L!FE.RU#МНЕНИЯ. Курды пытаются собрать "фул-хаус" за наш счёт

ФОТО: REUTERS /Ari Jalal.

Опубликовано: L!FE.RU. 07.11.2016.

Иван Коновалов — Начальник сектора военной политики и экономики Российского института стратегических исследований (РИСИ).

Военный аналитик Иван Коновалов — о том, станет ли Россия поддерживать иракский Курдистан и о том, почему данный вопрос нельзя рассматривать без учёта интересов Турции.

Иракский Курдистан официально обратился к России за военной и гуманитарной помощью. И, давайте говорить честно, происходит это именно сейчас, поскольку это не вызовет противоречий между РФ и Турцией, которым удалось сформулировать определённые подходы относительно действий прежде всего в Сирии.

Россия не действует в Ираке напрямую, но опосредованно поддерживает иракское руководство военными поставками, которые, кстати, в своё время сыграли решающую роль в момент, когда Багдад мог пасть, а американцы, как обычно, колебались. Именно наше оружие помогло остановить террористов на подступах к Багдаду.

Почему вопрос новой волны поддержки Ирака со стороны РФ нельзя обсуждать вне контекста турецко-иракских отношений?

Вспомним, что иракский Курдистан, главой которого является господин Барзани, установил с Турцией довольно тёплые отношения. И уже сейчас ясно, что Турция никоим образом не проявит себя агрессивно после обращения курдов к нам.

Вчера курдские подразделения двинулись к Ракке и теперь стоят не более чем в 10 км от города, а сама Ракка — это один из трёх главных объектов, где решается исход войны против группировки ИГ*. Другие два — это Алеппо, где действует российско-сирийская коалиция, и Мосул, где Пентагон проводит президентскую предвыборную пиар-кампанию США при поддержке иракских сил и курдских подразделений.

Курдский фактор, как видно, стал фактически столь же значимым в этой всеобщей войне против терроризма, как и российский, сирийский и американский. Туркам это, конечно, принять трудно. Эрдоган и турецкое руководство предпринимают все возможные усилия по сдерживанию продвижения сирийских курдов, дабы не позволить им создать на границе с Турцией полноценную автономию.

К ситуации в Ираке турецкое руководство относится гораздо мягче, учитывая дружеские отношения между Турцией и иракским Курдистаном. Более того, турецкие военные находятся непосредственно на территории иракского Курдистана на собственной военной базе.

Турки поддерживают иракских курдов, как бы парадоксально это ни звучало. И это происходит несмотря на постоянные заявления руководства Ирака о том, что туркам нечего делать на иракской территории. А ведь эти заявления начали звучать задолго до событий в Мосуле. Турецкое руководство всегда отвечало на них так: мы здесь для того, чтобы бороться с террористами, поддерживая борьбу иракского Курдистана. Очевидно, что здесь у Турции своя игра: ведь везде с курдами они воюют, а в Ираке поддерживают.

В октябре правительство иракского Курдистана опубликовало официальное заявление с объяснением, почему турецкие войска находятся на территории Курдистана. Смысл такой: многие предложили военную поддержку и Курдистану, и федеральному правительству Ирака в борьбе с террористами (здесь видно, что курды — а это важно — не отделяют себя от остального Ирака).

Однако именно Турция в рамках этой поддержки открыла две военные базы под контролем федерального правительства близ Мосула, на территории, контролируемой курдскими формированиями, что внесло наиболее значимый вклад в борьбу с международным терроризмом.

Фото: © Jonathan Raa/NurPhoto/Sipa USA/East News

ФОТО: © Jonathan Raa/NurPhoto/Sipa USA/East News

Все ведут свою осторожную игру и пытаются не доводить до новых ожесточённых столкновений, несмотря на идеологические разногласия. Ближнему Востоку это не нужно, ведь фактически в регионе и так идёт сразу несколько войн: Россия и Асад против ИГ в Сирии, Турция против сирийских курдов и коалиция под руководством США против ИГ в иракском Мосуле.

Кстати, турки тоже заявляли о том, что пойдут на Мосул, но движения нет, а курды в свою очередь заявили, что на Мосул не пойдут, а будут вести боевые действия только на окраинах города, чтобы не допустить ещё и межэтнических столкновений. Цель курдов — не позволить туркам войти в Мосул. История сложились так, что ещё после Первой мировой войны при распаде Османской империи Турция всегда претендовала на Мосул, и этот факт вызывает и у курдов, и у официального иракского руководства понятные чувства.

Турки избегают прямых разговоров об иракских курдах (ведь это не касается сирийской ситуации), а курды — о турках. Вот так, будучи типа союзниками, они и сосуществуют. И турки могут сколько угодно заявлять, что войска в Ираке им нужны для борьбы с ИГ, но основная задача у них иная: рассечь курдские кантоны, не дав им соединиться и создать автономию на границе с Турцией.

Поэтому так остро и встал вопрос с Раккой: кто должен её брать? Курды проявили инициативу, но что будет дальше, не ясно. Прямые столкновения между курдами и турками уже были, но ситуация стабилизировалась опять же потому, что все понимают: доводить до мощных столкновений нельзя.

Тем не менее Ракка — слишком большой приз. И сможет ли турецкое руководство отдать этот приз курдским подразделениям — большой вопрос. Однако могут и американцы подключиться к разведению ситуации, что создаст полную неразбериху.

Так что затяжная партия в ближневосточный покер продолжается. У многих на руках козыри, но фул-хауса нет ни у кого. И иракские курды пытаются его собрать, обращаясь за поддержкой к России. Они ведь прекрасно понимают: Россия и Турция сейчас, условно говоря, дружат.

Если бы между ними были резкие противоречия, а между Турцией и иракским Курдистаном сохранялись бы те же отношения, что и сейчас, то, естественно, курды бы к нам не обратились. Если бы они уже успели рассориться с Турцией, тогда бы обратились. А сейчас получается, что и овцы целы, и волки сыты.

Сегодня Эрдоган в очередной раз выступил с резкой критикой Запада, восстановление отношений между РФ и Турцией продолжается, на фронте борьбы с террором ситуация крайне щепетильная и сводится к тому, чтобы все просто не мешали друг другу.

Хотя справедливости ради надо сказать: турки так и продолжают поддерживать Свободную сирийскую армию и туркоманов. Да, это противоречиво, но не более противоречиво, чем наши отношения с США. Те поддерживают одни группировки, обстреливающие сирийскую армию, а мы другие — обстреливающие в ответ.

Вполне возможно, что мы пойдём навстречу курдам, особенно учитывая, что Россия уже делала им военные поставки, пусть и небольшие в сравнении с объёмами поставки для сирийской армии, но шли они при этом через Багдад.

Нужно понимать, что и сейчас подобный шаг с нашей стороны будет согласовываться с федеральным правительством Ирака, которое, несмотря на разорванность страны в клочья, остаётся легитимным и у которого с курдами есть множество противоречий, к примеру та же самая дружба с турками. Но самое главное: у них есть общий враг — это террористы.

Для России главная задача остаётся прежней — прекратить кровопролитие. Перед всеми нами противник, который не будет сдаваться, и этого так и не поняли, кажется, пока только американцы. Этого противника нужно громить, давить и уничтожать.

И наша поддержка иракских курдов, если она впоследствии выльется в более уверенные и успешные действия с их стороны, внесёт значимый вклад в решение общей проблемы — проблемы борьбы с международными террористическими группировками.

С военной точки зрения для РФ это будет выходом в тыл по отношению к общему террористическому фронту. Это сработает, и для нас это будет выгодно. При этом, конечно, курдам не стоит рассчитывать на крупномасштабную военную помощь с нашей стороны, которая будет слишком обременительна для РФ с финансовой стороны.

Помочь необходимо, но действовать нужно осторожно, учитывая весь спектр межэтнических и религиозных нюансов, которые складывались на Ближнем Востоке столетиями. Наше командование это прекрасно понимает, а вот американское, подчеркну ещё раз, — нет. Поэтому их постоянно бомбят, начиная с Сомали. Благодаря любимой политической тактике стравливать всех против всех и начинается всеобщий хаос и разрушения. Россия так не поступает и досконально разбирается в каждой ситуации. Так что и в вопросе поддержки Курдистана мы будем действовать, как всегда, с учётом всех факторов.

Что же касается гуманитарной помощи, то здесь не должно быть вообще никаких ограничений. Поддержать Курдистан, чтобы, грубо говоря, в атаку шли сытые бойцы, — это тоже значимый вклад в решение проблемы прекращения кровопролития, прекращения войны и в Ираке, и в Сирии, восстановление стабильности в регионе.

Если мы войдём в Ирак войсками, то, конечно, следует ожидать нового информационного удара от США. Хотя тот градус, которого достигла информационная война сейчас, уже вряд ли удастся переплюнуть. Пик уже пройден, начался спад. Президентские выборы в США уже завтра, и всем немножко не до того.

Конечно, разговоров в духе «ввязались, куда не надо» не избежать. Но, когда мы поставили в Ирак системы залпового огня, США промолчали. Когда иракское руководство заключило с нами многомиллиардные контракты по поставкам вооружения, американцы вновь промолчали. Им, собственно, нечем крыть.

Если в этот раз не захотят промолчать, а решат побухтеть — пускай. Гуманитарная составляющая нашей поддержки будет больше, чем военная, а Соединённым Штатам мы, если что, ещё раз напомним, что в Сирию, как помнится, они не поставили ни единой хлебной крошки. Только ящики с оружием для террористов, но это помощь, конечно, весьма сомнительная. И её Штатам ещё припомнят.

* Деятельность организации запрещена на территории России решением Верховного суда РФ.