REGNUM. Южная Осетия: Мусорный социологический опрос. Почему нельзя верить социологическим данным из Южной Осетии или как дезинформируют федеральных чиновниковОпубликовано: Regnum. 19.02.2017.

В Республике Южная Осетия развернулась предвыборная кампания. Предвыборная кампания — хлеб для социологов. Социологам нужно заработать, заказчикам получить объективные данные и/или цифры, которые они могли бы использовать в своей пропаганде. И едва ли не больше всех в хорошей объективной социологии заинтересованы федеральные ведомства. Им надо выстраивать свою политику исходя из максимально объективных данных. И тогда опрос делают структуры, близкие к администрации, либо приходится опираться на исследования, проведенные в интересах предвыборных команд, которым, конечно же, будут благодарны за качественные социологические данные.

Не стала исключением и Южная Осетия. В Цхинвале и окрестных селах появились социологи Ставрополя из компании «Регион-СК», которые опрашивали людей на улицах и ходили по квартирам. На вопрос, в интересах кого собирается информация, они отвечали, что данные, собранные в ходе исследования, «пойдут в Москву».

Однако после ознакомления с тем, как проводится опрос, а также с дополнительными листами опросников, можно с уверенностью сказать, что результаты опроса не будут соответствовать реальному положению дел даже примерно. Их, возможно, можно будет использовать в пропагандистских целях, но никак не в качестве источника объективной информации для федеральных органов власти.

Во-первых, жителям Южной Осетии был предложен большой опросник, призванный собрать информацию о социальном положении и настроениях граждан. Такой опрос обычно проводится не на улицах, а на основании профессионально подготовленной выборки по телефонным номерам или домашним адресам граждан. Уличное исследование — это следующий этап, когда проверяются и корректируются данные большого исследования и делаются замеры рейтинга кандидатов. Тогда составляется короткий уличный опросник. В данном же случае социологи из «Региона-СК» в любом случае не составили адекватную выборку, а, значит, результаты исследования будут сильно искажены. Кроме того, авторы опроса поленились и не адаптировали стандартный опросник под местные условия. В одном из дополнительных листов при описании материального положения фигурировало наличие «дачи». Какая дача в Южной Осетии? Здесь ни у кого нет дач, нет такого понятия. А дом в родовом селе или просто в селе дачей никак являться не может!

Второй очень важный момент. В опроснике, где считывается отношение к политическим же фигурам, а также к кандидатам в президенты отсутствует фамилия Эдуарда Кокойты. Это значит, что эти данные вообще не отражают реальность. Бывший президент пользуется серьезной поддержкой в республике. По данным штаба за несколько дней в Республике Южная Осетия были собраны 7.000 подписей в поддержку выдвижения его в качестве кандидата в президенты (по закону необходимо 3.500 подписей, всего же штабом, включая Северную Осетию, собрано 14.700 подписей). Можно предположить, что фамилию Кокойты решили не включать в опросник, потому что властями республики принято политическое решение не допустить экс-президента к выборам и не включать его фамилию в избирательный бюллетень. Но причем тут социология? При серьезном количестве сторонников, Кокойты невозможно не учитывать в раскладе. В итоге получаются абсолютно недостоверные данные по всем кандидатам в президенты. Ведь при достаточно массовой его поддержке, невозможно спрогнозировать распределение голосов в случае не включения Кокойты в бюллетень даже приблизительно. Соответственно, для получения объективных данных социологи должны были и могли это учесть даже в условиях возможной политической ангажированности. Например, в рамках одного и того же большого исследования сделать «пропагандистский блок» и параллельно посмотреть реальные расклады. Но они этого не сделали.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Во-первых, социологам, судя по всему, было неверно сформулировано техзадание. Во-вторых, исполнители исказили методику исследования. И в-третьих, заказчик и, самое главное, заинтересованные структуры в Москве получат на выходе ошибочные, неверные данные, дезинформацию по ситуации в республике, что может привести к неверным управленческим решениям.

 

Михаил Чернов