Опубликовано: РИА Новостиhttp://www.ria.ru/analytics/20110427/368832289.html#ixzz29drd3H4O

Иван Коновалов, военный обозреватель, Валерий Ярмоленко, руководитель редакции силовых ведомств РИА Новости

Директор ЦРУ Леон Панетта станет министром обороны США. Во всяком случае, таковым его уже назвала американская пресса. Во всю обсуждается и главная задача будущего главы Пентагона — сократить расходы на оборону на 400 млрд долларов, но при этом продолжить военные кампании в Афганистане, Ираке, а теперь и в Ливии.

 

Парадокс

В то же время Панетта оставляет своему приемнику генералу Дэвиду Петреусу для решения примерно такую же головоломную задачу — сократить непомерно разросшийся штат агентства, да и всего разведывательного сообщества США. Причем процесс этот приобрел совершенно парадоксальный характер. С одной стороны, все увеличивается отток специалистов ЦРУ и других разведывательных ведомств в частные компании такого же профиля. С другой стороны, учитывая все разрастающееся количество фронтов «борьбы с терроризмом», ЦРУ и остальные 15 разведслужб США постоянно испытывают острый недостаток в специалистах в самых разных областях, и вынуждены нанимать их в тех же частных фирмах. И зачастую это все те же бывшие сотрудники ЦРУ или Агентства национальной безопасности или еще какой-нибудь спецслужбы, вышедшие на пенсию или перекупленные «частниками».

На памятном обелиске в штаб-квартире ЦРУ выгравированы имена 22 сотрудников агентства, погибших на «войне с международным терроризмом». И 8 из них не действующие офицеры, а нанятые «частники».

По оценке газеты Washington Post сейчас в США тот или иной уровень доступа к информации «top secret» имеют 854 тысячи человек, и 265 тысяч (30%!) из них частные контракторы. В это число не включаются специалисты частных военных компаний, работающих с министерством обороны. Их посчитать не могут даже в Пентагоне, в чем недавно признался Роберт Гейтс, отметив, что это «ужасное признание».

 

Начало

Начиная с 1990 года, бюджет и численность американского разведсообщества ежегодно урезались, ведь с окончанием «холодной войны» его значимость сильно уменьшилась. Поэтому к началу «мировой войны с международным терроризмом» 11 сентября 2001 года разведслужбы США оказались практически не готовы. Неожиданно потребовалось огромное количество IT-специалистов, аналитиков, телохранителей, переводчиков и полевых оперативников. Готовить их было некогда, и набирать их стали в частных военных компаниях и компаниях по безопасности.

Через девять дней после атаки «Близнецов» конгресс США одобрил выделение 40 млрд долларов на укрепление национальной безопасности. Примерно такая же сумма выделяется ежегодно. С этого все и началось. Следуя за конъюнктурой, частные компании, связанные так или иначе с разведдеятельностью, начали плодиться в геометрической прогрессии. Сейчас в Соединенных Штатах насчитывается 1931 частная компания, которая так или иначе связана с работой с секретной информацией, и четверть из них — 533 — появились после 11 сентября 2001 года.

Одновременно ежегодно создавались все новые подразделения по борьбе с терроризмом и ядерной угрозой. Всего их было сформировано за десять лет более 260, в том числе и венец системы — Офис директора национальной разведки, который с 2005 года возглавляет все разведсообщество. И всем этим организациям тоже нужны были сотрудники, и не только конкретные специалисты, но и секретари, офис-менеджеры, плотники, слесари, строители, даже вахтеры — и все с уровнем доступа к секретной информации.

В департаменте (министерстве) внутренней безопасности — число контракторов равно числу госслужащих. На департамент работают 318 частных компаний. Агентство национальной безопасности, — ранее полностью закрытое для «частников» ведомство, — теперь сотрудничает с 484 частными фирмами.

Теперь годовой бюджет американского разведсообщества составляет 75 млрд долларов — в 22,5 раза больше чем до 11 сентября 2001 года. Сюда не входят деньги на военную разведку и контртеррористическую деятельность.

 

Потери и проблемы

Разведсообщество начало терять бойцов примерно с 2002 года, они «косяком» пошли в частный бизнес. Причина только одна — деньги. В среднем менеджер высшего звена в разведслужбе в год зарабатывает до 180 тысяч долларов, но частные фирмы сразу предлагают как минимум вдвое больше плюс различные бонусы.

В результате только из ЦРУ в частный сектор в течение десяти лет ушел 91 менеджер высшего уровня. Из них три директора, четыре заместителя, три руководителя антитеррористического центра, пять руководителей отделов. О рядовых сотрудниках и говорить нечего — их десятки тысяч. Многие уходят в такие гиганты военно-промышленного комплекса как Northrop Grumman или General Dynamics, но работают также по профилю. Только General Dynamics имеет контракты с 16 фирмами, работающими в области разведки.

Есть и такие частные компании как ArcSight, которая была создана самим ЦРУ и куда же набираются его бывшие сотрудники. Компания успешно разрабатывает программное обеспечение для защиты сетей от хакеров. Hewlett Packard предложила недавно купить ее за 1,5 млрд долларов.

Долгое время господствовала теория, что наем частных обходится дешевле, однако исследования, проведенные в 2008 году Офисом директора национальной разведки США, показали обратное. Объем работ, выполненных частниками, стоит на четверть дороже, чем тот же объем, выполненный госслужащими. В итоге администрация Барака Обамы отказалась от этой идеи и задалась целью сократить присутствие частников в силовых госструктурах. За два года их число удалось уменьшить примерно на 7%, но все равно они составляют примерно треть от общей численности.

Леон Панетта, ставший директором ЦРУ в феврале 2009 года, немало сделал для того, чтобы остановить эту утечку «разведмозгов» и одновременно уменьшить зависимость ведомства от наемных специалистов, но и ему пришлось признать, что изменение сложившейся ситуации — очень отделенная перспектива. Кроме того, Панетта признал, что проблема заключается еще и в том, что частные контракторы держат ответ за свою работу, прежде всего, перед руководством компаний и держателями акций этих компаний, а защита интересов государства — это для них уже вопрос второй.

P. S. Как сказал бывший высокопоставленный сотрудник КГБ, а потом одной из российских спецслужб, сравнивать ситуацию в России и в США по поводу отставных разведспецов можно только в одном. И тут, и там они уходили «пачками» после окончания «холодной войны». Но на этом сравнение заканчивается.

Послеперестроечное расчленение КГБ на отдельные структуры, резкое снижение социального статуса привело к тому, что новое поколение сотрудников спецслужб, которые должны были стать опорой новой системы госбезопасности, ушли в бизнес, частные охранные структуры и в организованные преступные группы, где они были очень востребованы. И в отличие от американцев, они официально потеряли связь с системой. Но при этом продолжают пользоваться наработанными связями в своих интересах, а зачастую эти интересы далеко расходятся с государственными.