Война — дело частное [Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов]ФОТО: ФОТО: Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов

Опубликовано: Эксперт. №15 (1071). 09.04.2018.

В 244 миллиарда долларов оценивается мировой рынок частных военных компаний. Российские ЧВК претендуют на скромные пять процентов, но для начала ждут закона.

Частные военные компании (ЧВК) в России останутся в серой зоне. Вероятно, до конца сирийской войны. В конце марта правительство отклонило законопроект о деятельности ЧВК, сославшись на часть 5 статьи 13 Конституции РФ, которая запрещает деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на создание вооруженных формирований. Отрицательные заключения на проект закона выдали все силовые ведомства, а также Минфин. Инициативу депутатов поддержал только министр иностранных дел Сергей Лавров, который напомнил: наши военные специалисты, в отличие от других стран мира, до сих пор работают вне правил и регламентов, поэтому необходимо «четко зафиксировать законодательную базу, для того чтобы эти люди были тоже в правовом поле и защищены».

Давно не секрет, что российские ЧВК работают в разных горячих точках мира, например в Сирии или Африке. Работают легально, но по хитрым схемам и вне правового поля. Однако дело не только в незащищенности наемных солдат. Затягивая с легализацией ЧВК, Россия упускает возможность занять долю огромного рынка, емкость которого превышает стоимостные оценки мирового рынка вооружений. О том, как другие страны мира зарабатывают на солдатах удачи и как вынуждены хитрить российские ЧВК, рассказал военный эксперт, директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

— Почему идея принять закон о частных военных компаниях в нашей стране возникла именно сейчас?

— Идея витала в воздухе уже давно. Того, что во всем мире существуют частные военные компании, у нас до определенного момента просто не замечали. Момент этот наступил после войны в Ираке, в 2003-м, когда нашим сырьевым компаниям, работающим в этой стране, потребовалось обеспечить безопасность своих объектов, инфраструктуры, поставок оборудования и прочее. Замечу, что западные нефтегазовые гиганты, оказавшиеся в таких же условиях, стали пользоваться услугами своих ЧВК. А у нас таких компаний почти не было. В этой ситуации, собственно, и возникло понимание, что такой рынок на самом деле существует и динамично растет. Пожалуй, первой из российских структур на нем начала работать группа «Центр-Антитеррор» из Орла. Это, по сути, были ребята из ЧОПа, но действовали они за границей, в весьма специфических условиях — в зоне конфликта охраняли объекты «ЛУКойла». Несколько лет спустя у наших структур появилась возможность охранять суда от сомалийских пиратов, а также работать в Гвинейском заливе. Кроме того, российских специалистов стали активно привлекать для разминирования различных территорий. Поэтому и появилась законодательная инициатива.

— Теперь уже появилось новое определение: частная военно-охранная компания. В чем отличие от ЧВК?

— На самом деле ни в чем. Это просто вопрос терминологии. Вы можете заметить, что все западные ЧВК отказываются от определения Private military company (PMC) и предпочитают называться Private security company (PSC). То есть они не хотят, чтобы использовалось слово military, потому что это невольно создает ассоциацию с наемниками.

ЧИТАТЬ полную версию в ЖУРНАЛЕ

ЧИТАТЬ (скачать) PDF 2,87Mb

 

Петр Скоробогатый, Алексей Хазбиев