Иван Коновалов. Сектор ГазаФОТО:  Иван Коновалов. Сектор Газа

Опубликовано: www.minval.az/view.php?id=6833

Эксклюзивное интервью minval.az с директором Центра Стратегической Конъюнктуры Иваном Коноваловым.

— Господин Коновалов, каково ваше мнение по итогам минувших в Алма-Ате переговоров «шестерки» международных посредников по иранской ядерной программе с Тегераном?

— Очередные переговоры Ирана и шестерки международных посредников (группы «5+1») в Алма-Ате завершились, как и следовало ожидать, безрезультатно. Иран фактически принял все предложения, которые были выдвинуты группой «5+1» в феврале 2013 года. Иранская делегация заявила о готовности приостановить на шесть месяцев обогащение урана на объекте в Фордо, обменять уже накопленное количество на оксид урана и допустить инспекторов МАГАТЭ в Фордо для контроля за самой процедурой исполнения. Все это в обмен на ослабление санкций и отмену одностороннего эмбарго США и Евросоюза на импорт иранской нефти. Желание Тегерана идти на компромисс на лицо.

В ответ, уже в который раз, были озвучены опасения Запада по поводу того, что Иран продолжает работать над созданием ядерного оружия, что возводятся новые ядерные объекты. В то же время глава МАГАТЭ Юкия Амано заявил, что наверняка ничего неизвестно. Как тяжелейшее нарушение резолюции Совета безопасности ООН расценили установку 180 центрифуг для обогащения урана в Натанзе. Ирану было указано, что он должен заверить мировое сообщество он не создает военных ядерных технологий. Предложение абсурдное, поскольку то, что оно невыполнимо, понимают и на Западе. Ведь словам иранских лидеров там не верят. Таким образом, саммит в Алма-Ате стал провалом, ясно продемонстрировавшим нежелание западного блока группы «5+1» идти на компромисс с Ираном, что в скором времени окажет решающее влияние на позицию «не западных» члены группы – России и Китая.

— Возможен ли пересмотр политики США и Запада в отношении Ирана?

— Возможен. Когда крупнейшие американские компании и корпорации, которые очень хотят выйти на богатейший иранский рынок, пролоббируют, наконец, этот вопрос и добьются смягчения позиции официального Вашингтона. К тому же потери от санкций против Ирана несут ведущие европейские компании.

— Официальный Тегеран даст ли согласие на полный контроль своей ядерной программы со стороны МАГАТЭ, в обмен на снятие санкций, и отмены более серьезных мер в виде силового применения в отношении исламского государства?

— Иран уже сказал свое слово в Алма-Ате.

— Как вы расцениваете перспективы решения вопроса по определению правового статуса Каспия? Могут ли быть предложены конкретные конструктивные предложения на предстоящем апрельском заседании рабочей группы в Тегеране?

— Поскольку Азербайджан, Иран и Туркмения имеют друг к другу встречные территориальные претензии достижения согласованного мнения по поводу правового статуса Каспийского моря невозможно, по крайней мере, в ближайшем будущем. И новые результаты нефте — и газоразведки создадут к этому еще больше поводов. Россия и Казахстан – союзники по ОДКБ, но экономические противоречия – гроза любого военного союза. Баланс сил в регионе, в целом, сохраняется, наиболее сильным игроком остается российская Каспийская флотилия, но и остальные каспийские страны постепенно наращивают свои каспийские ВМС.

Так что, очередное 32-е заседание рабочей группы прикаспийских государств в Тегеране, наверняка пройдет как рутинное мероприятие.

— Вероятность открытой войны США и Израиля против Ирана снизилась, или ситуация может принять иной оборот не в пользу исламского государства?

— По сравнению с предыдущими годами возможность открытой войны США и Израиля против Ирана стремительно снижается, хотя взаимная риторика остается все такой же воинственной. В то же время, американский президент Барак Обама провозгласил смещение «стратегического фокуса» в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, где Вашингтон намерен противостоять все возрастающей военной мощи Китая. О желании американского «большого бизнеса» выйти на иранский рынок я уже упоминал выше.

Кроме того, Иран явно старается «не давать поводов к войне», а США словами главы Госдепа Джона Керри отвечает, что «вопрос должен решаться дипломатическим путем». В то же время США надеются на изменение внутри иранской конъюнктуры после выборов после президентских выборов, которые пройдут в июне этого года.

— Как вы расцениваете шансы нынешнего президента Ахмадинежада остаться у власти по итогам предстоящих выборов?

— Президентом Ирана Ахмадинежад стать уже не может, так как он занимал этот пост уже два раза. Но влиятельной фигурой он, безусловно, останется. Вот чего стоит ожидать, так это сюрпризов. Ведь, например, 2005 году мэр Тегерана Махмуд Ахмадинежад стал президентом совершенно неожиданно для многих.

 

Тамара Тагизаде