КНИГА: Коновалов И.П., Валецкий О.В. "Эволюция частных военных компаний"

Коновалов И.П., Валецкий О.В.

Несмотря на обилие «боевого материала» после целого ряда войн, с организацией собственного частного военного бизнеса в странах бывшей Югославии дело так и не заладилось. В Хорватии местная охранная компания Zovko начала было достаточно широкомасштабное сотрудничество с компанией Blackwater, и американцы даже хотели создать в Хорватии центр по найму и обучению местного персонала для работы в Ираке и Афганистане, тем более что хорватские подразделения находятся в составе Международных сил содействия безопасности в Афганистане. Но все закончилось просто наймом людей через эту хорватскую компанию, а затем проект был закрыт, как и другой проект — в начале 2009 года Blackwater начала набор хорватов с опытом работы в Ираке и в Афганистане для работы в Сомали. Этот проект, однако, так никогда и не стартовал.

В Сербии деятельность ЧВК так и не получила размаха, поскольку правительство, отказавшись от обещанной США посылки воинского контингента в Афганистан, не могло здесь получить должной политической поддержки.

Под Белградом в поселке Обреновац в 2005–2007 годах действовал центр подготовки будущих охранников. Однако, несмотря на большой энтузиазм организаторов, в Ирак сумели уехать лишь несколько десятков человек, подписавших индивидуальные контракты с британской компанией Erinys, а сербские фирмы так и не получили контрактов.

В целом все свелось к тому, что несколько сот «югославов» включились в работу западных ЧВК, а планы по созданию балканских ЧВК рухнули, обернувшись несколькими публичными скандалами. С другой стороны, британские и американские компании сумели извлечь выгоду из данной ситуации. Британская Group 4 Securicor в 2008 году закупила контрольный пакет акций крупных охранных сербских компаний Progard и DMD. Сербское охранное предприятие Strakon выкупила супруга бывшего посла США в Белграде Лин Монтгомери, а компании Sekuritas и Ineks bezbednost принадлежат теперь неименованным иностранным владельцам.

Граждане Боснии и Герцеговины (БиГ), как и ее части Республики Сербской являлись более приемлемыми кандидатами для работы в Афганистане, в силу того, что БиГ представляла собою, по сути, международный протекторат и тем самым ее граждане более эффективно могли проверяться американскими спецслужбами в ходе получения разрешения на работу в области безопасности. В Боснии со второй половины 1990-х годов напрямую действовали компании из США и Великобритании, занимающиеся разминированием, и в дальнейшем некоторые нанятые и подготовленные ими местные саперы и кинологи отправились в Ирак, Ливан, Афганистан, Судан в составе таких компаний, как RONCO, Minetech, UXB, Armor Group.

Подобные контакты облегчили работу рекрутерам ряда частных военных компаний по найму персонала для работы в Афганистане и Ираке. В 2003–2005 годах британская компания Hart Group осуществляла набор групп по 10–15 человек из числа, главным образом, сербов — ветеранов вооруженных сил Республики Сербской и уже имевших опыт работы в западных компаниях, работавших в области разминирования на территории Боснии и Герцеговины. Группы комплектовались для охраны инженерных команд, занимавшихся восстановлением энергетической системы Ирака, а также для охраны избирательных участков по подряду компании Hart Group с австралийской компанией OAM. Приняла на работу и несколько сербов из Боснии и Герцеговины американская компания Lloyd-Owen.

Также рекрутеры компании Erinys Iraq Limited летом 2005 года наняли группу мусульман из Тузлы, а затем через своего представителя в Сараево организовали подготовку и набор граждан Боснии и Герцеговины из числа сербов и мусульман. Затем по этому же проторенному каналу решили работать и рекрутеры DynCorp, набирая боснийских мусульман с опытом работы в охране американского посольства и офиса международного представительства OHR в Сараево. В декабре 2006 года американская компания SOC-SMG начала набор сербов из Боснии и Герцеговины для работы в Ираке, и для этих целей компания использовала компанию Dreshak, открывшую свой офис в Боснии. Сербы нанимались для сопровождения конвоев, а потом для работы в качестве супервизоров (контролеров) угандийских охранников в системе охраны американских военных баз. В дальнейшем компания SOC-SMG, прекратив набор граждан Боснии и Герцеговины, начала набор граждан Македонии, открыв в столице Скопье свое представительство. Тем не менее, с десяток сербов из Боснии и Герцеговины было в конце 2009 года нанято данной компанией для работы по сопровождению конвоев в Афганистане. Они работали и водителями, и командирами групп бронемашин охраны SOC-SMG.

С весны 2008 года вербовочную работу начала и компания EODT. Наем сотрудников велся через иорданских посредников, через рекрутинговую компанию Beowulf Internatio­nal, но местные боснийские рекрутеры из фирмы Fit Frog не выполнили свои обязательства, и большинство кандидатов было возвращено в Боснию, а компания Beowulf Inter­na­tio­nal, столкнувшись с противодействием в местных органах власти, в частности в налоговой службе, свернула свою деятельность. После этого с августа 2008 года EODT начала набирать кандидатов напрямую через выбранного ею местного рекрутера для сопровождения конвоев, а потом для работы в качестве супервизоров угандийских охранников. Работу получило около сотни кандидатов, причем приблизительно в равном количестве сербов и мусульман, а также несколько местных хорватов. Программа закрылась весной 2010 года.

В 2011 году американо-иракская ЧВК Sabre начала в БиГ набор кандидатов с опытом работы в Ираке и Афганистане в рамках контрактов по охране нефтяных компаний, преимущественно на юге Ирака. Набор осуществлялся через рекрутинговую компанию Blade, было принято на работу свыше сотни кандидатов. Впоследствии некоторые «боснийцы» (главным образом, сербы) из Sabre, EODT и SOC-SMG смогли трудоустроиться в ЧВК Aegis, BritAm и JSI, а затем и в российский ЛУКОЙЛ, отказавшийся в 2011 году от сотрудничества с российскими ЧОПами.

В Афганистане также работало большое число граждан государств, возникших после распада бывшей Югославии. Так, большое число граждан Сербии, Хорватии и Македонии работало в британской компании Shield Security и в американской Cochise Security Company, а значительное число сербов и македонцев работало в британской компании GardaWorld и в американской.

В Боснии и Герцеговине в 2010–2011 годах американская компания American K-9 Detec­tion Services набирала кинологов для работы в Афганистане по поиску мин и СВУ на коммуникациях, а также для проверки транспортных средств на въездах в базы ИСАФ в Афганистане. Обучение кинологов велось в США, но проверка кандидатов проводилась в Боснии. Сначала она велась в Пале в кинологическом центре местной компании по разминированию «Стоп Майнс», а затем переместилась на территорию кинологического центра в бывшей казарме армии Боснии и Герцеговины в Бориках под Конице. Впрочем, вскоре набор кандидатов стал происходить по привычному для местной среды принципу личных связей. Так что американцы быстро обнаружили вскоре резкое ухудшение качества кандидатов в кинологи, часто прибегавших к характерному в местной среде обычаю по фальсификации дипломов и интриганства против настоящих специалистов. American K-9 Detection Services в итоге свернула балканскую программу и начала набирать южноафриканцев.

Очень часто вербовка в республиках бывшей Югославии часто заканчивалась после уплаты кандидатом требуемой вербовщиком суммы. Вербовщик исчезал вместе с деньгами. Хотя в регионе имелось большое число военных профессионалов, благодаря порочной системе связей работу в ЧВК часто получали неподготовленные лица. Контрпродуктивную роль сыграло и требование знания английского языка. Обычно опытные специалисты английским не владели и вместо них рабочие места получали лица не только без боевого опыта, но и без элементарных военных знаний, а нередко низких моральных качеств. Данное обстоятельство не могло остаться незамеченным в достаточно ограниченной среде ЧВК в Ираке. Различные «лобби», как, например, южноафриканское или шотландское, использовали его для отсечения боснийских конкурентов. По большому счету главной причиной неудачи «военных частников» из Боснии и Герцеговины было отсутствие в БиГ хотя бы одной серьезной частной военной компании, менеджмент которой был бы способен мыслить стратегически. Более успешным примером является набор граждан Боснии и Герцеговины для работы по гражданским специальностям компанией KBR — главным снабженцем американских войск и их союзников в Ираке и Афганистане.

После иракской войны 2003 года в городках Луковац и Живиницы были открыты центры по набору персонала для американских компаний, и со временем набор расширился по всей Боснии и Герцеговине, в том числе захватив и Республику Сербскую. Согласно данным боснийского журнала «Слободна Босна» в 2010 году на американских военных базах в Ираке, Афганистане, Кувейте и в ОАЭ работало от трех до пяти тысяч граждан Боснии и Герцеговины, причем большая часть из них мусульмане из районов Тузлы, Калесии, Живиницы и Лукавца. Заработная плата — от трех до пяти тысяч долларов в месяц. Среди них были и граждане Сербии. Компании-посредники брали с сербов, желающих работать в ЧВК, до 40% зарплаты. В дальнейшем рекрутировать граждан как Боснии и Герцеговины, так и Македонии, Сербии и Kосово стала американская компания Flour.

В Румынии было создано несколько охранных компаний — Manpower, Bidepa и Danubia Global. Последняя была основана американцами после того, как американской ЧВК Custer Battles в 2004 году военным командованием США было запрещено работать в Ираке из-за скандала с накручиванием цен на услуги. Румынские компании также не смогли добиться серьезных успехов. Bidepa в 2004 году потеряла контракт в Ираке, Danubia Global — в 2006 году. Так что, главным образом, румынские фирмы работали с американскими и британскими компаниями — DynCorp, Sabre, Erinys и EODT.

По сути единственной из стран третьего мира, где набор кандидатов был массовым, стала Уганда. В Ираке к 2008 году число угандийских сотрудников ЧВК достигло десяти тысяч. Столь массовый набор обеспечен договором правительства Уганды с рядом западных компаний — SOC-SMG, Triple Canopy и EOD Technology. Угандийцы, имея зарплаты 600–1500 долларов в месяц, занимались охраной многих американских военных баз в Ираке. В ходе этой деятельности нередко возникали противоречия, выливающиеся в судебные процессы. Так, три угандийских охранника подали в суд против компании Askar Security Services .Суть предъявленных обвинений заключалась в том, что компания бесправно, по мнению истцов, снимала с их счетов по 100 долларов в месяц. Случались и более серьезные инциденты, вплоть до забастовок угандийских охранников.

 

КНИГАКоновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 138 с.