Вроде бы решенная головоломка: США определились по отношению к курдским повстанцамPHOTO: welate kurdan: Kurdistan: http://www.flickr.com.

Иван Коновалов

Соединенные Штаты официально объявили о введении санкций против Рабочей партии Курдистана (РПК) на основании закона о борьбе с торговлей наркотиками. Американцам запрещается иметь любые финансово-экономические отношение с РПК. Все зарубежные счета партии будут заморожены. О возможности подобного шага заявляла еще госсекретарь Кондолиза Райс в ноябре прошлого года. Однако произошло это лишь полгода спустя. При этом американцы до сих пор не включили РПК в список террористических организаций, хотя многие союзные США государства считают эту партию таковой. «Курдский вопрос» слишком деликатен для Вашингтона.

Расклад

В сентябре 2007 года сенат США принял законопроект, предполагающий создание трех административно-территориальных образований в Ираке: Север для курдов, Центр для суннитов и Юг для шиитов. Тем самым Вашингтон продемонстрировал явное желание в скором времени разделить Ирак и создать независимое курдское государство, которое станет наиболее надежным союзником США в регионе. Однако такое развитие событий вызывает тревогу у другого американского союзника – Турции, которая ведет бесконечную войну с повстанцами РПК. Появление у курдов своего государства неминуемо резко активизирует повстанческую борьбу, и в перспективе приведет к федерализации Турции, что может угрожать целостности страны.

Иракский север контролируют два курдских движения – Демократическая партия Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК). В прошлом эти группировки, ведя борьбу с режимом Саддама Хусейна, не раз сражались между собой. Сейчас серьезных противоречий между ними не существует. Кроме отношения к РПК. А оно чрезвычайно непростое.

ДПК (лидер Масуд Барзани, он же президент Иракского Курдистана) – давний и непримиримый идеологический враг РПК. Ее подразделения не раз участвовали в боевых операциях против своих «курдских братьев» из РПК вместе с частями турецкой армии. Кроме того, у иракского Курдистана сложились очень выгодные экономические отношения с Анкарой, которым боевики РПК только мешают. На Турцию приходится 80% иностранных инвестиций в регион.

ПСК (генеральный секретарь Джалал Талабани) всегда поддерживал Рабочую партию Курдистана, оказывал ей военную и финансовую помощь, хотя между ними тоже периодически случались боевые столкновения. Именно ПСК контролирует горы Кандиль, где сейчас расположены базы РПК. Однако Талабани ныне президент Ирака и в его интересах поддерживать с Турцией добрососедские отношения. Кроме того, он испытывает постоянное давление американцев, которые хотят сохранить в союзниках и турок и курдов.

 

РПК и Анкара

Курдские повстанцы – головная боль Анкары. Из четырех турецких армий две — 1-я и 4-я – развернуты на фронте против векового противника, хотя и союзника по НАТО – Греции, две другие – 2-я и 3-я – задействованы много лет в войне с повстанцами РПК в восточной Турции.

Восстание этой группировки за автономию под марксистскими знаменами началось в августе 1984 года, и поначалу турецкая армия ограничивалась контртеррористическими операциями. Но вскоре боевиков стали воспринимать всерьез, и развернулась настоящая война. Ожесточение было взаимным. Начиная с 1992 года, постоянные армейские акции устрашения и широкомасштабные «зачистки» лишили РПК поддержки местного населения. Разведка уничтожала каналы снабжения и поставок оружия. В Европе проводились кампании по дискредитации иностранных филиалов партии.

В итоге повстанцы потерпели поражение. Кульминация наступила в 1998 году, когда на границе с Сирией была собрана мощная турецкая группировка, и от Дамаска потребовали выслать из страны лидера РКП Абдуллу Оджалана, угрожая вторжением. Лишившись убежища, Оджалан в феврале 1999 года был захвачен турецкой разведкой. Вскоре из тюрьмы он призвал своих соратников прекратить боевые действия, обратиться к политическим методам борьбы, а остававшимся в Турции боевикам приказал отойти в Северный Ирак. Наступило временное затишье. По разным данным, в войне 1984-1999 годов погибли до 40 тысяч человек, из них турецкие войска потеряли пять тысяч. Надо сказать, что с этот период турки 24 раза вторгались в Ирак, гоняясь за боевиками.

Через пять лет активные боевые действия возобновились. Повстанцы начали наносить удары по экономической инфраструктуре, прежде всего, по туристическим объектам. На востоке, действуя мелкими группами, они постоянно атаковали войска. Не пытаясь добиться решительной победы, они лишь пытались заставить турецкое руководство пойти на уступки в предоставление большей политической и культурной свободы курдскому меньшинству.

Последняя операция турецкой армии против повстанцев в этом году была скорее политической, чем военной акцией. Задолго до ее начала в обсуждение ее возможных последствий включилось все мировое сообщество. 10-тысячная армейская группировка при поддержке танков, артиллерии и авиации вторглась в иракский Курдистан. Мир замер в ожидании того, что иракские курды встанут на защиту своих турецких соплеменников, и теперь взорвется и единственный мирный анклав в Ираке. Однако операция длилась совсем недолго. Всего лишь последняя неделя февраля. Ее результат – 240 уничтоженных боевиков. В целом, очень немного, если учесть, что в горах Кандиль сосредоточена пятитысячная группировка РПК. Впрочем, и курды не сумели оказать хоть какое-то серьезное сопротивление. Их просто не смоги переловить в горах.

В итоге турки объявили о решительной победе. Иракские курдские партии предпочли не вмешиваться в конфликт. А американцы с облегчением выдохнули. Короче говоря, все закончилось «к всеобщему удовольствию» сторон. Но на долго ли?

 

Американские заботы

Итак, после турецкого вторжения восстановилось статус-кво. Авиация Турции опять ежедневно бомбит базы РПК в Ираке, которые никуда не делись. Поняв, что военная победа не возможна, турецкое руководство изменило тактику. Объявлено о том, что в курдские территории будет инвестировано до 12 млрд. долларов. Начнется строительство двух плотин. Будут сняты минные поля на турецко-сирийской границе. Начнется телевещание на курдском языке.

Однако платой за отступление стало ужесточение американской позиции по отношению к РПК. Анкара и курдские повстанцы никогда не смогут договориться. Поэтому турецкое руководство потребовало от Белого дома, наконец, «определиться», выбрав его сторону. Но назвать боевиков РПК террористами в Вашингтоне так и не решились. Более того, США не предпримут никаких военных акций против повстанцев. В Ираке нефтеносные поля находятся в курдских и шиитских районах. И этот фактор является определяющим. К тому же противостояние с РПК, может разрушить хрупкое единство иракских курдов. Если Демократическая партия Курдистана возобновит войну с повстанцами, это вызовет столкновение с поддерживающим их Патриотическим союзом Курдистана, и цепная реакция станет необратимой. На севере Ирака начнется еще одна гражданская война, в которой США не будут знать, кого поддерживать. Ведь все стороны возможного конфликта сейчас их преданные союзники.