Газета "Красная звезда"РЕЦЕНЗИЯ на КНИГУ: Коновалов И.П. Военные операции Франции в Африке. – Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2014. 148 с.: с ил.

См. 3 полосу с рецензией на книгу  в газете «Красная звезда» 13.01.2015 [0,160Mb PDF]

События начала XXI века продемонстрировали военную активность Франции на африканском континенте. Но в этом нет ничего удивительного. Операции французской армии в постколониальной Африке имеют давнюю, уже более чем полувековую традицию.

ЭТОЙ ТЕМЕ посвящена новая работа российского эксперта Ивана Коновалова «Военные операции Франции в Африке» (Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2014). Автор детально анализирует политические причины боевых действий и основные итоги вооружённых конфликтов, в которых участвовали экспедиционные силы Франции с начала 1960-х годов.

Нелишне будет напомнить новому поколению читателей «Красной звезды», что Франция была одной из основных колониальных держав. Но в 1960 году под давлением новых политических реалий была вынуждена предоставить независимость сразу 14 своим колониям в Западной и Экваториальной Африке, а также Мадагаскару.

Но фактически «Французская Африка» сохранилась – пусть и в видоизменённой форме. Власти Пятой республики, во главе которой тогда стоял легендарный генерал Шарль де Голль, сумели создать, опираясь на африканских политиков прозападной ориентации, новую матрицу взаимоотношений между Францией и её бывшими колониями. В широком смысле, указывает Иван Коновалов, «Французская Африка» представляла собой особую систему официальных и теневых связей между бывшей метрополией и бывшими колониями, опирающуюся на экономическую и политическую сети влияния и лоббистские группы.

В ВОЕННОЙ области в обмен на сохранение политического влияния и защиту своих экономических интересов Париж взял на себя обязательства по обеспечению безопасности региона посредством подписания с каждым из новых государств договора о военном сотрудничестве.

Военные соглашения были двух типов. Первый – всеобъемлющий двусторонний договор об обороне, который предполагал, что Франция полностью берёт на себя ответственность за защиту данной страны как от внутренних, так и от внешних угроз. Ко второй категории принадлежали договоры о военно-технической помощи. В каждой стране, связанной с бывшей метрополией договором об обороне и военно-технической помощи, были развёрнуты бюро военной помощи. Система договоров обеспечила Парижу возможность превентивно и оперативно реагировать на любое неблагоприятное, с его точки зрения, изменение военно-политической обстановки, используя свои вооружённые силы.

В созданную французами систему безопасности «своего» субконтинента вошли три основных элемента: национальные армии новых независимых государств, которые были подготовлены и экипированы французскими специалистами; военные базы, размещённые в стратегических пунктах бывшей французской Африки; аэромобильные интервенционные силы во Франции, готовые к быстрой переброске в зону конфликта.

В РАБОТЕ Ивана Коновалова с особым интересом читаются главы, посвящённые разбору основных операций французской армии на африканском континенте, о которых российской общественности известно весьма немного. Среди них – участие французских сил в нападении на Ливию.

«Вмешательство Франции в гражданскую войну в Ливии на стороне повстанческих сил (операция Нагmattan) выглядело бы вполне логичным, если бы оно изначально было лишь частью военной интервенции сил западной коалиции», – пишет автор. Резолюция Совета Безопасности ООН № 2 1973 от 19 марта 2011 года, подчёркивает он, предусматривала только создание в Ливии бесполётной зоны для предотвращения атак ливийских ВВС против мирного населения, а также переброски вооружений и наёмников.

Но на деле она мгновенно обернулась началом прямого военного вмешательства, инициированного не Вашингтоном, а Парижем, что стало довольно большим политическим сюрпризом. Сразу после принятия резолюции Совбеза ООН французская боевая авиация нанесла удары по позициям правительственных войск.
Тогдашний президент Франции  Николя Саркози решил действовать быстро и не дал своим союзникам по НАТО времени на «раскачку». Истинную мотивацию своего столь скоростного «бега впереди паровоза» он до сих пор публично не объяснил. Официально заявленное стремление «быстро прекратить насилие против мирного населения», указывает Коновалов, не выдерживает никакой критики.

Зачем Саркози понадобилось резко будировать ситуацию? И дело явно не в том, считает автор, что, по целому ряду свидетельств, Муаммар Каддафи спонсировал избирательную кампанию Саркози, который решил спрятать концы путём уничтожения самого спонсора. Подобными скандалами в наше время уже никого не удивишь.

В целом действия Саркози в начале ливийского кризиса вовсе не выглядят (по крайней мере на первый взгляд) политически просчитанными. Ведь почти месяц Париж фактически не замечал ливийских событий и вдруг спровоцировал прямую военную интервенцию в эту страну. Скорее всего, французская военная операция в Ливии стала очередным импульсивным действием, столь характерным для президентского стиля Николя Саркози, однако на принятие решения явно повлияли и другие факторы – многолетнее франко-ливийское противостояние в Чаде, прежние активные попытки Триполи вмешаться в политическую ситуацию в Центрально-Африканской Республике, да и в других частях франкофонской Африки.

Безусловно, в XXI веке Каддафи уже не был столь опасным конкурентом для французской элиты на африканском геополитическом пространстве. Вместе с тем его устранение было для Парижа нелишним с учётом того, что в прошлом он не раз обводил Елисейский дворец вокруг пальца.

ФРАНЦУЗСКИЕ ВВС начали патрулировать ливийское воздушное пространство 19 марта, в этот день они уничтожили четыре танка правительственных сил в районе Бенгази.

Скорее всего, французская военная операция в Ливии стала очередным импульсивным действием, столь характерным для президентского стиля Николя Саркози…

В первых миссиях были задействованы восемь многоцелевых истребителей Rafale, два Мirage 2000-5 и два Mirage 2000D. Самолёты оперировали с авиабаз во Франции и Италии. Вскоре на театр военных действий прибыло авианосное соединение во главе с флагманом ВМС Франции авианосцем «Шарль де Голль», включавшее семь фрегатов и эсминцев, танкер и атомную подлодку Amethyste.

Эффективные удары французской авиации в начале ливийской кампании по колоннам бронетехники и позициям тяжёлой артиллерии правительственных войск, как обоснованно пишет Коновалов, фактически сорвали готовящийся ими штурм повстанческой «столицы» Бенгази. Система противовоздушной обороны Ливии была подавлена в первый же день, французы и их союзники по НАТО действовали абсолютно безнаказанно и компенсировали доминированием в воздухе отсутствие у мятежников артиллерии и бронетехники. С их авиаподдержкой отряды Переходного национального совета в течение десяти дней отбросили противника на 500 км от Бенгази.

Воздушное превосходство коалиционных сил стало решающим фактором победы над Каддафи. Силы правительственных войск были через несколько месяцев полностью истощены. 20 августа 2011 года с запада и востока началось решающее наступление на Триполи. 28 августа после недели ожесточённых боев правительственные силы были выбиты из столицы. 20 октября пал последний оплот каддафистов – Сирт.
Решающее наступление мятежников, подчёркивается в работе Коновалова, было бы невозможным без наземной операции НАТО. Британские и французские военные специалисты находились непосредственно в отрядах мятежников и сумели создать из этого почти неуправляемого воинства некое подобие армии, наладили их координацию между собой и с силами НАТО, снабжение разведданными. Кроме них в рядах мятежников работали военные инструкторы из ОАЭ, Катара и Италии.

Глава комитета по иностранным делам Национальной ассамблеи Франции Алекс Понятовский позднее утверждал, что в Ливии действовало 200-300 бойцов французских сил специальных операций, но военный журналист Жан-Доминик Мерше настаивает на том, что эта цифра не превышала 70 бойцов Командования специальных операций.

Первая группа прибыла в Бенгази 9 апреля, вторая – в конце того же месяца в осаждённую правительственными войсками Мисурату, третья начала действовать в августе в мятежных отрядах на нагорье Нафуса. Действия всех трёх групп держались в секрете, поэтому военнослужащие одевались как местные повстанцы. Есть также данные о нескольких рейдах коммандос французских ВМС против тыловых объектов ливийской армии.

По оценке И.П. Коновалова, война в Ливии продемонстрировала неплохие действия французских ВВС и ВМС на тактическом уровне, но сухопутные войска в силу самого характера кампании проявить себя никак не могли, не считая ограниченного, хотя и эффективного, участия спецназа. В целом новая работа Ивана Коновалова весьма не бесполезна для понимания военных возможностей Франции в ограниченных войнах, при том не только на африканском континенте.

 

Игорь ЗОТОВ