КНИГА: Коновалов И.П., Валецкий О.В. "Эволюция частных военных компаний"

Коновалов И.П., Валецкий О.В.

Одной из наиболее привлекательных для рекрутинговых компаний категорий кандидатов в ЧВК являются граждане США, могущие получить так называемые security clearance или допуск секретности различных уровней. Выдаются эти допуски министерством обороны США согласно программе National Industrial Security Program, предусматривающей сложные проверки в течение полугода-года со стороны различных ведомств США. Согласно данному документу иностранцы лишь в исключительных случаях могут получить так называемые «ограниченные допуски» (Limited Access Authorization), которые далеко не всегда приемлемы для работодателей. Но как раз работодатели и должны направить запрос на получение их работником security clearance, и далеко не во всех случаях их работник этот допуск получает. После окончания же срока действия временного разрешения на работу компания должна либо уволить работника, не получившего такой допуск, либо переместить на иное рабочее место, где таковой допуск не требуется, а число таких мест в данной сфере деятельности крайне ограничено. Правда, существовали и аналогичные допуски, выдаваемые в странах НАТО нередко признаваемые в Афганистане и в Ираке, однако граждане России, Украины и Боснии и Герцеговины подобные допуски получить не могли.

В 2008 году в США произошел большой скандал, когда шесть следователей, занимавшихся в частных компаниях (но по государственным лицензиям — это американская традиция), выдачей security clearance, были обвинены в том, что относились к своей работе по проверке кандидатов халатно, а то и вообще ее не делали. Возможно, причиной тому были взятки от компаний, нуждавшихся в определенных кандидатах и не желавших ждать окончания проверок.

Частные компании, согласно указаниям соответствующих органов, в Ираке это командование Коалиционных сил, а в Афганистане — командование НАТО, первое время пополняли свои ряды персоналом, прежде всего из числа граждан тех стран, которые участвовали в данных войнах, но позднее критерии были ослаблены. Так, сотрудников ЧВК из числа военнослужащих армии и полиции ЮАР набирали в таком количестве, что президентская гвардия этой страны лишилась едва ли не половины своего личного состава. Естественно, «специалистами» они стали во времена апартеида, что иногда служило поводом для скандала.

28 января 2004 года, при взрыве заминированного автомобиля перед отелем в Багдаде погиб один, а ранен другой работник британской компании Erinys Iraq Limited. Выяснилось, что погибший Франкос Стридом был в свое время военнослужащим Koevoet (отряда спецназа МВД ЮАР), а его раненый коллега Дин Гоус являлся сотрудником бывшей тайной полиции ЮАР Vlakplaas. Впрочем, опыт и боевые качества южноафриканцев стали решающим фактором для американских и британских ЧВК. Их число в Ираке достигало одно время свыше двух десятков тысяч, в то время как гражданам других государств, участвовавших в операции Iraqi Freedom, в приеме отказывали.

Работали в Ирак и собственно южноафриканские ЧВК. Правда, компания Erinys, имея часть основного капитала из ЮАР, была зарегистрирована на Виргинских островах, компании EODT и Reed, также основанные южноафриканцами, были зарегистрированы в США, и лишь компании OSSI (и аффилированная с ней компания Remington), Bancroft и Meteoric Tactical Solutions являлись полностью южноафриканскими. МВД Ирака отмечало, начиная с 2004 года, все более значительное количество инцидентов незаконного применения южноафриканцами оружия и стало всемерно ограничивать получение рабочих виз гражданами ЮАР.

По мнению многих экспертов, имела место некая договоренность между южноафриканскими политическими и финансовыми кругами белой общины и правительством США о негласной поддержке южноафриканскими ЧВК, тем более что южноафриканские фирмы после падения режима апартеида начали активно работать как субподрядчики по контрактам американских компаний в Африке. Необходимо отметить, что в работе южноафриканцев в ЧВК достаточно резко проявилась весьма показательная смена modus vivendi военных ЮАР после их увольнения и трудоустройства в частные военные компании. На первые роли выдвигались часто более беспринципные сотрудники, поскольку те, в чьих интересах действовали ЧВК, отнюдь не были склонны терпеть «честных вояк», воевавших к тому же за цели, глубоко расходившиеся с целями современного мирового порядка, в котором любые проявления расизма и национализма являются преступлением. Закономерно, что со временем южноафриканский костяк контрактников стал разлагаться, заполняясь случайными людьми, чьим основным мерилом в работе стало исполнение желаний их менеджеров. Подобный подход не мог не отразиться на психологии всей частной «англоамериканской» военной системы.

Но в силу фактора повышенной лояльности южноафриканцы были вне конкуренции, а другим кандидатам, как, например, ветеранам французского Иностранного легиона, имевшим подготовку не худшую, чем у южноафриканцев, приходилось долго и безуспешно ждать приглашения(?) на работу в Ираке, как, впрочем, и французским компаниям Secopex и Groupe EHC. В еще худшем положении находились немцы, которые так и не смогли тогда войти на данный рынок ЧВК, хотя некоторые компании, как, например, Lasi Security Company, активно пытались это сделать. Англо-американское лобби не было заинтересовано в появлении немцев и получении теми какого-либо авторитета и влияния в данном бизнесе.

Частный военный бизнес находится под весьма плотным контролем американских и британских спецслужб, и сама разрешительная система в области получения компаниями лицензий на работу достаточно зависима от этих спецслужб и соответственно от проводимой ими политики. В Ираке главный контрольный орган в области охранной деятельности — Временная коалиционная администрация (Coalition Provisional Authority) — проводил разрешительную политику, согласно которой компании США, Великобритании, Австралии, ЮАР, Новой Зеландии получали привилегированное положение. По большому счету, это естественно, так как самостоятельно частные военные компании противостоять хорошо вооруженному противнику не могут и, как правило, заранее заручаются поддержкой «своих» национальных армейских частей, в первую очередь сил специальных операций.

В кадровом плане в ЧВК предпочтение отдается ветеранам спецназа, иногда специально для этого берущим отпуска. Последнее неудивительно, так как в таких компаниях они получают от 200 до 1000 (иногда и больше) долларов в день, тогда как в вооруженных силах США солдаты и сержанты получают от 1,5 до 4 тысяч долларов в месяц. В Ираке общее число сотрудников различных частных военных компаний выросло с 20 тысяч в 2003 году до 126 тысяч в 2007-м, сейчас это число сократилось до 14 тысяч. Несколько лет назад американское военное командование, столкнувшись с оттоком личного состава из спецназа, стало всячески ограничивать увольнение «зеленых беретов» до окончания контракта. Однако сама по себе работа охранником даже в зоне вооруженного конфликта не была настолько сложна, как проведение специальных операций, что вместе с солидным заработком привлекало бывших спецназовцев в различные частные компании, как, впрочем, и остальных ветеранов американских армии и полиции, в том числе пенсионного возраста.

Немало набирали и сотрудников с опытом работы в американских охранных компаниях или в полиции, а то и вовсе без всякого опыта. Основным критерием тут было наличие гражданства США и нежелание американских чиновников приспосабливать требования к кандидатам к правовым нормам их стран. Американские компании неохотно набирали иностранцев, и последние, главным образом, трудоустраивались в британских компаниях, располагающих меньшими людскими ресурсами.

Как правило, частные военные компании охотно нанимают личный состав из местных структур безопасности. Главное внимание при наборе уделяется местным руководителям, которые потом помогают ЧВК в решении самых разнообразных вопросов. В Ираке, например, компания Erinys в 2004 году имела около 15 тыс. местных охранников — курдов и арабов — для обеспечения охраны нефтяных полей и нефтепроводов. Особого внимания качеству личного состава тут нередко не придается, так как подобному персоналу даются несложные задачи по охране промышленных объектов, а также компаундов-—районов компактного проживания иностранцев. Заработная плата данной  категории охранников объектов (static guard) составляет от 600 до 6 тысяч долларов в месяц (в зависимости от гражданства). Более подготовленная часть местного персонала используется для задач по сопровождению и личной охраны различных должностных лиц и грузов, а также для обучения местного персонала и других более или менее ответственных задач.

Некоторые, как правило, американские компании иногда практиковали наем сотрудников в Латинской Америке, как, например, в Чили или в Перу, а другие компании, как правило британские, предпочитали Южную Азию, такие страны, как Непал, Шри-Ланка и Индия. Так, компания Gurkha Security Guards Ltd нанимала ветеранов британских подразделений гуркхов, а другие компании набирали персонал также на Фиджи, в первую очередь ветеранов миротворческого батальона на Синае, либо на Филиппинах, в том числе из рядов ветеранов морской пехоты.

Blackwater в 2004 году осуществила вербовку около 50 ветеранов вооруженных сил Чили, что вызвало обвинения некоторых правозащитников в том, что они стали профессионалами при диктаторе Пиночете. То, что такой персонал набирался в странах с «милитаристской традицией», вполне закономерно, по той причине, что самый ценный опыт постигается на практике; а в данной области — охранной деятельности в боевых условиях, лучший опыт постигается в боевой обстановке. Именно поэтому после войны в бывшей СФРЮ ни британские, ни американские ЧВК не имели проблем с набором кадров в Боснии и Герцеговине для войны в Ираке и Афганистане. Приходилось даже выбирать из расчета сотни человек на место, и естественно, что подобный набор проводился в тесном сотрудничестве с представителями местных спецслужб.

 

 КНИГАКоновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 138 с.