Российский институт стратегических исследованийОпубликовано: Российский институт стратегических исследований. 23.01.2017.

Иван Павлович Коновалов

начальник сектора
кандидат исторических наук
_____________________________

Продолжающаяся с апреля 2015 года в Йемене военная интервенция (операции «Буря решимости», «Возрождение надежды» и «Золотая стрела») международной коалиции арабских стран под руководством Королевства Саудовская Аравия (КСА) в настоящий момент зашла в стратегический тупик. Однако при всей очевидности отсутствия военного решения «йеменской проблемы» и серьезном истощении сил всех основных участников саудовской или, как ее часто называют, «аравийской коалиции» Эр-Рияд упорно продолжает преследовать свою изначальную цель в гражданской войне в Йемене – разгром хуситского движения «Ансар Аллах».

Ядро военной коалиции, которая поддерживает силы свергнутого в январе 2015 года, но формально сохранившего полномочия президента Йемена Абд-Раббу Мансура Хади, составляют, помимо КСА, богатейшие арабские монархии Персидского залива – Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Катар, Бахрейн и Кувейт, их поддерживают также Египет, Судан, Марокко и Иордания. Саудовская Аравия обращалась за помощью и к Пакистану, но парламент этой страны отказался одобрить участие пакистанских войск в йеменской войне

Союзные аравийской коалиции Силы народного сопротивления объединяют часть армии, лояльной президенту Хади и разнородные отряды местного ополчения.

С началом военной кампании активную военно-техническую помощь коалиция получала со стороны США, однако сейчас из-за острых противоречий между Вашингтоном и Эр-Риядом эта поддержка ограничена и носит избирательный характер, в гораздо большей степени американцы оказывают содействие ОАЭ в Йемене.

Основу противостоящих аравийской коалиции и сторонникам Хади сил Высшего революционного комитета составляют отряды йеменской шиитской военизированной группировки «Ансар Аллах» и армейские части, сохранившие верность бывшему президенту страны Али Абдалле Салеху.

Группировка шиитов-зейдитов «Ансар Аллах» в Эр-Рияде объявлена проиранской террористической организацией, что определяет в целом цели и задачи участия Саудовской Аравии в этом конфликте, исходящие из контекста жесткого и повсеместного противостояния КСА своему главному стратегическому противнику Ирану на общем пространстве Ближнего Востока.

Очевидно, что сворачивание военной кампании в Йемене без достижения, с точки зрения политического руководства КСА, положительных результатов, прежде всего, в самом Эр-Рияде будет расцениваться как серьезнейшее военно-политическое поражение в борьбе с Ираном.

Кроме того, остается нерешенной важнейшая для саудитов задача обеспечения безопасности пограничных юго-восточных административных округов КСА Наджран, Асир и Джизан, куда отряды хуситов постоянно совершают многочисленные и по большей части успешные боевые рейды. До 1934 года эти округа (провинции) входили в состав Йемена. Они населены родственными йеменским шиитам (зейдитам и исмаилитам) племенами. В Наджране действует оппозиционное движение «Ахрар эн-Наджран», выступающее за полное отделение данной территории от Королевства Саудовская Аравия.

Новый вопрос о статусе Наджрана, Асира и Джизана теоретически может стать предметом юридического разбирательства между КСА и Йеменом, но более реалистичным сценарием развития ситуации представляется утрата Эр-Риядом фактического контроля над этими богатыми нефтью территориями при формальном сохранении их в составе королевства. По мнению саудовских властей, без нейтрализации «Ансар Аллах» нельзя гарантировать, что этот сценарий не будет реализован.

Однако более чем полтора года боевых действий в Йемене наглядно показали, что у Саудовской Аравии, возглавляемой ею коалиции и союзных йеменских сил не хватает силового и морального потенциала для решительного разгрома хуситов и их союзников, несмотря на абсолютное техническое превосходство, и прежде всего в авиационной составляющей.

Линия фронта стабилизировалась к весне 2016 года. Горные районы и большинство крупных городов Северного Йемена, прежде всего столица страны Сана и порт Ходейда, остаются под контролем хуситов и сторонников бывшего президента Салеха.

Попытки саудовских и правительственных войск при поддержке наемников изменить баланс сил посредством проведения операции в стратегически и исторически важной для хуситов мухафазе (области) Саада раз за разом терпят неудачу. Продолжаются активные боевые действия вокруг третьего по величине города страны Таиз, который блокируют хуситы, а также в мухафазах Мариб, Эль Джауф и Лахдж.

Правительство Йемена и коалиционные силы сейчас частично контролируют населенные суннитами восточные и южные мухафазы страны (в том числе и главный транзитный порт Аден), то есть фактически территорию бывшего Южного Йемена – Народно-демократической республики Йемен (НДРЙ). Таким образом, сторонники решения «йеменского вопроса» путем разделения Севера (бывшая Йеменская Арабская Республика) и Юга (бывшая НДРЙ) и восстановления существовавшего статус-кво до объединения двух государств в 1990 году (речь идет о втором по значимости члене коалиции ОАЭ), имеют очевидные аргументы для подтверждения своей позиции. Для Эр-Рияда такой подход совершенно неприемлем, поскольку не решает главной для КСА задачи – разгрома движения «Ансар Аллах».

Значительные территории на востоке и на юге остаются зоной активных действий запрещенных в России террористических организаций «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП) и «Исламское государство» (ИГ). АКАП особенно активно в мухафазе Хадрамаут.

Борьба с АКАП и ИГ является заявленной целью аравийской коалиции в Йемене. Однако ведущие члены коалиции (КСА и ОАЭ) придерживаются по этому вопросу принципиально разных точек зрения. Если экспедиционные силы КСА практически не задействованы в антитеррористических операциях, то подразделения ОАЭ при поддержке беспилотной авиации США провели ряд успешных операций против АКАП в Хадрамаунте (в том числе, освобождение административного центра Эль Мукалла) и в районе Адена. По мнению эмиратских властей, главной целью умиротворения Йемена должно быть предотвращение распространения терроризма на Аравийском полуострове, а не борьба с шиитскими повстанцами.

Абу-Даби решительно выступает против ставки Эр-Рияда в йеменском политическом процессе на партию исламских фундаменталистов «Ислах» и ваххабитское крыло религиозно-политической ассоциации «Братья-мусульмане». В целом разногласия между КСА и ОАЭ по вопросам стратегии и тактики в Йемене чуть было не привели к открытому конфликту прямо накануне кувейтских переговоров в апреле 2016 года, которые в итоге закончились безрезультатно. В июне 2016 года министр иностранных дел ОАЭ без портфеля Анвар Гаргаш объявил, что военная интервенция в Йемене достигла всех своих целей, война для эмиратских войск «практически закончена», и они останутся в стране для «мониторинга политических преобразований» и помощи йеменским силовым структурам в освобождённых районах. С этого момента войска ОАЭ заняты в основном обеспечением безопасности своих баз в Эль Мукалле и на острове Сокотра, их участие в операциях в Северном Йемене очень ограничено.

С другим членом коалиции – Египтом – отношения Саудовской Аравии осложнились в конце 2016 года после того, как Каир поддержал российский проект резолюции ООН по прекращению огня в Сирии и отказался одобрить предложение КСА и Катара о введении бесполетной зоны в сирийском воздушном пространстве, имеющее целью прекращения ударов Воздушно-космических сил (ВКС) России по террористическим и оппозиционным группировкам, которым оказывают содействие Эр-Рияд и Доха.

Затем в египетской прессе появилась информация о том, что Каир готов направить свои миротворческие войска в Сирию для помощи в обеспечении соблюдения заключенного в конце декабря 2016 года перемирия, гарантом которого выступают Россия, Иран и Турция. Эр-Рияд в ответ прекратило поставки в Египет дешевых нефтепродуктов, однако Каир компенсировал эти потери масштабными закупками в Кувейте, также являющемся членом аравийской коалиции. Ситуацию усугубила недавняя аннексия КСА двух островов в Красном море (Тиран и Санафир), что была воспринято в Каире крайне негативно. В настоящий момент египетские ВВС и сухопутные войска Египта участия в операциях коалиции в Йемене не принимают, задействуются только ВМС в блокаде союзниками йеменского побережья.

Таким образом, с учетом вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

– Саудовская Аравия глубоко увязла в вооруженном конфликте, который не имеет военного решения. Усугубляющиеся разногласия КСА с основными союзниками по коалиции в Йемене не оставляют надежд на изменение ситуации в пользу Эр-Рияда;

– проигрыш в этом конфликте в случае отказа саудитов от переговорного процесса, устраивающего все противоборствующие стороны конфликта, крайне негативно отразится на внутриполитической ситуации в КСА, а также ударит по имиджу Саудовской Аравии как ведущей региональной державы.