Иван Коновалов

После того как президент Дмитрий Медведев устроил разнос за срыв выполнения гособоронзаказа (ГОЗ) 2010 года, последовали невиданные карательные санкции в сфере оборонно-промышленного комплекса. Согласно цифрам, которые ранее объявляли вице-премьер Сергей Иванов и министр обороны Анатолий Сердюков, недовыполнение гособоронзаказа составило примерно 30%, что не так уж критично, учитывая гораздо более провальный 2009 год.

Но оборонку ждут куда большие суммы: в госпрограмму вооружений (ГПВ) до 2020 года заложено почти 20 трлн руб. За такие деньги и Кремль, и правительство хотят получить прорывные результаты — довести долю новой техники в вооруженных силах к 2020 году до 70%. Предыдущие три программы оказались нежизнеспособными из-за бесконечного корректирования и хронического недофинансирования. Для сравнения: ГПВ 2006–2015 годов стоила всего 5 трлн рублей.

Вполне логично стимулировать начало выполнения дорогостоящей ГПВ-2020 жесткими кадровыми решениями. Другой вопрос — системные решения. Болевые точки российского оборонно-промышленного комплекса — сильный износ производственных фондов, «стареющие кадры», разрушенная в 1990-е и ныне лишь частично восстановленная отраслевая кооперация, непременные проблемы с финансированием.

На фоне этого чиновники Министерства ­обороны и оборонщики ведут вечный бой за цены на продукцию военного назначения. Военные постоянно пытаются снизить ее стоимость, считая цены, предъявляемые предприятиями ОПК, искусственно завышенными, и подолгу согласовывают все параметры контрактов, борясь за каждый рубль.

Вообще, спор военного ведомства и ОПК о ценообразовании — разговор слепого с глухонемым. Получая лишь частичную предоплату от Минобороны, оборонщики должны брать кредиты в банках, чтобы выполнить заказ в срок. Срыв сроков по выполнению заказов стал официальной причиной увольнения большинства директоров предприятий ОПК после президентского «разбора полетов». Банковские кредиты возвращать надо с процентами, и их оборонка закладывает в стоимость своей продукции. Вдобавок дорожают сырье и исходные материалы. Премьер Владимир Путин пообещал, что Минобороны вскоре получит право на 100-процентное авансирование гособоронзаказа. Но ведь это коснется только крупных, и без того рентабельных предприятий. А предприятия, которые не справились с заказами от Минобороны, «взяты на карандаш» и пока никаких предоплат не получили, что вряд ли будет способствовать их более успешной работе.

Продолжающееся реформирование Минобороны только усложняет ситуацию. Для реализации гособоронзаказа и госпрограммы вооружений в июне прошлого года была создана должность первого замминистра, которую занял начальник вооружения Вооруженных сил РФ Владимир Поповкин. Но недавно Поповкин стал главой Роскосмоса, а его прежняя должность в Минобороны вакантна. Похоже, ее вообще хотят сократить. То есть не прошло и года, как концепция поменялась, и формирование стратегических направлений по заказам ОПК в военном ведомстве никто не контролирует. Видимо, функции аппарата Поповкина перейдут к Рособоронпоставке (федеральное агентство), которая фактически все еще находится в стадии формирования. А потом концепция опять может поменяться.

 

Опубликовано: Московские новостиhttp://mn.ru/ivan_konovalov/20110525/302088965.html