В случае войны авиаэскадрильи будут рассредоточены. По всей стране для этой цели создана сеть укрепленных, в основном горных, ангаров, операционных авиабаз и запасных аэродромов.

Зенитно-ракетные комплексы устаревшие, но надежные. В основном это местные аналоги западных ЗРК – Hawk (150 пусковых установок), Rapier (30), Crotale (10-15) — и китайских «переделок» советско-российских ЗРК – С-25 «Куб» (25), С-75 «Волга» (45-55) и С-200 «Ангара» (10-15). Кроме того, до 2 тысяч зениток и множество комплектов ПЗРК. Стоит добавить, что контракт на поставку российских ЗРК С-300ПМУ-1 не отменен, а 29 комплексов «Тор-1» могут быть поставлены из России еще в этом году.

 

Война на море

Бороться с американскими авианосными группами, в виду отсутствия высокоточного оружия наземного базирования, иранцам, по сути, нечем. Воздушные атаки станут бессмысленным самоубийством. Но перекрыть танкерные маршруты в Ормузском проливе и, таким образом, взвинтить мировые цены на нефть до 150 долларов за баррель, Иран вполне способен. Три дизельные подлодки российского производства Kilo 877EKM — ключевой элемент морской стратегии. Эти лодки крайне трудно обнаружить. Недавно весь мир увидел по ТВ кадры испытания новой высокоскоростной торпеды ВМС Ирана.

Однако не исключено, что если союзники не тронут нефтепромыслы Ирана, то он в ответ не будет пытаться закрыть Ормузский пролив. Эту позицию озвучил во время ирано-иракской войны тогдашний президент Али Рафсанджани: «Если Персидский залив станет бесполезен для нас, мы сделаем его бесполезным для других». Но если начнется тотальная война, то в проливе у Ирана хороший шанс.

Укрепленные иранские базы на островах в Персидском заливе, такие, например, как Абу Муса, будут быстро уничтожены. Но чрезвычайно изрезанное иранское побережье и приморские горы Загрос имеют множество мест удобных для скрытого размещения батарей противокорабельных ракет (ПКР) и береговой артиллерии. Мобильные китайские комплексы ПКР С-801К и С-802/Noor могут действовать без радарной поддержки, и потому почти незаметны для радаров противника. С-802 способен за несколько секунд выпустить 12 ракет. Ракеты старого китайского комплекса ПКР Silkwarm перекрывают весь пролив. В длинных мелководных бухточках и каналах укрыты отряды торпедных и ракетных катеров. Всего ВМС Ирана и КСИР имеют более 50 быстроходных катеров китайского и корейского производства. Кроме того, в случае войны морское командование КСИР может привлечь еще до 300 торговых и рыбачьих судов и вооружить их ПЗРК и ПТРК.

Минные постановки могут осуществлять военные и торговые суда, вертолеты и подлодки. В минном арсенале Ирана до 3 тысяч «умных» мин, в том числе китайские реактивные ЕМ-52. Эти мины закладываются на дно мелководных проливов (Ормуз – один из самых мелководных проливов в мире) и речных устьев и самоактивируются во время прохода над ними судов. Обнаружить их почти невозможно.

 

Война на земле

Иран не Ирак. Народная поддержка президента Ахмадинижада – не пропагандистская выдумка. Экономическое положение страны стабильное. В армии и КСИР 538 тысяч высокомотивированных бойцов, четко понимающих, что они будут защищать свою родину, а не одиозного диктатора. Мобилизационный резерв – 17 млн. Поэтому любая попытка оккупации приведет к таким потерям, которые заставят оккупантов убраться. Но в будущей войне ассиметрия – не только иранская прерогатива. У США тоже есть козыри – арабы юго-западной провинции Хузестан, курды Северного Ирана и оппозиционное движение Муджахеддин э Хальк.

Богатый нефтью Хузестан — широкая равнина, отгороженная от остального Ирана с севера и востока горами — идеальный плацдарм для вторжения. Хузестан был главной целью для Саддама Хусейна в ирано-иракской войне. С весны прошлого года здесь не прекращаются столкновения между арабами и иранскими силами безопасности. В декабре 2005-го на шоссе Забол-Сараван был обстрелян кортеж президента Ахмадинижада. Несколько его охранников погибли. По иранской версии, все это было инспирировано британской разведкой. Но как бы там ни было, ситуация в Хузестане взрывоопасна.

Курдская группировка PEJAK, связанная с Курдской рабочей партией, действует против правительственных войск на северо-западе Ирана. Курдские сепаратисты сотрудничают с израильской разведкой МОССАД еще с 60-х годов прошлого века.

С 1987 года в Ираке базируется оппозиционное движение Муджахеддин э Хальк. После оккупации страны оно перешло под контроль ЦРУ. Сейчас 3 тысячи бойцов МЭХ проходят переподготовку в американском лагере в городе Дьала. МЭХ входит в список международных террористических организаций, но в конгрессе США обсуждается вопрос о том, чтобы вычеркнуть МЭХ из этого списка.

Восстание на арабских и курдских территориях Ирана с последующим вторжением войск союзников и отрядов оппозиции – сценарий возможного сражения на земле.

Имидж иранской военной машины, сформированный ирано-иракской войной 1980-88 годов — ставка на «революционно-религиозный порыв масс» и полное отсутствие стратегического мышления – остался в прошлом. Безусловно, фактор религиозного фанатизма будет использован и в новом конфликте. Но решающим он не станет. Времена изменились. Одна из статей журнала армии Ирана Saff утверждает, что иранское командование извлекло уроки из войн США в бывшей Югославии, Афганистане и Ираке и значительно подкорректировало оборонительную доктрину страны, сделав упор на маневренную войну. Это продемонстрировали военные маневры «Ashura-5», проведенные в сентябре 2004 года в западных граничащих с Ираком провинциях. На них отрабатывались методы обороны ядерных объектов, координация ударов авиации и бронетанковых колонн, тыловая поддержка, в том числе и переброска танков Т-72 по воздуху.

 

Ракеты

Ракетный арсенал Ирана класса «земля-земля» — главный миф предстоящей войны. Его предназначение — удары по американским базам в сопредельных странах, но, самое главное, удары возмездия по объектам экономической инфраструктуры союзных США стран Персидского залива. Но ракеты Ирана в этом случае будут также бесполезны как иранский бронепарк в 1600 танков и 1100 БТР и БМП во время воздушной атаки союзников. Баллистическая ракета среднего радиуса действия Shahab-3 (дальность – 1300км) – пока наивысшее достижение иранского ВПК. Их всего 20, точность их, мягко говоря, условная. Shahab-4 (более 2 тысяч км) пока в стадии разработки. Целый ряд иранских ракет тактического и оперативно-тактического назначения общим числом до 1500 штук сыграет свою роль при вторжении, но для внешних ударов по базам США и нефтепромыслам их союзников в сопредельных странах от них мало толку. Лучшие из них Shahab-1 (дальность 300км) и Shahab -2 (700км), копированные с советских «Скадов», будут сбиты, не долетев до цели, как это уже было с иракскими «Скадами» в 1991-ом и 2003-м годах. Десяток сможет уничтожить несколько не прикрытых ПВО нефтевышек в Ираке или Саудовской Аравии, но не более того.