Фото: Екатерина Штукина

Опубликовано: Известияhttp://izvestia.ru/news/535816

Иван Коновалов

Стратегические морские, воздушные и наземные силы останутся автономными

Министерство обороны приняло решение отказаться от идеи создания стратегического командования ядерными силами страны, которая в последнее время серьезно рассматривалась в российском военном ведомстве. Об этом сообщил «Известиям» источник в руководстве Минобороны. Все три составляющие ядерной триады России — стратегические подлодки ВМФ, дальние бомбардировщики ВВС и межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования РВСН — останутся в ведении своих видов и родов войск.

— Вопрос о создании стратегического командования России рассматривался долго и тщательно. При этом изучался опыт американского глобального ударного командования. Однако министр обороны в итоге принял решение отказаться от этой идеи, — сообщил представитель военного ведомства.

Стратегическое командование или глобальное ударное командование ВВС США (Air Force Global Strike Command) было создано 12 января 2009 года. Оно отвечает за планирование, управление, контроль и связь со всеми компонентами ядерной триады и в мирное время и в случае войны. В его ведении находится все ядерное оружие армии, ВВС и флота США, в том числе и тактическое.

Как отметил в беседе с корреспондентом «Известий» бывший начальник Главного штаба Ракетных войск стратегического назначения генерал-полковник Виктор Есин, создание такой структуры крайне необходимо для укрепления ядерного щита России, но не стоит копировать американский опыт.

— Ядерная триада должна развиваться по единому плану и применяться по единому замыслу. Разделенность ее компонентов контрпродуктивна. Создавать же такое командование по американскому образцу — выделение одного вида войск в качестве базового (ВВС) — не стоит. Оно должно быть создано как структура Генерального штаба РФ и получить все ядерные компоненты в оперативное управление, — отметил Есин.

По его словам, идею создания стратегического командования должны были реализовать еще в конце прошлого века, но противостояние по этому вопросу между тогдашним министром обороны Игорем Сергеевым и начальником Генштаба Анатолием Квашниным привело к провалу этой реорганизации.

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов также подчеркнул необходимость создания единого командования стратегическими силами, отметив, что базой для него должны стать РВСН.

— РВСН традиционно наиболее сильное и наиболее функциональное плечо ядерной триады. Чем выше порог применения ядерного оружия, чем выше ответственность и централизованность, тем выше гарантии безопасности. А решение о его применении всегда останется за президентом страны, — отметил он.

По его мнению, причиной отказа Минобороны от создания стратегического командования стала борьбы между видами и родами войск, владеющих ядерным оружием, — ВМФ, ВВС, РВСН — за главенство.

— Никто не хочет терять самостоятельности в управлении стратегическим оружием, так как это снизит, по их мнению, значимость, да и финансирование их вида или рода войск, — суммировал он.

В настоящий момент стратегические ядерные силы России включают: РВСН — 332 межконтинентальных баллистических ракеты с 1092 ядерными боеголовками, ВМФ — 11 стратегических подводных ракетоносцев (96 ракет, 336 боеголовок), ВВС — 66 стратегических бомбардировщиков с крылатыми ракетами большой дальности.