Иван Коновалов

Россия возрождает самую мощную советскую ракетно-ядерную программу

Ракетные войска стратегического назначения России вчера отмечали свой 50-летний юбилей. На приуроченной к этому поводу встрече с журналистами главком РВСН генерал-лейтенант Андрей Швайченко официально заявил, что наряду с другими проектами Россия к 2016 году планирует создать новую тяжелую жидкостную межконтинентальную баллистическую ракету на замену ракетам «Воевода» советского производства, которые находятся на грани исчерпания своего ресурса. Из этого заявления следуют по крайней мере два вывода. Во-первых, Московский институт теплотехники больше не будет монопольным генподрядчиком РВСН. Во-вторых, Россия намерена сохранить за собой традиционный советский стратегический козырь — шахтные ракеты такой поражающей мощи, какой никогда не было у США.

Баллистические ракеты делятся на два больших класса — твердотопливные (их топливо изготавливается на примерно аналогичной порохам основе) и жидкостные — с жидким топливом (в СССР традиционно использовался ядовитый гептил). Твердотопливные ракеты безопаснее и проще в обслуживании. США давно отказались от жидкостных ракет из-за больших проблем с их эксплуатацией.

Ракеты Р-36МУТТХ и Р-36М2 «Воевода» — двухступенчатые межконтинентальные баллистические ракеты шахтного базирования (по классификации НАТО — SS-18 Satan). Разработаны в КБ «Южное» (Днепропетровск, Украина). Приняты на вооружение в 1980-х годах. Дальность стрельбы — до 15 тыс. км. Стартовый вес — 211 т, длина — 34,3 м, диаметр — 3 м. Забрасываемый вес — 8,8 т. Оснащены разделяющейся головной частью — до 14 боеголовок индивидуального наведения мощностью до 800 кт. Круговое вероятное отклонение Р-36МУТТХ — до 370 м, Р-36М2 — до 220 м. Сейчас РВСН располагают 59 ракетными комплексами Р-36МУТТХ/Р-36М2 в 13-й (Оренбургская область) и 62-й (Красноярский край) ракетных дивизиях.

По словам генерала Швайченко, основной упор в построении перспективной группировки РВСН будет сделан на то, чтобы к концу 2016 года новые ракеты составляли в ней 80%. При этом командующий специально отметил, что на смену тяжелой ракете «Воевода» придет новая тяжелая ракета. До этого командование РВСН ограничивалось только намеками по поводу создания новой тяжелой жидкостной ракеты. Но по информации «Ъ», подобные планы существуют еще с 2003 года, когда Министерство обороны провело комплексные исследовательские работы по определению перспективного облика РВСН. Теперь эти планы обнародованы.

С начала 1990-х годов твердотопливная мобильная ракета «Тополь-М» разработки Московского института теплотехники (МИТ) стала единственным образцом новой техники, закупаемой РВСН. На фоне других производителей, лишившихся заказов и финансирования, это сильно укрепило позиции института и его генерального конструктора Юрия Соломонова. В 1997 году он добился еще и заказа на создание твердотопливной ракеты «Булава» для флота. Фактически МИТ стал монополистом в создании новых баллистических ракет. Господин Соломонов многое сделал для этого и всячески стремился сохранить эту монополию (см. справку). Однако хронические неудачи с испытаниями «Булавы» (см. «Ъ» от 11 декабря) поставили на этом стремлении крест. Как заявил «Ъ» источник в оборонно-промышленном комплексе, несомненно, это стало причиной решения Минобороны диверсифицировать ракетные заказы. Редактор издания Moscow Defense Brief Михаил Барабанов считает, что «монополия МИТ с «Тополями-М» была объективно временным явлением, ибо эта ракета в силу ограниченности ее характеристик не может быть единственной и единой для РВСН».

Как заявил «Ъ» бывший начальник главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин, «новая тяжелая ракета нужна, поскольку она необходима для прорыва создаваемой США системы противоракетной обороны, а «Тополь-М» слишком легок по соотношению стартовой массы и забрасываемого веса». По словам господина Есина, Минобороны никогда не делало ставку целиком на твердотопливные ракеты и сейчас наступило время вновь обратиться к жидкостной тематике. Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН генерал-майор Владимир Белоус считает, что теперь это особо актуально еще и потому, что в рамках подготовки нового договора США и России по стратегическим вооружениям, когда речь идет об ограничении носителей, тяжелые ракеты дают возможность иметь больше боеголовок, чем моноблочные «Тополя», и таким образом держать под прицелом больше целей.

Разработкой жидкостных ракет в России занимались и занимаются реутовское НПО машиностроения, Государственный ракетный центр (ГРЦ) имени Макеева (в основном ракеты морского базирования, конкуренты «Булавы»), Государственный космический научно-производственный центр (ГКНПЦ) имени Хруничева, а также самарский ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс». Руководство НПО машиностроения уже открыто заявляло о необходимости создания такой ракеты (см. справку). Теперь таким работам дан ход, причем, как видно, задания даны сразу нескольким фирмам. Гендиректор и генконструктор ГРЦ имени Макеева Владимир Дегтярь еще в ноябре 2008 года в своей статье в журнале предприятия «Конструктор» отмечал: «В 2009 году нам предстоит участвовать в совершенно новых темах, нетрадиционных для нашего предприятия,— для РВСН…»

По мнению генерала Есина, головным предприятием в разработке новой тяжелой жидкостной ракеты должно стать НПО машиностроения, однако работа должна вестись в тесной кооперации с другими предприятиями ракетной отрасли. В одиночку потянуть такую программу не может сейчас ни одна из проектных организаций. Доказательством этому могут служить, в частности, задержки с программой новой космической ракеты-носителя «Ангара», которую пытается создать ГКНПЦ имени Хруничева.

 

Опубликовано: Коммерсантъhttp://www.kommersant.ru/doc/1294272