Опубликовано: РИА Новостиhttp://www.ria.ru/analytics/20110411/363398797.html

Иван Коновалов

Французские войска арестовали действующего президента Кот Д`Ивуара Лорана Гбагбо и передали его оппозиции, показав недвусмысленно, на чьей стороне они в этом конфликте и что вовсе не в защите мирного населения. Основной западный экспертный тренд  объяснения мотивации такого воинственного поведения Николя Саркози – он втянул страну уже в третий вооруженный конфликт после Афганистана и Ливии – президент Франции, объявив свою личную мировую войну в «защиту прав человека», просто хочет «приподнять» свой крайне низкий рейтинг за год перед очередными президентскими выборами.

А ведь еще в январе, комментируя события в Тунисе (колония Франции до 1956 года), Саркози открыто заявил, что метрополия не имеет права вмешиваться во внутренние дела бывшей колонии, даже через десятилетия. Но вот в случае с бывшим французским Кот-д’Ивуаром он свое мнение изменил. Ливия формально не в счет, поскольку она была итальянской колонией.

Как заметил один западный дипломат, долгое время работавший в африканских странах, создается впечатление, что Николя Саркози хочет вернуть Франции былой статус «жандарма Африки» и не только франкофонской ее части, если учесть, что именно он стал инициаторомвоенной интервенции в Ливии.

В отличие от других метрополий, Франция в постколониальный период сохранила серьезное военное присутствие на континенте и открыто вмешивалась в дела бывших колоний, защищая интересы французских компаний. На счету Парижа 19 только прямых военных интервенций в эти страны в период с 1962 по 1995 годы. В эту же сферу были включены и бывшие бельгийские колонии – Заир (сейчас Демократическая Республика Конго), Бурунди и Руанда. Официальные причины обычно были две – защита французских граждан и помощь дружественному правительству в борьбу с мятежниками.

Ситуация поменялась после гражданской войны и геноцида в Руанде в 1994 году. После обвинений в том, что французские и бельгийские солдаты, эвакуировав  только европейцев, бросили на произвол судьбы тутси, которых тысячами убивали хуту, Париж резко поменяла свои стратегические приоритеты в Африке, отказавшись от политики «одинокого рейнджера» и с тех пор старался действовать в рамках международных коалиций, одновременно быстро сдавая позиции в Африке Соединенным Штатам, которые в итоге для контроля за военной ситуацией в Африке создали отдельное командование Африком. Как пример, в 1999 году Франция никак не прореагировала на серию переворотов в Нигере, на Коморах, в Гвинее-Бисау, в Кот д’Ивуаре, в результате которых были свергнуты дружественные ей правительства.

А Николя Саркози, только став президентом в 2007 году, пошел ее дальше, заявив в Дакаре, что африканским странам не удалось стать частью общемирового прогресса, чем вызвал настоящий шквал обвинений со стороны лидеров этих стран. Впрочем, это не помешало Саркози поддерживать известных авторитарных лидеров – старых друзей Франции – чадского Идриса Деби и габонского Омара Бонго. Называл он себя и «другом» Муаммара Каддафи. И в целом, Саркози начал менять африканский курс, возвращаясь к старым добрым временам военно-политического контроля за бывшими колониями.

Сейчас на континенте порядка шести тысяч французских солдат. Военные базы в Джибути, в Габоне и на острове Реюньон. Еще одна база открыта в мае 2009 года рядом с континентом – в Абу Даби (ОАЭ). Французские подразделения оказывают помощь в борьбе с повстанцами местным режимам в Чаде и Центральноафриканской республике. Сейчас помимо авиации в Ливии действуют и части французского спецназа, причем далеко на юге страны, вдали от основной зоны боевых действий. И не смотря на арест Гбагбо, ивуарийский фронт Саркози тоже рано закрывать, поскольку его сторонники могут развернуть партизанскую войну.