КНИГА: Коновалов И.П., Валецкий О.В. "Эволюция частных военных компаний"

Коновалов И.П., Валецкий О.В.

В настоящий момент в 50 странах действуют несколько сотен частных военных компаний разного профиля, многие из которых входят в состав крупнейших мировых корпораций. Развитию этого сегмента мирового бизнеса способствует целый ряд факторов. Главная причина растущей популярности ЧВК — в глобализации мировой экономической системы. Современные транснациональные корпорации нуждаются в защите своих интересов ничуть не меньше, чем государства. Включение в эти процессы регулярной армии — процесс долгий и сложный, иногда не совсем оправданный с точки зрения военно-политических последствий, а затраты на поддержание лояльности военно-бюрократического аппарата сравнимы с расходами на содержание собственной службы безопасности. Именно поэтому корпорации предпочитают неповоротливым армиям отряды оперативного реагирования частных военных компаний. Еще более важным обстоятельством является то, что через эти компании можно без контроля налоговых ведомств получать доходы с заведомо завышенными ценами на услуги.

Немаловажное значение имеет и то, что в современном обществе люди с все большим усердием исполняют свои обязанности по отношению к частному работодателю. Понятие долга по отношению к государству все более и более размывается. К тому же имидж частных военных структур сильно изменился — это обычная и вполне легальная работа с определенными рамками закона полномочиями.

Для большого бизнеса после окончания «холодной войны» появление частных военных компаний было закономерным и обусловленным явлением. В колониальные времена, когда какая-либо американская строительная компания посылала своих рабочих и инженеров, например, в Намибию или Индонезию, она была уверена, что колониальные администрации на данных территориях обеспечат их работникам полную безопасность. После слома колониальных империй «силовой вакуум» был частично восполнен вооруженными силами США и их союзниками по НАТО, которые удерживали правительства стран третьего мира в определенных цивилизованных границах поведения, в то же время и СССР прямо или косвенно заставлял «союзные» ему государства придерживаться буквы закона и соблюдать общечеловеческие нормы поведения.

Однако с окончанием «холодной войны» былой механизм силовой безопасности в третьем мире был окончательно разрушен. Рассчитывать на то, что где-нибудь в Нигерии или на Суматре местная полиция, связанная с преступными группировками, в состоянии обеспечить безопасность иностранцам от местных повстанцев, было бы бессмысленно. Кроме того, в регионах «высокого риска» помимо силовой безопасности нужна и работа по сбору информации и лоббированию интересов заказчика в государственных структурах. В большинстве случаев под этим подразумевается сотрудничество с местными структурами безопасности и с различными политическими движениями и общественно-политическими организациями. Единственный выход — создание или наем ЧВК.

Деятельность ЧВК далека от идеальной, она изобилует и ошибками и преступлениями, чаще всего экономического характера. И все же с профессиональной точки зрения в этом отношении стоит довериться прагматизму американского правительства, которое вряд ли выделяло столь большие средства на контракты с ЧВК, если бы не считало их работу эффективной. Нельзя, конечно, отрицать наличия в этих контрактах и личного интереса тех или иных чиновников американской администрации, однако, если бы сама структура ЧВК была неэффективна, то эти же чиновники нашли бы другие пути получения доходов.

Тезис об убыточности контрактов с ЧВК для государства и налогоплательщиков также спорен. Например, американское правительство заключает главные контракты опять-таки с американскими ЧВК, которые, в основном, трудоустраивают граждан США, и тем самым деньги от контрактов возвращаются в большей части опять в американскую экономику. В то же время скандалы с завышением цен на услуги ЧВК — одна из главных «военных» тем западной прессы. Сенатор от Демократической партии Клэр Маккаскилл прямо заявил Financial Times, что «за последнее десятилетие миллиарды долларов из карманов налогоплательщиков были потрачены на службы и проекты, которые не приносили почти никакой пользы, а иногда и вовсе были бесполезными».

Программы по реформам местных силовых структур, которые должны занять место ЧВК, как показала практика, в целом неэффективны, поскольку сталкиваются с коррупцией и клановостью на местах. Босния и Герцеговина, Косово, Ирак и Афганистан — типичные примеры тщетности усилий правительств западных стран и международных организаций, несмотря на огромные средства, выделяемые на эти цели.

Решать вопросы безопасности международных экономических субъектов путем усиления роли их служб безопасности тоже невозможно. Эти службы не имеют ни оперативности в действиях, ни возможности переброски личного состава. Ни одна компания не позволит себе роскошь держать группу вооруженных сотрудников охраны из-за какой-то потенциальной угрозы или решения сиюминутной проблемы по безопасности. ЧВК же в состоянии обеспечить защиту в случае кризиса сразу нескольким компаниям-клиентам. ЧВК — самостоятельные экономические субъекты. В большинстве случаев они независимы в выборе методов осуществления контрактов, что является принципом, на котором базируется американская экономика. Конечно, ЧВК обязаны согласовывать свои действия с Пентагоном, а иногда и выполнять заказы в интересах спецслужб США, однако во всех случаях они сохраняют самостоятельность.

Один из наиболее обсуждаемых тезисов состоит в том, что создание ЧВК в России во многом решит вопрос трудоустройства уволенных в запас военнослужащих. Но и он достаточно спорен. Рынок ЧВК возникнет в России не через трудоустройство бывших военнослужащих за границей, а путем широкомасштабной работы отечественных ЧВК по заказам транснациональных корпораций в самой России, тем более что некоторые западные ЧВК имеют свои представительства в России. И,, сотрудничая с российскими компаниями в области капиталовложений, они, естественно, сотрудничают и с российскими ЧОПами.

Что касается лоббирования интересов ЧВК в области военного аутсорсинга, то аргументы «частников» можно суммировать примерно таким образом:

  • частную компанию нанять дешевле, чем привлекать огромную военную структуру. Ей платится единая цена за все услуги сразу и на определенный срок, а регулярные войска постоянно на балансе государства;
  • она действует более оперативно и эффективно, чем войска ООН, имеющие неимоверно громоздкую структуру. В Африке Executive Outcomes легко доказала это;
  • с частниками в зоне конфликта легче работать неправительственным организациям, гуманитарным агентствам, телекомпаниям;
  • передача части функций частным компаниям освобождает войска для тренировок и боевой работы;
  • их удобно нанимать для обслуживания сложных боевых систем.

К тому же использование «корпоративных воинов» сокращает число официальных армейских потерь, что весьма важно для чувствительного электората западных демократий, а также помогает обойти законодательные запреты на участие войне.

ЧВК являются достаточно влиятельным фактором в военно-политическом планировании, и значение их будет расти по мере роста самостоятельности частного капитала. Вместе с тем их деятельность показала, что без жесткого государственно контроля американские компании с легкостью шли на нарушение правил контракта и несоизмеримо завышали цены. Но при этом правительство США — своего рода «корпорация корпораций» — является законодателем мод в этой области, и там прекрасно понимают все тонкости корпоративной этики и как использовать «корпоративных воинов» в своих интересах, как государственных, так и личных. Частные военные компании все сильнее меняют мировой военно-политический ландшафт.

 

КНИГАКоновалов И.П., Валецкий О.В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 138 с.