Иван Коновалов

Как заявил 26 августа этого года начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Николай Макаров, Российская Федерация намерена закупить для своего военно-морского флота во Франции вертолетонесущий универсальный десантный корабль (УДК) типа Mistral, а со временем развернуть совместное строительство однотипных кораблей непосредственно на российских судостроительных верфях. Таким образом, Министерство обороны РФ, наконец, официально подтвердило появившуюся некоторое время назад информацию о ведущихся между Россией и Францией переговорах о покупке этого корабля. Приобретение Mistral (если оно произойдет) станет первой масштабной закупкой вооружений Министерства обороны России за рубежом.

 История пока не состоявшейся сделки

Впервые о самой возможности приобретения иностранной техники для ВМФ России заявил в октябре прошлого года его главнокомандующий адмирал Владимир Высоцкий, будучи на 21-м Международном военно-морском салоне Euronaval-2008 во Франции. Адмирал Высоцкий сказал, что российский Военно-морской флот заинтересован в сотрудничестве с этой страной в области высоких технологий, и уточнил: «Нас интересует как проведение совместных разработок, так и прямые закупки некоторых типов французского оборудования». При этом, как отметили тогда журналисты, особый интерес главком ВМФ проявил к моделям универсальных десантных кораблей типа L-90 — Mistral и Tonnerre, представленных на стенде французской государственной судостроительной компании DCN.

В итоге Министерство обороны России начало переговоры с военным ведомством Франции о покупке универсального десантного корабля этого типа (Mistral). Информация об этом циркулировала на уровне слухов. Министерство обороны РФ и главный штаб ВМФ хранили по этому поводу молчание. И вот в начале августа этого года французская деловая газета La Tribune обнародовала некоторые подробности этих переговоров. По данным издания, российская сторона напрямую обратилась к французским военным с предложением приобрести такой корабль, а еще три построить на российских верфях после передачи соответствующих технологий.

Французское издание ссылается также на письмо министра обороны Франции Эрве Морена (датируемое серединой июня) в ведомство своего российского коллеги Анатолия Сердюкова, где господин Морен «разделяет точку зрения о взаимной заинтересованности о безотлагательном начале технических консультаций между французскими и российскими экспертами» по этому вопросу. Тогда он предлагал создать группу, в которую войдут эксперты двух стран, а также представители оборонных предприятий, чтобы «инициировать операционный и технический диалог». Переговоры господин Морен, по данным La Tribune, предлагал начать в рамках Международного военно-морского салона (МВМС), который проходил этим летом в Санкт-Петербурге. Имели ли место подобные консультации неизвестно. Но через месяц последовало официальное подтверждение на самом высоком уровне.

Начальник генерального штаба генерал армии Николай Макаров официально подтвердил намерение России купить во Франции универсальный десантный корабль типа Mistral и, получив лицензию, организовать производство уже на российских судостроительных вервях как минимум еще четырех кораблей этого класса. Через неделю заинтересованность России в покупке УДК типа Mistral подтвердил и официальный представитель министерства обороны Франции Лоран Тессеир, уточнив, правда, что «форма российского запроса носит исключительно общий характер». Но, как отмечает главный редактор французского военно-стратегического бюллетеня TTU Арно Калика, и Елисейский дворец, и министерство обороны Франции, и компания DCNS до последнего времени ожидали только окончательного политического, именно политического, решения по этому соглашению от российской стороны, однако его пока не последовало.

 

Многоцелевые и ударные

Первопроходцами в области разработки универсальных десантных кораблей стали в свое время Соединенные Штаты. Толчком к появлению стали события войны во Вьетнаме. В Пентагоне пришли к выводу, о необходимости иметь корабли, способные самостоятельно решать тактические задачи при организации десантов. В 1970-е годы ВМС США получили пять УДК типа Tarawa. Их наследниками стали корабли типа Wasp. С 1989 по 2007 год американские ВМС получили восемь таких УДК. Они по типу схожи с французским Mistral, однако примерно раза в два больше. Полное водоизмещение Wasp — 40500 тонн. Корабли этого типа — один из ключевых элементов американской доктрины проекции силы в любой точке мира. Европейские коллеги США по НАТО последовали этому примеру несколько позже. Необходимость в таких кораблях была особенно актуальной для Франции, сохранившей заморские владения и, кроме этого, активно действующей в своих бывших колониях в Африке. И в целом, в вооруженных конфликтах и гуманитарных операциях последней четверти ХХ — начале ХХI века увеличилось число морских операций по переброске войск и вооружений, а также по эвакуации мирного населения. Строительство многофункциональных УДК стало следствием этой ситуации.

Французский Mistral начал разрабатываться еще в конце 1980-х годов. В 1992 году французское управление кораблестроения DCN представило на Euronaval проект перспективного десантного корабля BIP (Batiment D’Intervention Polyvalent — многоцелевой интервенционный корабль), водоизмещением 15 тысяч тонн. Он представлял собой, по сути, легкий авианосец, на котором могли базироваться как вертолеты, так и самолеты вертикального взлета и посадки, при этом способный перевозить десант и боевую технику. К этому времени командование французских ВМС столкнулось с необходимость списания двух устаревших десантных вертолетных кораблей-доков типа Ouragаn (водоизмещение 8500 тонн) — Ouragаn и Orage, построенных в 60-х годах прошлого века. В 1990-е годы уже были построены два десантных корабля-дока типа Foudre (водоизмещение 12400 тонн) — Foudre и Sirocco. В 1997 году командование ВМС Франции в рамках общенациональной программы Army Model 2015 активизировало специальную программу NTCD (Nouveau Transport de Chalands de Debarquement -новый десантный корабль-док). Она предусматривала постройку для нужд флота двух новых универсальных десантных кораблей.

В принципе можно было просто продолжить серию Foudre. Но после долгих споров в парламенте и между заинтересованными ведомствами, было решено, что нужен более совершенный корабль проекта BIP. На основе базового проекта были разработаны четыре модификации: BIP-8, BIP-10, BIP-13, BIP-19. Отличия заключались в основном в водоизмещении и размерах. Самый малый корабль — BIP-8 — имел водоизмещение всего лишь 8000 тонн и максимальную длину 102 м, а наиболее крупный корабль — BIP-19 — водоизмещение 19000 тонн и максимальную длину 190 м. В середине 2000 года выбор пал на разработку на базе BIP-19, с учетом требований командования ВМС Франции.

Тип нового корабля был классифицирован как «десантно-командный» (Bâtiments de Projection et Commandement — BPC). Головной корабль серии — L9013 Mistral — секционно строился на верфях французских компаний DCNS (Брест, носовая часть корпуса) и ALSTOM Marine-Chantiers de l’Atlantique (Сент-Назер, кормовая часть, некоторые элементы корпусных конструкций для Сен-Назера изготавливалась по субподряду на польских верфях) с окончательной сборкой в Бресте с 2004 года и вступил в состав флота в феврале 2006 года. И уже в июле того же года Mistral участвовал в операции по эвакуации граждан европейских государств из Ливана во время Второй ливанской войны вместе с фрегатами Jean Bart и Jean de Vienne и десантным кораблем-доком Siroco. Вслед за Mistral по той же схеме был построен L9014 Tonnerre, сданный ВМС Франции в феврале 2007 года (эти два вертолетоносца обошлись в 680 млн евро). Благодаря оптимизации расходов, применению различных инновационных инженерных решений и секционной постройке кораблей данного типа не только сократилось время строительства серии, но и почти на 30% удалось снизить объем общих расходов по программе. В декабре 2008 года подписан контракт на строительство третьего корабля серии, его сдача ожидается в 2011-2012 годах. Компания STX (бывшая Marine-Chantiers de l’Atlantique) теперь выступает главным подрядчиком по строительству (75% контракта), а DCNS займется интеграцией боевой системы корабля. Стоимость строительства — 420 млн евро. Командованием ВМС Франции рассматривается возможность строительства к 2020 году четвертого корабля этого типа.

 

Универсальный вертолетоносец по французской моде

Универсальный десантный корабль Mistral предназначен для перевозки войск и грузов, высадки десанта, может использоваться как штабной корабль. Стандартное водоизмещение (то есть без запасов топлива) 16500 тонн, полное 21300 тонн, при заполненном доке 32300 тонн. Длина 199 м, ширина 32 м, осадка 6,2 м. Скорость полного хода 18,8 узла, дальность плавания до 19800 миль.

Полётная палуба (длиной 199 м и шириной 32м) имеет шесть взлетно-посадочных площадок. Под полетной палубой в кормовой части корабля, расположен вертолетный ангар (1800 кв. м), вмещающий восемь вертолетов. Всего корабль может перевозить до 16 вертолетов при постоянном размещении половины из них на палубе (возможный максимальный состав авиагруппы — восемь транспортных вертолетов NH90 и восемь боевых вертолетов Tiger). Для доставки вертолетов на верхнюю палубу из ангара и обратно в кормовой части имеются два подъемника (один — за надстройкой по левому борту, а другой — непосредственно в корме корабля), кроме того, за надстройкой установлен еще и один грузовой палубный кран. В отличие от базового проекта BIP-19 нынешний Mistral не имеет носового трамплина и не имеет возможностей для базирования на нем самолетов ВВП.

В док-камере (длиной 57,5 м и шириной 15,4 м) могут размещаться четыре легких десантных катера (например, типа LCM или российских катеров на воздушной каверне проекта 11770 «Серна») или два десантных катера на воздушной подушке типа LCAC. На грузовой палубе (длиной 122 м и шириной 13,5 м) можно перевозить 1200 тонн грузов — например, до 13 танков, или до 60 бронированных машин, или до 70 автомобилей. В кубриках размещаются до 470 десантников (кратковременно до 900).

Вооружение французского корабля слабое и ограничено исключительно задачами самообороны от одиночных воздушных целей или террористических плавсредств. Оно включает две пусковые установки зенитного ракетного комплекса ближнего действия Simbad (фактически, турели для запуска ракет переносного зенитного ракетного комплекса Mistral), две 30-мм артиллерийских установки Breda-Mauser, четыре 12,7-мм пулемета. Также корабль оснащен средствами радиоэлектронной борьбы, противоторпедной защиты, радиолокаторами и развитыми системами связи и боевого управления, прежде всего, боевой информационно-управляющей системой SENIT 9, представляющей собой модернизацию системы SENIT 8, которой оснащен французский авианосец. На Mistral есть госпиталь на 69 коек с возможностью незначительного их увеличения. В распоряжении медицинского персонала две операционные и рентгеновский кабинет. Имеется возможность размещения 150 человек штабного персонала.

Mistral имеет современную «полностью электрическую» энергетическую установку, которая управляется специально разработанной автоматизированной системой управления и мониторинга. Четыре дизель-генератора производства финской фирмы Wartsila (суммарной мощностью около 21 мегаватта) вырабатывают как ток, вращающий гребные электродвигатели суммарной мощностью 14 мегаватт, так и  обеспечивают электроэнергией все корабельные системы. Гребные электродвигатели размещены в поворотных винторулевых колонках типа Mermaid (Mistral стал первым в мире крупным боевым кораблем с движителями этого типа). Применение винторулевых колонок, вращающихся на 360 градусов, обеспечивает хорошую маневренность корабля и большие свободные пространства внутри корпуса. В носовой части корабля имеется два подруливающих устройства, а для уменьшения качки в средней части корпуса установлены управляемые бортовые рули для уменьшения бортовой качки крылообразной формы, которые выдвигаются при сильном волнении. При спокойной воде рули убираются внутрь корпуса.

Основными приоритетами при запуске серии Mistral стали многофункциональность, универсальность, использование стандартов гражданского судостроения, максимальная степень автоматизации. Последнее позволило существенно сократить численность экипажа и усилить эффективность управления кораблем и авиационной группой. Экипаж — 177 человек (в том числе 20 офицеров), без учета авиагруппы. Cистема обмена данными SIC-21 корабля легко может интегрироваться в аналогичные системы, состоящие на вооружении других западноевропейских и американского флотов. Из гражданских стандартов стоит, прежде всего, выделить особый упор на экологическую составляющую. Например, Mistral оснащен системой сбора и переработки отходов жизнедеятельности корабля, которые традиционно отправлялись за борт.

 

Конкуренты

Впрочем, при столь крупной военной закупке за рубежом, Россией должен быть объявлен тендер, что и подтвердил 11 сентября главком ВМФ РФ Владимир Высоцкий. Возможные участники конкурса, по его словам, Франция, Испания и Нидерланды. С Соединенными штатами переговоры, по понятным причинам, не ведутся. Ну а голландцы вмешались в эту сенсационную сделку еще раньше. Директор верфи Damen Schelde Хейн ван Амейден в интервью общенациональной голландской газете NRC Handelsblad сообщил в начале сентября о том, что Россия проявляет большой интерес и к голландскому кораблю класса Rotterdam, который по типу относительно близок к Mistral. Десантный вертолетный корабль-док Johan de Vitt (второй и увеличенный корабль типа Rotterdam), построенный н

а Damen Schelde, побывал в конце июня на Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге. По словам господина ван Амейдена, делегация представителей российского ВМФ все внимательно осмотрела и «буквально влюбилась в его дизайн». «Если договоренность будет достигнута, то русские хотят заказать четыре таких корабля», — открыто заявил голландский судостроитель.

Примерная стоимость российского контракта, с учетом постройки кораблей по лицензии, может достичь 1-1,5 млрд евро. И голландская Damen Schelde, судя по всему, намерена составить конкуренцию французской государственной компании DCNS — строителю Mistral. Потенциальный участник тендера от Испании — кораблестроительная компания Navantia, тоже строящая корабли подобного класса. В 2008 году DCNS и Schelde упорно соперничали в борьбе за получение заказа от Марокко на корветы. И Schelde получила контракт, несмотря на то что французский военно-промышленный комплекс традиционно имеет в североафриканских странах очень прочные позиции (и в дальнейшем Марокко все-таки заказало DCNS один фрегат FREMM). В 2007 году Navantia обошла DCNS в австралийском тендере на создание универсального десантного корабля.

Однако необходимо отметить, что голландский Rotterdam — это не универсальный десантный корабль, а десантный вертолетоносный корабль-док (ДВКД). Он, как и Mistral, предназначен для перевозки войск и грузов, высадки десанта, может использоваться как госпиталь или штабной корабль. Но это корабль более низкого класса, с гораздо меньшими, прежде всего, авиационными возможностями. В этой серии два корабля — головной Rotterdam (L800) был спущен на воду в 1997 году, имеющий доработанную конструкцию и увеличенное водоизмещение Johan de Witt (L801) — в 2007 году. Интересно, что корпуса обеих кораблей по субподряду строились на верфи Damen в Румынии. Полное водоизмещение Johan de Witt, который в МВМС осматривала российская делегация, 16680 тонн. Длина 176 м , ширина 29 м, осадка 5,5 м. Полетная палуба размерами 58 м на 25 м имеет две взлетно-посадочные площадки (Mistral — шесть), корабль может нести до шести вертолетов (у Mistral — 16). В док-камере площадью до 900 кв. м размещаются до шести легких десантных катеров типа LCVP и до четырех типов LCU или LCM. На грузовой палубе можно перевозить до 33 танков или до 170 автомобилей, а в кубриках — до 611 десантников. Постройка Johan de Witt обошлась примерно в 280 млн евро. Проект разрабатывался совместно с Испанией, для которой на верфях компании Navantia построены два подобных Rotterdam корабля Galicia (L51) и Castilla (L52).

Но Navantia, если тоже примет участие, не пойдет на российский тендер с ДВКД. Теперь у этой компании имеется проект крупнее и многофункциональнее, даже чем Mistral — УДК Juan Carlos I, строящийся ныне для ВМС Испании, причем для испанского флота он должен стать крупнейшей единицей в истории. Этот проект позиционируется испанцами как Buque de Proyección Estratégica (корабль стратегической проекции силы). Полное водоизмещение — при полной десантной загрузке — 27079 тонн, при авиационной конфигурации — 24660 тонн. Длина — 230,8 м, ширина — 32 м, осадка — 7 м. В док-камере размещаются четыре легких десантных катера типа LCM-1Е, либо два таких катера и один катер на воздушной подушке LCAC. Десант — 925 человек, включая группу береговой разведки (23 бойца). На нижней грузовой палубе можно перевозить до 46 основных боевых танков, на верхней размещаются грузовики и другие автомобили. В смежном ангаре с верхней грузовой палубой размещаются либо 12 средних транспортных вертолетов NH90, либо восемь тяжелых CH-47 Chinook, либо до семи многофункциональных штурмовиков вертикального взлета и посадки AV-8B Harrier II или F-35B. Полетная палуба в случае необходимости может быть использована для временного базирования авиатехники, тогда корабль может нести до 30 вертолетов типа NH90 или до 20 самолетов ВВП. Главная особенность Juan Carlos I — его полетная палуба (203,2м на 32м), приспособленная для полноценного обеспечения полетов самолетов Harrier II и F-35В и оборудованная носовым трамплином. Взлетная палуба имеет шесть взлетно-посадочных площадок для средних вертолетов или четыре — для тяжелых.

Таким образом, Juan Carlos I по многим параметрам превосходит Mistral. Именно с этим проектом испанцы победили в австралийском тендере на постройку двух УДК типа Canberra. Министерство обороны Австралии после долгих переговоров с французской компанией Armaris (совместное предприятие DCNS и Thales) отказалось от постройки УДК на основе Mistral. В июне 2007 года оно объявило о том, что контракт получила австралийская компания Tenix Defense (c 2008 году BAE Systems|’ Australia). К 2013 году она совместно с Navantia построит два универсальных десантных корабля Canberra и Adelaide, используя проект Juan Carlos I. При этом корпуса обеих австралийских кораблей будут строиться в Испании. Стоимость контракта — $3 млрд.

Впрочем, единственный пока в своем классе Juan Carlos I еще проходит испытания. К тому же, участие Navantia в тендере на универсальный десантный корабль для российского ВМФ пока лишь предположение. До последнего времени испанская сторона не делала никаких заявлений по российскому тендеру, хотя недавно руководство Navantia выступило с недвусмысленным заявлением о том, что эта компания намерена стать «европейским лидером по экспорту военных кораблей».

А что касается ДВКД Rotterdam, то создать корабль такого класса, в отличие от Mistral, вполне по силам российскому оборонно-промышленному комплексу при соответствующем финансировании. И якобы покупка этого голландского корабля скорее выглядит, как попытка выполнить необходимые формальности по тендеру, при уже почти решенному соглашению по Mistral. К тому же, в случае с Россией у французов в этом предстоящем тендере есть преимущество перед конкурентами — переговоры между Парижем и Москвой стартовали намного раньше и, судя по заявлениям обеих сторон, продвинулись уже достаточно далеко.

 

Зачем России этот вертолетоносец?

Практика закупки военных кораблей за рубежом в России существовала со времен Петра I. До 1917 года Россия купила или заказала, по меньшей мере, несколько сот боевых кораблей, в основном в Голландии, Англии, Германии, Франции и США. Например, знаменитый крейсер «Варяг» был построен на американской верфи William Cramp & Sons. В 1930-х годах по заказу СССР итальянской компанией Odero Terni Orlando был построен лидер эсминцев «Ташкент». Кроме того тогда же в Италии были построены два пограничных сторожевых корабля «Киров» и «Дзержинский». В 1940 году СССР за 104 млн рейхсмарок купил у Германии недостроенный тяжелый крейсер Lutzow, переименованный в «Петропавловск» (а в 1944 году — в «Таллин»), хотя достроен он в итоге так и не был. От США и Британии в ходе Второй мировой войны СССР получил по ленд-лизу и в счет будущих репараций с Италии более шестисот кораблей различного класса, в том числе, линейный корабль Royal Sovereign («Архангельск») и крейсер Milwaukee («Мурманск»). После войны Советский Союз не имел контактов со странам НАТО по поводу приобретения кораблей. Военно-морские заказы СССР размещал на верфях стран Варшавского договора, прежде всего Польши. В Гданьске для СССР построили несколько десятков средних десантных кораблей (проектов 770, 771, 773) и 28 больших десантных кораблей проекта 775, 15 из которых по сей день находятся в составе ВМФ России. В ГДР в 1986-90 годах была построена серия из 12 малых противолодочных кораблей проекта 1331М, восемь из которых до сих пор в составе российского флота. В Польше, ГДР, Румынии, Венгрии и Финляндии было построено для ВМФ СССР большое количество вспомогательных судов различного назначения.

Директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов считает, что в принципе практика военного импорта неизбежно будет расширяться, поскольку российский ОПК уже не сможет удовлетворять потребности вооруженных сил РФ во всех нишах. Очевидно, что в ряде сегментов зарубежные образцы имеют преимущества по цене, качеству, выполнены на более высоком технологическом уровне и могут быть поставлены в более короткие сроки. Однако, по мнению эксперта, в данном конкретном случае сделка не может не вызывать недоумения: военная необходимость закупки более чем сомнительна, как и возможность передачи нам при этом каких-то серьезных технологий. Это подтвердил газете La Tribune некий французский чиновник, который занимается этим контрактом, заявив, что «передача таких технологий может быть относительно ограниченной».

Контракт по универсальному десантному кораблю Mistral, если он все же будет заключен, станет первой масштабной военной закупкой за рубежом в истории современной России. По водоизмещению в российском военно-морском флоте уступает только тяжелому авианесущему крейсеру «Адмирал Кузнецов». Экспортная стоимость этого корабля может составить около 400 млн евро, что почти в два раза выше всего бюджета для закупки надводных кораблей для российских ВМС, а запуск всей серии, как уже было сказано выше, может достигнуть 1,5 млрд евро. Как считает известный независимый эксперт в области военно-морских вооружений Михаил Барабанов: «В условиях, когда хронически не хватает средств даже на ремонт наличного состава флота, когда флот не в состоянии нормально финансировать даже серийное строительство корветов и боевых катеров, не говоря уже о более крупных единицах, покупка подобного дорогостоящего корабля смотрится как очень странный прожект».

Бессмысленно отрицать, что корабль такого класса как Mistral российский ОПК построить сейчас не в состоянии. Отсутствуют конструкторские разработки. И поскольку, по большому счету, отечественное военное кораблестроение держится на голодном пайке, это превращает большинство проектов в долгострои. Корвет «Стерегущий» — относительно небольшой корабль — строился семь лет, подводная лодка проекта 677 «Санкт-Петербург» — десять лет, ПЛА проекта 885 «Северодвинск» все еще на верфи с 1993 года. И так далее и тому подобное. В то же время, в российском ВМФ нет аналога французского УДК. С очень и очень большой натяжкой можно было бы назвать три советских больших десантных корабля проекта 1174, являвшиеся десантными вертолетными кораблями-доками. Но последние из них — «Митрофан Москаленко» и «Александр Николаев» списаны Министерством обороны и выставлены на реализацию.

Однако само по себе отсутствие такого корабля в составе флота не может быть причиной его приобретения. Остается надеется, что в преддверии тендера в Министерстве обороны РФ разрабатывают тактико-техническое задание, в котором будет отражен главный вопрос — каковы его будущие задачи в российском ВМФ? Эти десантные вертолетоносцы разрабатывались как экспедиционные океанские корабли для проведения дальних операций. Российские военно-стратегические интересы сосредоточены на постсоветском пространстве, где функциональные достоинства этого корабля не слишком необходимы. С эксплуатационной точки зрения в составе российского ВМФ такой корабль, радикально отличающийся по своим стандартам, будет ничем иным как типичной «одинокой белой вороной» с сомнительной боевой ценностью.

Видимо, из всех многочисленных функций Mistral, наиболее привлекательной для Министерства обороны явилась штабная. Лучше комфортабельного будущего флагмана флота трудно найти. По некоторым данным, первый Mistral, в случае покупки, будет отправлен на Тихоокеанский флот. Второй, видимо, будет направлен на Черноморский флот — единственную зону, где действительно, кроме штабных, могут быть использованы его десантные и авиационные возможности, учитывая ситуацию в Кавказском регионе. Хотя все эти задачи могут выполнять российские десантные корабли, если начать их строить.

Как единственный объективный мотив покупки Mistral можно назвать экономический. В случае заключения сделки (а решение будет политическим) создаться прецедент огромной единовременной выплаты непосредственно за боевой корабль. В Министерстве обороны и руководстве ВМФ чувствуют коньюктуру и понимают, что проллобировав зарубежную сделку, смогут инициировать привлечения на этом фоне масштабных или хотя бы регулярных средств хотя бы на один крупный корабль. К тому же, действовать Mistral должен в составе амфибийной группировки, что значит — необходимо строить дополнительно эсминцы, фрегаты и суда обеспечения. И, наконец, по некоторым данным, в авиационной отрасли рассматривается возможность заказа разработки нового палубного боевого вертолета для ВМФ РФ, при том, что ради существующих российских кораблей затевать такую программу смысла нет.

Кроме того, в случае заключения контракта, российские военные моряки будут проходить обучение во Франции и получат опыт приобщения к современным западным процедурам подготовки, прохождения службы, обеспечения технической готовности, обслуживания современных корабельных систем. А именно это так необходимо личному составу российского военно-морского флота.

 

Опубликовано: Арсенал: военно-промышленное обозрение: http://rusarm.com/arhiv/n2_2009/francuzskij_flagman_rossijskogo_flota/