КНИГА: Коновалов И.П., Валецкий О.В. "Эволюция частных военных компаний"

Коновалов И.П., Валецкий О.В.

История восхождения современных ЧВК фактически началась в Африке, когда миротворческие войска ООН в 1990-е годы показали здесь свою полную неэффективность в попытках остановить или хотя бы регулировать вооруженные конфликты, во множестве вспыхнувшие на континенте после распада биполярного мира. С началом «войны с международным терроризмом» в 2001 году об Африке совсем забыли. Самым заметным событием в этой области был провал классической попытки наемнического переворота в стиле Боба Денара или Майка Хора, который руководил небезызвестный Саймон Манн. В марте 2004 года в центре общественного внимания оказалась южноафриканская ЧВК Logo Logistics. Власти Зимбабве и Экваториальной Гвинеи арестовали группу сотрудников этой компании, обвинив их в участии в заговоре против президента Экваториальной Гвинеи. Всех задержанных приговорили к разным срокам заключения. В скандале оказался замешан и сын бывшего премьер-министра Великобритании Марк Тэтчер. Власти ЮАР обвинили его в частичном финансировании заговора и выслали из страны.

С приходом в Белый дом президента Барака Обамы Африка вновь стала зоной интересов США. Созданное в 2008 году командование AFRICOM развернуло свою деятельность во многих африканских государствах, хотя договориться об открытии штаб-квартиры Африкома в одном из этих государств так и не удалось. Была развернута программа AFRICAP (Africa Peacekeeping), в рамках которой предусматривается тыловая поддержка, обучение и подготовка вооруженных сил, строительство, охрана морского судоходства, обеспечение снаряжением, оперативное командование, авиационное наблюдение.

Приоритетные структуры для США — вооруженные силы Южного Судана, Конго (Заир), Сомали, Либерии, Сьерра-Леоне и Мали, миротворческие силы Африканского союза в Сомали и миротворческие силы Экономического сообщества Западной Африки (ЭКОВАС).

В сентябре 2009 года тендер по программе AFRICAP (1,5 млрд долларов) был поделен поровну между компаниями PSI (Protection Strategies Inc), DynCorp International, AECOM и PAE. Под контролем Пентагона ведется и другая программа подготовки армий африканских государств ACOTA (Africa Contingency Opera­tions Training and Assistance). Согласно ей, должно быть подготовлено 75 тысяч военнослужащих африканских армий. Компании MPRI и PAE получили контракты по подготовке воинских контингентов Уганды и Бурунди, составляющих основу миротворческих сил Африканского союза в Сомали.

В дальнейшем к данным контрактам подключились и ряд других компаний, в частности американские Northrop Grumman и Beyond SOF и британская Blackstone Security Services.

Следует отметить, что успехи США по программам армейской подготовки невелики. Ставка американцев на армии Сенегала и Нигерии в миротворческих миссиях в Западной Африке и на армии Уганды и Кении в Восточной Африке в себя не оправдала. Подготовка, основанная на краткосрочных курсах, не привела к коренным положительным изменениям ни в структуре, ни в оперативном искусстве и тактике этих африканских армий. Большая часть финансовых средств, выделенных США, просто разворовывалась. Африканцы не отличались склонностью к проведению полномасштабных военных операций, требующих высокого чувства долга и тщательного планирования. Провал миротворческих войск ЭКОМОГ в Гвинее — Бисау и в Сьерра-Леоне, пассивное поведение миротворцев Африканского союза в Сомали это доказали наглядно. Руководители Пентагона также уже не раз открыто заявляли, что войска ЭКОВАС (наследника ЭКОМОГ), участвующие в гражданской войне в Мали, «совершенно ни на что не способны».

Необходимо отметить, что деятельность ЧВК в Африке строго регламентирована как по уровню допуска (security clearance), так и по качеству и количеству техники, снаряжения и вооружения, что является гарантией того, что минимальный уровень в ходе проведения полученного контракта будет осуществлен. Так, программы обучения MPRI и PAE проходят процесс верификации в командовании AFRICOM согласно требованиям правил ведения операций по поддержке мира (Peace Support Operations). Помимо этого программы по инженерно-саперной подготовке данных операций согласовываются в противоминных центрах МАК (Mine Action Centre), созданных по инициативе ООН в ряде африканских стран.

Отбор сотрудников ЧВК для программы ACOTA осуществляется руководством компаний исходя из требований африканского командования и полученного опыта деятельности самих компаний.

Само использование ЧВК дает возможность командованию AFRICOM действовать более оперативно, поскольку отправка воинских подразделений для подготовки иностранных армий требует сложной процедуры в конгрессе США и в государственном департаменте США.

Что касается компаний других стран, то в данном случае они играют малозначительную роль за исключением южноафриканских и французских компаний, которые занимают подчиненную по отношению к американцам роль. С 2003 года на африканском рынке очень активно действует французская ЧВК Secopex. Эта компания, в штате которой офицеры армейского спецназа и МВД, официально позиционировала с момента создания себя как «первая частная военная компания Франции». Ее глава и создатель Пьер Марзиали был убит в перестрелке в мае 2011 года в ливийском Бенгази. С началом войны в Мали активизировались и другие французские компании, в частности EHC Group.

Появились в Африке и испанские ЧВК, такие, например, как SGSI Group и Nanko C2ISR Consulting Group, однако насколько их деятельность успешна, пока неизвестно.

В силу общей нестабильности услуги ЧВК в Африке востребованы различными западными корпорациями и государственными структурами, в том числе для охраны районов проживания специалистов подобных компаний. В Кении, например, в данной области работает компания G4S, а в Уганде — Saracen. В Нигерии такого же рода охранную деятельность ведут такие ЧВК, как Control Risk, Erinys International, ArmorGroup,Triple Canopy.

Оперативность в действиях ЧВК в Африке все возрастает. Они стали проникать в зоны вооруженных конфликтов еще до появления там представителей Пентагона, что делает их самостоятельным фактором в американской политике. В то же время пока крайне ограниченное присутствие войск США и НАТО на континенте лишает ЧВК их базовой опоры и, как следствие, мешает добиваться «производственных успехов». Сокращение численности французского военного контингента в Африке к 2012 году до пяти тысяч человек снизило также и способность армии Франции проводить быстрые операции на континенте и поддерживать свои компании. Однако ситуация несколько изменилась с началом в январе 2013 года французской военной интервенции в Мали. В этой войне участвует 4-тысячный французский военный контингент.

В Ливии, например, без базовой поддержки отечественных вооруженных сил, частные военные компании вынуждены действовать на крайне ограниченном пространстве. Их деятельность сведена лишь к набору персонала для охраны западных дипломатических представительств, либо различных департаментов ООН, а также к консультационным услугам в области разминирования. Традиционная модель создания новых вооруженных сил силами западных силовых структур и ЧВК в Ливии пока не прижилась. Тем не менее, с началом выделения западных средств новому правительству Ливии, транснациональные корпорации стали проявлять повышенный интерес к «реконструкции» Ливии, а за ними стали подтягиваться и «военные частники». В Сомали же, например, вообще провалились все попытки развернуть деятельность ЧВК на постоянной основе — компании просто не в состоянии защитить себя, а войска Африканского союза или слабые правительственные части этой защиты дать не могут.

Войны в Сомали и в Ливии поставили новые вопросы перед современными ЧВК. В данном случае требуется значительно более высокий уровень подготовки сотрудников и организации деятельности ЧВК по сравнению с Ираком и Афганистаном, где оперативному руководству компаний можно было одним вызовом в штаб соседней американской части решить все проблемы как в отношениях с командованием местных вооруженных сил, так и при нападении сил противника. В Африке подобный вызов является проблемой (чаще он просто невозможен), и потому к работе здесь допускаются только такие компании, как MPRI и PAE, чье руководство и сотрудники имеют многолетний опыт воинской службы и участия не только в программах подготовки и логистики, но и в ведении самостоятельных военных спецопераций.

Что касается «восточных» компаний, то после распада СССР Африка отнюдь не закрылась для российской армии. Во время масштабной войны между Эфиопией и Эритреей 1999–2000 годов российские специалисты работали в эфиопских ВВС. В 2004 году инструкторы из состава сил специального назначения ГРУ Генерального штаба Вооруженных сил РФ участвовали в подготовке армии Эфиопии, принявшей позднее участие в операциях в Сомали, в том числе в штурме Могадишо в декабре 2006 года. Финансировали программу США. Данная программа вполне могла послужить основой для создания российской ЧВК, которая могла бы заниматься обучением армий стран третьего мира. Необходимость существования подобной ЧВК для постсоциалистических армий вполне себя подтвердила в ходе войны в Ливии. В этой войне, согласно сообщениям СМИ, на стороне сил полковника Каддафи действовало несколько десятков военных советников из Украины, Белоруссии, Хорватии и Сербии.

На тот период правительство Ливии было легитимной признанной во всем мире структурой, страна являлась членом ООН и различных международных организаций. И имела полное право запросить и получить военную помощь от дружественных или заинтересованных правительств, в том числе в предоставлении военных специалистов. К тому же на стороне повстанцев почти открыто действовали британские и французские военспецы с официального одобрения своих правительств. Отряды ливийских повстанцев имели крайне низкий уровень подготовки, превосходство регулярной армии в тяжелой военной технике было подавляющим. Несколько правительственных частей, имевших в своем составе опытных иностранных военных советников, вполне были в состоянии, еще до начала международной изоляции страны, выбить силы оппозиции из Бенгази и Тобрука, а затем разгромить их.

Согласно сообщениям хорватской газеты «Вечерни лист» в ходе боев за Мисрату на стороне Каддафи воевало 85 иностранцев из Сербии, Хорватии, Украины, Колумбии, Боснии и России. Как заявил репортеру местный ливийский проводник Абдел Азиз Мадини, после авиаударов НАТО и отступления правительственных сил многие из них были взяты в плен противниками Каддафи. Девять граждан Хорватии, двенадцать граждан Сербии, одиннадцать граждан Украины, десять граждан Колумбии были расстреляны. Если бы в данном случае на территории этих стран существовали ЧВК, имевшие юридически подтвержденные права и обязанности по подготовке и командованию хотя бы нескольких частей армии Ливии, ситуация могла бы сложиться совершенно иным образом. Вскоре в Триполи появились иные иностранные военные специалисты, в том числе из Египта, Саудовской Аравии и Афганистана.

Важной отраслью деятельности ЧВК в Африке являются авиаперевозки. Данный бизнес впервые военные частники в больших масштабах опробовали в Африке, где авиатранспорт имеет ключевое значение для различных транснациональных корпораций. Со временем появились и специализированные по авиаперевозкам в «экстремальных» условиях компании, такие как AirScun, FAA, Universal Aviation Ltd и Askari Aeroparts Limited. Впрочем, и некоторые «наземные» ЧВК занимались авиаперевозками.

Особо перспективным этот рынок стал с созданием Африкома. Были выделены большие финансовые средства на контракты в области подготовки африканских армий и обеспечения операций ООН, и в данном случае основным элементом данных контрактов являются авиаперевозки.

 

КНИГАКоновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 138 с.