ФОТО: Hassan Ammar / AP

Опубликовано: Ведомости. 14.03.2018.

Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов заявил во вторник, что «у нас имеется достоверная информация о подготовке боевиками инсценировки применения правительственными войсками химического оружия против мирного населения» в пригороде Дамаска Восточная Гута. Для этого уже собраны мирные жители, которым «предстоит изображать жертв химического инцидента», активисты-спасатели и съемочные группы. По словам Герасимова, после провокации США планируют обвинить в применении химоружия правительственные войска и нанести ракетно-бомбовый удар по правительственным кварталам Дамаска. Поскольку в Дамаске на объектах минобороны Сирии находятся российские военнослужащие, в случае возникновения угрозы их жизни Вооруженные силы России «примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять».

О том, что США могут применить силу против «режима Асада» в случае применения им химического оружия в Восточной Гуте, в понедельник заявила постоянный представитель США в Совете Безопасности ООН Никки Хейли. Президент Франции Эмманюэль Макрон во вторник также заявил, что Франция готова ударить по местам хранения химоружия в Сирии. Ранее о том, что в случае применения химического оружия «режим Асада» будет наказан, заявил президент США Дональд Трамп. В условиях, когда оборона боевиков в Восточной Гуте разваливается, применение химоружия наступающими не имеет военного смысла, поэтому заявления западных стран о готовности нанести удар на деле означают желание спасти остатки боевиков в районе, примыкающем к столице Сирии, считает эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

По словам человека, близкого к Министерству обороны России, урегулировать ситуацию на уровне командиров среднего звена через действующие в Сирии механизмы обмена информацией невозможно, поэтому и потребовалось заявление начальника Генштаба. По его словам, российские и американские военные и эксперты практически не общаются, поэтому обмен мнениями идет с помощью заявлений в телеэфире и соцсетях, что нельзя признать нормальным в такой острой ситуации. Имеющихся у сирийской и российской армии в Сирии средств ПВО, по его словам, недостаточно для того, чтобы отразить массированный удар, например такой, как в апреле прошлого года был нанесен крылатыми ракетами по аэродрому Шайрат после «химического инцидента» в Идлибе. С другой стороны, из слов Герасимова следует, что отражаться будет угроза только для российских военнослужащих, говорит собеседник «Ведомостей». Но в любом случае, даже если удар будет нанесен по не связанным с российской армией целям, России как-то придется реагировать – в апреле прошлого года еще существовала надежда на улучшение отношений с США, сейчас таких надежд нет.

Россия впервые с начала вмешательства в Сирии предупреждает о возможности прямого военного противодействия США в связи с конкретной ситуацией, хотя общие слова о том, что нападения на российские войска будут отражаться, звучали и ранее, напоминает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. Это означает, что война нервов зашла далеко и напряженность растет, но сравнивать ситуацию с Карибским кризисом 1962 г. пока преждевременно, говорит эксперт. Тогда США внезапно обнаружили у себя под боком советские ракеты, сейчас же стороны хорошо информированы о потенциалах друг друга, говорит он.