«Русский журнал»: Сейчас вводятся российские войска в Цхинвали.

Иван Коновалов: Это подтвержденная информация?

РЖ: Информационные агентства так передают.

И.К.: Вы же знаете как: за этот день сегодня уже Цхинвали четыре раза брали и те и другие. Ну ладно, будем считать, что подтвержденная.

РЖ: Каков ваш прогноз дальнейшего развития сценария? Насколько 58-я армия способна на какие-то масштабные действия, насколько она готова?

И.К.: Во-первых, 58-я армия, как и Северокавказский военный округ, являются воюющими. То есть готовность этих частей намного выше, чем в среднем по стране. Соответственно, и укомплектованность этих частей и личным составом, и боевой техникой лучше, поскольку южный фланг — один из самых беспокоящих российское руководство. Поэтому, действительно, на южном фланге, на Кавказе, расположены боеспособные части, которые могут выполнить боевую задачу в полной мере. Вопрос состоит в другом — что сейчас ситуация выглядит следующим образом: втягивание России в боевые действия в любом случае выставляет нас не в лучшем свете. Потому что, если мы втягиваемся в боевые действия против грузин, соответственно, мы должны им объявить войну и, таким образом, выставить себя не в лучшем свете перед международным сообществом, показав себя людьми, которые нарушают целостность государства, поскольку никто не отрицает, что Южная Осетия является частью Грузии. С другой стороны, если мы этого не сделаем, мы будем выглядеть как предатели в глазах югоосетинского народа, и осетинского народа вообще, и кавказских народов в целом, которые негативно относятся к Грузии вообще и к нынешней грузинской агрессии тем более. Поэтому Россия попала в логическую ловушку, из которой, вообще-то, выйти очень сложно. И единственное, что может спасти сейчас имидж России как государства-миротворца, поскольку она последние годы его поддерживает, — это действительно все-таки попытаться усадить стороны за стол переговоров, это единственный выход. С началом полномасштабных боевых действий, в которые нас втягивают, безусловно, победителями будем мы, но только в военном плане, в политическом плане мы проиграем.

РЖ: Каким вы видите военный сценарий?

И.К.: После первого дня боев вообще что-либо трудно предсказывать, все-таки должно пройти немножко больше времени. Однако можно сказать следующее: грузинское руководство сконцентрировало на пике удара довольно приличную группировку по возможностям Грузии. И то, что она с ходу не смогла взять Цхинвали, означает не то, что у грузинского руководства не хватило сил, а то, что реформы в армии Грузии, которые проводятся в последние годы, все-таки не достигли нужного результата.

Будем так рассуждать: трудно пока предсказать, кто победит в этом столкновении, поскольку сейчас все козыри на стороне Грузии. Но поскольку осетины отчаянно сопротивляются, то предсказание может быть следующим: если они в течение нескольких дней смогут удержать ситуацию от полного разгрома и вести уличные бои в Цхинвали, это однозначно сработает против Грузии, и Грузии придется принимать и военное, и политическое решение. Все это зависит от того, насколько отчаянно будут сопротивляться осетины. И, конечно, от позиции России. Если Россия все-таки решит нанести удар, что, конечно, было бы довольно глупо с ее стороны, но если все-таки это произойдет, — ну, тогда война закончится в один день. Так что сценарий сейчас трудно предсказать, все зависит от позиции сторон.

РЖ: Кто может реально поддержать грузинскую сторону?

И.К.: Никто. Кавказ весь против Грузии, за исключением, пожалуй, нейтрального по отношению к Грузии Азербайджана. Собственно говоря, в остальных республиках негативное отношение к Грузии именно из-за ситуации с Южной Осетией и Абхазией, продолжающейся уже много лет. Европа поддерживать Грузию может только морально. Поддержать могут только американцы, что, собственно говоря, они и сделали в Совете Безопасности, который так до сих пор и не принял ни одного решения по этому конфликту. Потому что американцы блокируют любые решения, мы выступаем с одной инициативой, американцы, которые морально обязаны поддержать грузин, блокируют эти решения, и Совет Безопасности не работает. А в это время гибнут люди. Американская позиция сейчас выглядит совершенно неприглядно. Мы, пока не вмешались в конфликт, но, к сожалению, уже погибли несколько наших миротворцев, выглядим как наиболее реальная и вменяемая сила в этом конфликте. Россия могла ударить кулаком уже утром или сутки назад, но она этого до сих пор не сделала. Она все-таки надеется на мирное решение конфликта, критическая точка еще не пройдена. Она наступит тогда, когда одна из сторон понесет военное поражение полностью. Эта сторона, конечно, не захочет идти на переговоры, она захочет реванша. Грузины пока не проиграли, они в каком-то смысле выиграли — заняли несколько сел, вошли в Цхинвали. Они могут уйти с гордо поднятой головой. Осетины тоже не проиграли, они еще в Цхинвали и удерживают значительную часть Осетии.

РЖ: А Россия?

И.К.: А Россия должна вместе с США вдвоем надавить на обе стороны конфликта, мы должны — на осетин, США — на грузин. Если США пойдут вместе с нами на этот вариант, конфликт прекратится.

 

Беседовала Полина Давлетшина

Опубликовано: Русский журналhttp://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Vse-zavisit-ot-togo-naskol-ko-otchayanno-budut-srazhat-sya-osetiny