Опубликовано: Коммерсантъhttp://www.kommersant.ru/doc/1041044

Иван Коновалов, Юлия Таратута

Анатолий Сердюков решился на настоящую военную реформу

Министр обороны Анатолий Сердюков вчера объявил о начале в России самой радикальной военной реформы за весь постсоветский период. Минобороны предстоит не только проводить в отставку лишних генералов (это безуспешно пытались делать и до господина Сердюкова) и не только более чем вдвое сократить свои штабы, главное, военным предстоит расстаться со всеми столь привычными для них армиями, дивизиями и полками, доставшимися в наследство от бывшего СССР.

Все министры обороны России, от Павла Грачева до Сергея Иванова, так или иначе касались темы кардинальных реформ вверенных им войск, но все сводилось, в общем-то, к частностям типа слияния ВВС и ПВО, поглощения сухопутными войсками армейской авиации или передаче флоту всех частей на Камчатке. В результате и в 2008 году вся российская армия представляет собой сильно уменьшенную (сокращенную крупными кусками) копию громоздкой и устаревшей советской военной машины, созданной для ведения глобальной войны.

Последним, при министре Иванове (как бы заручившись его молчаливым согласием), свою идею реформирования армии пытался лоббировать бывший начальник Генштаба Юрий Балуевский. Его конек — создание на стратегических направлениях территориальных командований «Север», «Восток» и «Юг», которые заменили бы отчасти военные округа, а отчасти — столь же многочисленные московские командования. По этому поводу были подписаны даже конкретные директивы, но дальше этого продвинуться ему не удалось: генерал был отправлен в отставку.

Как выясняется теперь, параллельно военной мысли господина Балуевского в окружении министра обороны зрел свой, более радикальный проект. Если бывший начальник Генштаба не опускался в своих стратегических планах ниже военных округов и отдельных армий, то теперь всю прежнюю вертикаль «округ—армия—дивизия—полк» предложено заменить новой — «округ—оперативное командование—бригада».

Как сообщил «Ъ» источник в Минобороны, пока неизвестно, по какой схеме и в какие сроки будут расформировываться многочисленные дивизии и полки, но то, что это теперь все-таки будет сделано во что бы то ни стало, среди генералов поняли уже многие. Большинство же опрошенных «Ъ» отставных военных и гражданских экспертов склонны видеть в обнародованной программе господина Сердюкова как здравый смысл, так и «элементы волюнтаризма».

Так, по мнению бывшего министра обороны России генерала армии Игоря Родионова, ускоренный переход на бригадную систему может быть напрямую связан с войной в Южной Осетии. «Победа на ограниченном театре военных действий убедила руководство страны, что наличие небольших мобильных частей — залог успеха в любом современном конфликте. Но правильность конкретно этого решения покажет только большая война»,— предупреждает господин Родионов. В свою очередь, директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов убежден, что «предложенная бригадная модель, безусловно, более прогрессивная — ее используют все ведущие армии мира. Дивизионно-полковая структура безнадежно устарела. В нынешних условиях лучше иметь несколько полнокровных бригад, чем слабую дивизию».

С переходом на бригадную систему связано, по мнению экспертов, и объявленное также господином Сердюковым резкое увеличение в войсках к 2012 году количества старших лейтенантов и лейтенантов — с 50 тыс. до 60 тыс. При этом общее количество офицерских должностей сократится более чем вдвое. Министр обороны пояснил, что это делается для того, чтобы дать армии командиров для «конкретных подразделений, а не мифических складов». Генеральский корпус (около 1,1 тыс. человек) сократится примерно до 900 человек. Численность центрального аппарата Минобороны и органов военного управления (всего 21 813 человек) к 2012 году также уменьшится в 2,5 раза и достигнет 8,5 тысяч.

Источник в аппарате Минобороны дал понять, что решение об армейских сокращениях вызывает негодование у «консервативной прослойки в офицерской среде, привыкшей к старым порядкам». «Но пути назад не будет, решение принято на уровне первых лиц государства»,— говорит собеседник «Ъ». По его словам, чтобы нейтрализовать возможные политические, экономические и социальные риски массовых сокращений, Анатолий Сердюков уже провел «разъяснительную встречу» с полпредами президента России в федеральных округах. «Министр подчеркнул, что каждый офицер должен и будет знать свою дальнейшую судьбу: кто и где сокращается, кто и куда пойдет, какую компенсацию получит»,— продолжил собеседник «Ъ». «Теперь по цепочке этим вопросам займутся губернаторы и мэры»,— уверен источник «Ъ».

Вчера же господин Сердюков окончательно разъяснил вопрос о создании сил быстрого реагирования. Каких-то принципиально новых войск не появится — в каждом военном округе будет сформировано по бригаде воздушно-десантных войск (всего шесть). Как пояснил «Ъ» начальник службы информации и общественных связей воздушно-десантных войск полковник Александр Чередник, пока нет никаких указаний, за счет каких резервов они будут создаваться и в чьем подчинении находиться. Но уже сейчас в составе сухопутных войск есть две воздушно-десантные бригады и отдельный десантно-штурмовой полк, которые не подчиняются командованию ВДВ. Возможно, по этой схеме сформируют еще четыре дополнительные бригады. На данный момент при численности в 34 тыс. человек в состав ВДВ входят четыре дивизии, одна бригада, полки спецназначения и связи, учебный центр и отдельная вертолетная эскадрилья.

Решение о формировании новых бригад ВДВ тоже продиктовано поведением итогов «пятидневной войны» в Грузии и напрямую связано с сокращением вооруженных сил. «При большой территории и небольшой армии для прикрытия опасных направлений выход только в быстрой переброске подразделений»,— считает руководитель лаборатории военной экономики Института экономики переходного периода Виталий Цимбал. Однако главным остается вопрос единого командования. По мнению Александра Храмчихина, заведующего аналитическим отделом Института политического и военного анализа, если летчики военно-транспортной авиации и сами десантники будут подчиняться разным командирам (а это типичная практика в российской армии), то о любом быстром реагировании можно будет забыть.

Другой важной проблемой эксперты считают определение места новых оперативных командований в будущей армии, если при этом сохранятся и военные округа. Ведь если вести речь в традиционных военных терминах, то это структуры одного уровня, а потому взаимоисключающие, считает Александр Храмчихин.