ОБЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ. Иван Коновалов: Ситуация в Сирии - это наша чистая победаФОТО: Минобороны России

Опубликовано: Общественный контроль. 28.08.2017.

На днях исполнилось два года с момента, когда на аэродроме «Хмеймим» в Сирии была бессрочно размещена группировка ВКС РФ. С тех пор боевики запрещенного «Исламского государства» потеряли более 80 процентов территории, контролировавшейся ими в Сирии в 2015-м. А законно избранный режим Асада резко укрепил свои позиции.

Но главное, считает эксперт ОК-информ — в том, что почти весь мир принял предложенный РФ план урегулирования в Сирии. И волей-неволей помогает нам его реализовать.

Не только российские, но и западные политологи констатируют: присутствие контингента ВКС РФ в Сирии радикально изменило расклад сил на полях сражений, не позволив этой стране пасть под напором боевиков. К августу 2015-го режим Асада контролировал менее трети территории Сирии — в основном вокруг Дамаска. Крупнейшие города САР были захвачены террористами, их отряды вели успешное наступление на позиции правительственной армии. Воздержись тогда Россия от военной помощи Дамаску — и сегодня сирийский народ, как единая нация, уже вполне мог бы перестать существовать.

Не только российские, но и западные политологи констатируют: присутствие контингента ВКС РФ в Сирии радикально изменило расклад сил на полях сражений, не позволив этой стране пасть под напором боевиков

В силу российских ВКС на Западе не верили, называли их «технологически отсталыми». Но уже первые бомбардировки позиций террористов показали: в дело вступила крайне мощная и технологичная сила. За два года наши летчики уничтожили с воздуха тысячи складов, штабов, заводов и военных колонн террористов. При этом в ходе бомбардировок с воздуха российские летчики использовали новейшие авиабомбы и ракеты вроде Х-101. Также впервые в войне были задействованы наши стратегические бомбардировщики.

Переломным моментом в войне стало взятие крупнейшего сирийского города — Алеппо. К концу ноября 2016-го под ударами ВКС отряды ИГ отступили с востока Алеппо, а также оставили трассу Кастелло. 11 декабря 2016 года террористов «зажали в клещи» в двух районах города, а 23 декабря глава Минобороны Шойгу доложил президенту Путину о полном освобождении Алеппо от боевиков.

Вторым серьезным успехом стало освобождение Пальмиры, которую, правда, пришлось «зачищать» от исламистов дважды. Впервые Пальмиру освободили в конце марта 2016-го, но из-за военных ошибок генералов САР в декабре 2016-го древний город вновь попал в руки «ИГ». Новую операцию в российском Генштабе готовили месяц, и 2 марта 2017 года Пальмира окончательно перешла под контроль армии Асада.

Сегодня в Сирии созданы четыре огромные «зоны деэскалации», а в освобожденные от боевиков города вернулись сотни тысяч мирных жителей

Параллельно два последних года шел неуклонный процесс «перетягивания» все новых и новых населенных пунктов в САР под контроль Дамаска. Кроме того, Россия через авиабазу Хмеймим сумела наладить еженедельные поставки в Сирию десятков тонн гуманитарных грузов, в основном — хлеба, воды и лекарств. При этом за все время «дистанционной войны» Россия потеряла 67 своих солдат — что, согласитесь, серьезный прорыв для страны, только в двух чеченских войнах потерявшей более 20 тысяч человек.

По сути, за два последних года Россия показала миру (и прежде всего США), как нужно «разруливать» тяжелые, многосторонние конфликты в отдельно взятой стране. После долгих усилий России удалось остановить гражданскую войну в САР, отделив «умеренную оппозицию» от террористов, и дав ей возможность напрямую говорить с официальным Дамаском. Сегодня в Сирии созданы четыре огромные «зоны деэскалации», а в освобожденные от боевиков города вернулись сотни тысяч мирных жителей. Наконец, благодаря изгнанию террористов с десятков газовых и нефтяных месторождений у Дамаска вновь появилась возможность восстановить энергетическую инфраструктуру страны. И, как следствие, пополнять свой бюджет и кормить население.

Огромное значение имеют и политические меры по дальнейшему урегулированию ситуации в САР. Астанинский мирный процесс и переговоры с оппозицией проходят при нашем активном участии (и под нашим контролем). По мнению эксперта ОК-информ, сегодняшняя ситуация в Сирии — это безусловная победа Москвы. Главное теперь — не дать политическим оппонентам Асада дезавуировать наши успехи, а также не позволить многочисленным внешним игрокам перессориться между собой прежде, чем «Исламское государство» будет полностью уничтожено.

 

Иван Коновалов, военный эксперт, директор Центра стратегической конъюнктуры:

— Описать нынешнее положение в Сирии можно всего одним словом — «победа». То, что мы победили, очевидно по многим параметрам — как на поле боя, так и в политическом смысле. В конце концов, главная «теневая» сторона противостояния — Соединенные Штаты — были вынуждены согласиться именно с нашими принципами установления временного мира в Сирии и последующего мирного урегулирования. Америка согласилась с границами предложенных нами «зон деэскалации», с тем, что ненавидимый ими Асад все же должен остаться у власти. И, в конечном счете, с тем, что именно предложенная Россией «дорожная карта» — единственный мирный план, которому стоит следовать, потому что ни один другой работать не будет.

Лидеры «ИГ» вовсю намекают, что даже в случае полного поражения частично «уйдут в пустыню», а частично — «распылятся по миру»

Крайне важно, что Россия сумела втянуть в мирный процесс в САР и Турцию. Именно эта страна еще в 2015-м была одним из главных «драйверов» сирийской вооруженной оппозиции, активно финансируя и вооружая многие группировки, пропуская через свою границу пополнение и провиант для них. При этом в ноябре 2015-го турки сбили наш самолет, вызвав политический кризис.

Но твердость и политическое мужество руководства РФ помогли развернуть ситуацию в нашу пользу. Теперь все знают: наш летчик погиб как герой. И его гибель, а также целый пакет экономических мер заставили Анкару развернуться в нашу сторону — и, если не стать нашим союзником, то, по крайней мере, не мешать устанавливать мир в Сирии.

Теперь наша авиабаза Хмеймим и морская база Тартус — это настоящие гаранты мира в САР. При этом, правда, стоит помнить: сегодня в Сирии около десятка американских военных баз на территориях, контролируемых курдами. Часть из них, скорее всего, останется там надолго. Но это уже предмет будущего торга между Россией, Сирией и США. По крайней мере, сегодня США в Сирии ни в коем случае не пойдут на конфликт с Россией (при всей внешней антироссийской риторике) — и это тоже очень важно.

Военные победы России (или, по крайней мере, одержанные при ее прямой поддержке) перечислить очень легко. Это и освобождение древнего города Пальмира, который дважды был буквально вырван из рук террористов. И освобождение Алеппо, откуда путем переговоров удалось без единого выстрела вывести тысячи боевиков. Сегодня уже нет сомнений, что вскоре будет взят и Дейр-эз-Зор — главный оплот террористов «ИГ» на востоке страны.

Сейчас главный расчет террористов — на то, что союзники в лице России, Ирана, США, Турции и ряда других стран передерутся между собой, и это даст им шанс на выживание

Не рано ли праздновать победу в Сирии? Да, остается ряд факторов, которые могут испортить (а то и вовсе дезавуировать) наши достижения. Ведущие западные СМИ до сих пор предпочитают замалчивать наши успехи, подчеркивая лишь ошибки. США намерены после победы на «ИГ» «откусить» для курдов столько территории САР, сколько только смогут. А лидеры «ИГ» вовсю намекают, что даже в случае полного поражения частично «уйдут в пустыню», а частично — «распылятся по миру».

Сейчас главный расчет террористов — на то, что союзники в лице России, Ирана, США, Турции и ряда других стран передерутся между собой, и это даст им шанс на выживание. Ведь для Америки Иран (чьи элитные войска сейчас воюют на стороне Асада) — это «политическое табу», они не хотят присутствия Ирана в Сирии ни в каком виде. И в этом Америку поддерживает Израиль. В свою очередь, у Турции — свои интересы: они уверены, что сирийские курды — такие же террористы, как и турецкие курды. США, в свою очередь, пытаются микшировать ситуацию в своих интересах, чтобы в конечном итоге, поставить ее под свой контроль.

Россия в данном случае «стоит над схваткой». По сути, сегодня только Москва может быть эффективным модератором во всей этой ситуации. Все остальные стороны имеют между собой радикальные противоречия. Поэтому наша задача в Сирии — после окончания военных действий и изгнания «ИГ» из страны тонко играть на интересах внешних игроков, неуклонно устанавливая все более прочный мир в САР и способствуя восстановлению страны.

Хороший показатель нашей сегодняшней роли в Сирии — тот факт, что лидер Израиля Биньямин Нетаньяху при возникновении малейшей опасности на сирийско-израильской границе тут же прилетел в Москву. Он знает — в Вашингтон лететь бесполезно, там все равно ни о чем конкретном не договоришься. Все стороны, заинтересованные в мирном урегулировании, регулярно летают на переговоры в Астану — столицу страны-нашего ближайшего союзника. Вот и скажите — что же это, если не наша чистая победа?

 

Василий Иваненко