От редакции.Несколько дней назад, 6 июля не стало Роберта Макнамары, заметного американского военного деятеля времен Холодной войны. Именно Макнамара возглавлял Пентагон во время вьетнамской войны. Оценить масштаб этой фигуры «РЖ» попросил Ивана Коновалова, отечественного военного эксперта.

 

* * *

Русский журнал: Буквально на днях не стало Роберта Макнамары, главы Пентагона времен войны во Вьетнаме. Как можно оценить этого военного деятеля?

Иван Коновалов: Макнамара, на мой взгляд, должен, прежде всего, восприниматься как человек, который попытался экономикой померить войну. Как в свое время Сальери математикой пытался померить музыку. Он был талантливым экономическим аналитиком. Его беда – вернее даже не его, а администрации Кеннеди и Джонсона – состояла в формальном подходе к войне. Ведь еще в 43-м году, когда Макнамара пришел в военное ведомство и начал заниматься аналитикой ковровых бомбардировок Европы, он это рассматривал просто как инструмент победы в войне. А то, что гибли люди, его это не интересовало. То есть человек начал формироваться, как одновременно экономист и военный аналитик. Можно вспомнить, что он был одним из участников проекта бомбардировки Японии.

Главная идеология вьетнамской войны, которую США благополучно проиграли и за которую отвечал Макнамара, исходили из того, что, чем больше боеприпасов они потратят, тем больше противников будет убито и тем проще будет победа. Как оказалось, все это не так, на войне побеждает прежде всего дух солдата, который у вьетнамцев оказался выше.

Так что человеку нельзя отказать в больших экономических талантах, но в военном отношении все-таки он слишком полагался на логику, экономические выкладки и аналитику, забывая, что человеческий фактор часто на войне является определяющим.

РЖ: Можно ли считать его одной из символических фигур Холодной войны?

И.К.: Да, ведь вьетнамская война – это одна из самых горячих составляющих Холодной войны. И человек, являвшийся в этой войне одним из главных, безусловно, является частью Холодной войны. Но Холодная война давным-давно закончилась. И он это сам понял. И в 91-м году Макнамара – один из первых американцев такого уровня – недаром сказал, что СССР погружается в пучину кровавых конфликтов. Он первый тогда это сказал, тогда еще ничего не началось, а он уже понял, что это произойдет. Аналитический ум сработал как обычно. Я думаю, что он вряд ли оценивал перестройку Горбачева и развал Советского Союза как победу в Холодной войне. Как человек с острым аналитическим умом он понимал, что никакой выгоды для США от этого не будет. Ведь на войне главное – добиться лучшего мира, хотя бы с точки зрения победителя. Лучший мир они получили? Нет.

РЖ: Какие фигуры в современной американской политике могут сравниться с Макнамарой, например, по своему цинизму? Или он был уникальной фигурой?

И.К.: Вы знаете, я все-таки не назвал бы его циником. Просто у него во всем преобладал взгляд экономиста на мир. С кем его можно сравнить? Наверное, многие бы сравнили его с Чейни, я бы не стал. Вот Чейни действительно циник. Если сравнивать его с иными министрами обороны США, то я бы сказал, что, наверное, он на голову превосходит всех, кто был после него, безусловно. Все-таки такого сочетания талантов ни у одного министра обороны США не было. Это моя точка зрения.

 

Опубликовано: Русский журналhttp://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Pomerit-ekonomikoj-vojnu