Исламисты СомалиФОТО: BadarPic 1: Somali Militia of Al-Shabab seen during exercises at their military training camp outside Mogadishu Tuesday Nov. 4, 2008. The armed wing of the former ruling Islamic Courts in Somalia, Al-Shabab is a powerful resurgent group and has been fighting foreign troops in the country since early 2007. Al-Shabab is named as a terrorist organization by United States of America: http://www.flickr.com.

Иван Коновалов

С 1991 года, после падения режима Мохаммеда Сиада Барре, Сомалийское государство не существует как единое целое. Два года назад большая часть страны фактически оказалась под контролем Союза исламских судов (СИС). Вашингтон увидел в этом прямую опасность возникновения в Африке исламского халифата по типу государства талибов. Поэтому США поддержали вторжение эфиопских войск, которые после разгрома «судейских» отрядов, остались в Сомали для поддержки Переходного федерального правительства страны. Однако боевики СИС не сложили оружие. Война продолжается.

Аналогия Союза исламских судов с «Талибаном», конечно, на первый взгляд очевидна, но слишком поверхностна.

В основе традиционного сомалийского общества лежит клановая система, которая чрезвычайно сложна и запутана. Сомалийцы разделены на шесть клановых семей или союзов, называемых также часто племенами — дир, хавийе, исаак, дарод, дигил и раханвейн. Два последних считаются низкородными, поскольку ведут свою родословную от земледельческих общин, а первые четыре происходят от «благородных» кочевников.

Клановые союзы состоят из кланов, которые дробятся на подкланы и так далее вплоть до отельных семей. Вражда, уходящая корнями в древние времена борьбы за источники воды и пастбища, – одна из главных характеристик межклановых взаимоотношений. Местная пословица гласит: «Я и Сомали против всего мира, я и мой клан против Сомали, я и моя семья против клана, я и мой брат против семьи, я против брата моего». Исламистский фактор в бесконечной сомалийской войне играет, конечно, значительную, но не определяющую роль.

Диктатор Сиад Барре хоть и боролся с трайбализмом, но опирался все-таки на свою клановую семью – дарод. После его свержения все политические движения сражались за власть в интересах какого-либо клана. Нынешнее правительство ничего не контролирует, хоть опирается на поддержку эфиопских войск. Страна – мозаика из самоуправляемых этнических анклавов. Северные кланы просто отделились, создав де-факто два государства – Сомалиленд и Пунтленд.

 

Несостоявшийся эмират

Не смотря на обилие в Сомали разного рода религиозных групп, самым заметным фундаменталистским движением в истории гражданской войны стало Аль Итихад аль Исламия (АИАИ). Оно появилось в период правления Мохаммеда Сиада Барре между 1982 и 1984 годами после слияния двух религиозных организаций Аль Джама аль Исламия и Аль Итихад.

Вот как характеризовал основные задачи АИАИ один из его членов: «Аль Итихад предлагал альтернативу демократии, коммунизму и конституциям, сотворенным человеком. Коран и сунны основой для применения во всех политических, социальных и других аспектах» [1]. Фундаменталистский характер движения не нашел достаточно количества сторонников среди сомалийцев, с другими религиозными обществами и группами АИАИ вступило в конфронтацию.

До конца 1990 года АИАИ оставалось просветительской организацией, но после падения Сиада Барре, ситуация изменилась. Ее членами стали несколько сомалийских ветеранов афганской войны. Группа начала призывать к вооруженному джихаду, с целью создания в Сомали исламское государство.

Но гражданская война, начавшаяся как восстание против режима Сиада Барре, быстро переросла в межклановую резню. Главная победившая группировка Объединенный сомалийский конгресс (ОСК) представляла клановую семью хавийе. Ее боевики в Могадишо развернули репрессии против всех кланов дарод, так как именно представители этих кланов составляли «ближний круг» Сиада Барре.

В АИАИ же большинство составляли представители клана маджертин/дарод, и потому им пришлось оставить Могадишо и отступить в южном направлении. В 60км от порта Кисмайо, в районе стратегического моста Арар произошло сражение между милицией Аль Итихад и войсками ОСК под командованием генерала Фараха Айдида.

Эта битва стала поворотным моментом в истории движения. Перед сражением генерала Айдид прислал в лагерь АИАИ делегацию во главе со своим первым заместителем полковником Хасаном Дахиром Авейсом с предложением отступить. В руководстве АИАИ не было единого мнения – отступать или сражаться. Однако в ходе переговоров полковник Авэйс неожиданно решил перейти на сторону АИАИ, отправив остальную делегацию назад. Это воодушевило бойцов АИАИ на сопротивление. И хотя в последовавшем сражении они были разгромлены, для военного крыла АИАИ это стало политической победой. Большинство членов организации решили выбрать путь вооруженного джихада. Ее бессменным военным лидером стал полковник Авэйс.

После разгрома на мосту Арар большая часть членов АИАИ осела на территории Пунтленд (северо-восточные провинции), находящейся под контролем Демократического фронта спасения Сомали клана маджертин/дарод. Здесь они впервые попытались создать исламский эмират. Конец этому начинанию положил лидер ДФСС Абдуллахи Юсуф Ахмед – непримиримый враг исламистов и нынешний президент Сомали.

В течение лета 1992 года шли ожесточенные бои. В итоге разгромленные исламисты ушли в район порта Лас Корей, но и там не смогли закрепиться.

Наиболее стойкие сторонники джихада отправились на юг к эфиопской границе и обосновались в регионе Гедо, где еще раз попытались воплотить свою мечту в жизнь.

Здесь Аль Итихад аль Исламия сумела создать исламскую администрацию, которая в течение четырех лет демонстрировала остальному югу Сомали пример безопасной, но жестко управляемой территории. Наказания за преступления проводились публично, в том числе и ампутации рук. Употребление местного легкого наркотика кат было запрещено, как и выращивание табака. Женщины были обязаны носить чадру. Полицию заменила исламская милиция. В школах преподавание велось на арабском языке [2]. Шариатский суд заменил действие традиционного закона хеер. Это более всего ослабило позиции исламистов. Ведь хеер (договор) – основа внутреннего уклада жизни сомалийцев, официальные законы и религия на втором месте.

Жесткая позиция АИАИ отталкивала сомалийцев. Поэтому организация не нашла достаточного количества сторонников в борьбе за влияние в регионе Гедо с клановыми группировками, которые поддерживала соседняя Эфиопия. Эфиопские войска не раз предпринимали приграничные операции против баз АИАИ. В этих боях участвовали и военнослужащие армии США [3].

Последний удар Аль Итихад аль Ислами был нанесен в августе 1996 года. В ходе масштабной войсковой операции эфиопская армия разгромила все базы исламистов. Как позже утверждали в Аддис-Абебе, в штаб-квартире группировки в городе Луке были захвачены три грузовика с документами, подтверждающими связь Аль Итихада с Аль Каидой. Обнародованы эти документы не были. Утверждалось также, что среди убитых и пленных было 26 человек несомалийского происхождения – пакистанцы, афганцы, арабы [4].

С этого момента с Аль Итихад аль Ислами перестала существовать. На ее обломках была создана другая организация Джамаат аль Итисам Билль-Китаб Ва Сунна (Общество следования Корану и суннам), которая уже не имела былой силы. Бывшие члены АИАИ направили свои усилия в гуманитарную область – образование, юриспруденцию, здравоохранение, телекоммуникации, социальные программы. Эфиопский политолог Медхан Тадессе утверждал, что Аль Итихад аль Исламия расставил своих людей на важные посты в бизнесе и политике [5].

И хотя АИАИ перестала существовать, из-за предполагаемой связи с Аль Каидой, после взрыва американских посольств в Кении и Танзании 1998 году о ней заговорили вновь. Деятельность АИАИ в рамках «исламского джихада» была сильно преувеличена аналитиками американских спецслужб. Однако она, безусловно, послужила примером для создателей первых исламских судов.

 

Исламские суды

Первый исламский суд был в 1993 году основан в районе Медина в Могадишо членами отколовшейся от Аль Итихад группировки Аль Ансар эс Сунна [6]. На следующий год Шейх Али Дере из клана абгал/хавийе основал подобные суды в северном Могадишо, но их жесткие меры наказания пугали местное население. И все же их успехи в области безопасности в разоренном войной городе были столь очевидны, что вызвало у военных лидеров (warlords) клановых группировок опасение потери их влияния. В 1998-м их усилиями исламские суды были закрыты в северном Могадишо. Но тут же появились новые.

Тот же самый Хасан Дахир Авэйс основал исламский суд Ифка Халане в западном Могадишо и другой в порту Мерка. С этого момента исламские суды стали появляться один за другим. В 2000-м их лидеры создали Совет осуществления шариата (СОШ). Суды имели свои отряды милиции, свои тюрьмы, обменивались заключенными, проводили совместные боевые операции.

Президент Абдикассим Салад Хасан и созданное в 2000 году Переходное национальное правительство (ПНП) пытались инкорпорировать суды в воссоздаваемую юридическую систему, а «судейские» же пытались реализовать свои амбиции с помощью нового правительства. Это стало одной из причин обвинения ПНП в сотрудничестве с исламистами. В новом парламенте был очень высок процент бывших или действующих представителей различных исламских организаций.

В мае 2004 года СОШ был переформирован в известный ныне Высший совет Союза исламских судов Сомали (ВСИСС), который возглавил Шейх Хасан Дахир Авейс. Председателем Союза стал Шейх Шериф Шейх Ахмед.

К этому моменту наиболее значительным влиянием обладали суды Ифка Халане, Чиркола, Харарайле, Тоуфик. Они договорились создать совместную милицию из 400 бойцов и 19 «техничек» [7]. Надо сказать, что «техничка» (technical) – главная единица, так сказать, бронетехники любой сомалийской группировки. Это потрепанный джип или грузовичок с установленным в кузов тяжелым пулеметом или безоткатным орудием.

Сотрудничество судов на деле оставалось слабым. Однако избрание новым президентом страны Абдуллахи Юсуфа Ахмеда изменило ситуацию, Последовательный борец с исламистами и союзник Эфиопии, он стал прямой угрозой для ВСИСС. Его намерения пригласить в страну иностранных миротворцев, в том числе из Эфиопии заставило суды сплотиться и действовать агрессивнее.

Новое Переходное федеральное правительство страны (ПФП) развернуло информационную кампанию, утверждая, что исламские суды управляются людьми из Аль Итихад аль Исламия, что во многом было правдой.

Лето 2005 года стало очередным поворотом в гражданской войне. Исламские суды до этого, ограничивавшие свою военную деятельность только защитой подконтрольных им территорий, перешли к более агрессивной политике с целью распространения законов шариата на всю территорию Сомали.

При этом знаковым стало назначение командиром милиции самого мощного суда Ифка Халане Адена Хаши Фараха Айро — ученика и ставленника Хасана Дахира Авэйса. Айро считался «продуктом Аль Итихад» и с 2003 года был известен как руководитель группировки Шабаб («Юность») – молодежного боевого крыла Союза исламских судов. Один из самых фанатичных сторонников джихада. В июле прошлого года 720 сомалийских добровольцев под его командованием участвовали в ливанской войне.

В ноябре 2005 года отряды Айро начали рейды в северном Могадишо против кинотеатров, где демонстрировались западные и индийские фильмы, что привело к новым боям на улицах столицы.

 

Почти победа

Президент Юсуф Ахмед, новые парламент и правительство, по старой доброй местной традиции, не смогли договориться из-за клановых противоречий. Поскольку в правительстве все основные портфели были розданы лидерам клановых группировок, это было невозможно. Властные структуры разделились на две фракции. В Могадишо осталась большая часть министров-клановых вождей, город Джоухар стал временной столицей президента и его сторонников.

Это противостояние работало на Союз исламских судов. С началом 2006 года они начали теснить и милицию клановых группировок. Соединенные Штаты, в очередной раз, поддержали сформированный в феврале союз клановых вождей – Альянс за восстановление мира и контртерроризм (АВМК). Агенты спецслужб США стали появляться в Могадишо.

Причины присоединения клановых вождей к Альянсу различны, но менее всего борьба с терроризмом. Одни видели в исламистах прямую угрозу своему влиянию, другие рассчитывали на получение иностранной помощи.

Исламские суды с помощью законов шариата отстроили в контролируемых ими районах действенную систему безопасности, чего лидеры группировок так и не смогли обеспечить (а скорее, не захотели). Их жесткие меры в борьбе с бандитами привлекали на их сторону все больше сомалийцев. Однако главным стало то, что эти суды сумели создать реальный союз, поскольку имели общую идеологию – шариат. Клановые военные вожди такой базы для объединения не имели, и поэтому, когда исламисты объявили им войну, не смогли создать единый фронт сопротивления.

В мае 2006 года началось сражение за Могадишо. Милиция исламистов была более сплоченной и мотивированной. Они использовали резервы, что позволяло им вести круглосуточные боевые действия. В клановых отрядах же этого не было, и поэтому их бойцы быстро уставали. Перелом наступил 5 июня, после того как Каньяре Афрах (клан муросад/хавийе) вывел свою самую сильную группировку в полторы тысячи бойцов из столицы [8]. Лидеры клана абгал/хавийе Мусе Суди Ялахоу, Омар Финиш и Башир Раге продолжали удерживать свои территории, но они так и не смогли вдохновить своих людей на контрнаступление. 14 июня 2006 года пал Джоухар.

На занятых территориях создавались новые исламские суды. К августу было уже 24 суда в Могадишо и восемь за его пределами. От 50 до 200 бойцов в каждом отряде. До тысячи – в объединенном резерве [9]. «Судебные» милиционеры были более дисциплинированными, но настоящего командования не было, каждый отряд мог оставить поле битвы, когда хотел.

Политическая слабость правительства и разобщенность клановых лидеров привела их к военному поражению. К концу года под их контролем осталась только столица клана раханвейн Байдоа и территория вокруг. Однако все изменило вмешательство эфиопских войск.

 

Эфиопия вступает в игру

Поначалу помощь эфиопов союзникам ограничивалась предоставлением инструкторов, посылкой боеприпасов и артиллерийской поддержкой. Но после того как исламисты объявили джихад против Эфиопии [10] прямые боевые столкновения эфиопских войск с «судебными» отрядами случались все чаще. При этом шла подготовка большого наступления.

20 декабря, поймав противника на очередной неумелой атаке Байдоа, эфиопы контратаковали. Исламистские командиры не могли противостоять их танковым колоннам, наступавшим при мощной авиа- и артиллерийской поддержке. Отряды правительства сопровождали их как мобильная пехота. Тремя днями позже севернее, через Беледуэйн и Дусамареб на Джоухар, начала наступление вторая группировка. Общая численность эфиопских войск достигла 30 тысяч [11]. Плюс несколько тысяч в правительственных и союзных им отрядах. Им противостояли до десяти тысяч исламистов, среди них иностранные добровольцы. В Джоухаре исламисты попытались создать линию обороны, но были выбиты из города через несколько часов [12]. 27 декабря без боя пал Могадишо. На следующий день Дахир Авейс подал в отставку.

Отступив южнее, исламисты (три тысячи бойцов и 60 «техничек») настоящее сражение дали под городом Джилиб. Они оборудовали позиции в густом мангровом лесу. Дороги к городу заминировали управляемыми фугасами. Не смотря на постоянные авианалеты и огонь артиллерии, их удалось выбить лишь через сутки [13]. Порт Кисмайо был оставлен без боя. Еще раз переломить ситуацию они попытались 5 января 2007 года у пограничного городка Рас Камбони, бросив в бой до ста «техничек» [14].

8-9 января в конфликт открыто вмешались США, проведя серию авиаударов по местам скопления боевиков. Им удалось уничтожить нескольких видных полевых командиров [15]. После этого отряды исламских судов рассеялись. Через две недели США провели еще одну серию авиаударов. Роль США в этом конфликте велика. Американцы делились с эфиопами данными спутниковой разведки, предоставляли тыловую поддержку. В период с июня 2005 года по июнь 2006 ЦРУ передало сомалийским военным вождям несколько сотен тысяч долларов [16]. В побережье Сомали прикрывала группировка Пятого флота США.

Но, очевидно, что решение начать войну Аддис-Абеба приняла самостоятельно. Эфиопия всегда умела вести свою самостоятельную игру, при этом имея в союзниках супердержаву – до 1991 года Советский Союз, сейчас – Соединенные Штаты. Просто в этот раз эфиопские и американские интересы совпали.

Восстановление Сомалийского государства, тем более под знаменем исламистов, не устраивает христианскую Эфиопию. Тогда Сомали вновь предъявит свои права на населенную этническими сомалийцами эфиопскую территорию Огаден, за которую две страны уже воевали в 1970-е годы. Именно поэтому Эфиопия поддерживала и поддерживает слабое переходное правительство.

Но, главное, был нанесен пусть опосредованный, но очень чувствительный, удар единственному сопернику Эфиопии в регионе – Эритрее, которая поддерживала Союз исламский судов. Еще со времен войны между этими государствами 1998-2000 годов, Эфиопия и Эритрея ведут в Сомали другую скрытую войну, поддерживая враждующие кланы и группировки. Инструкторы из армии Эритреи работали в отрядах исламистов, в их рядах сражалось, по некоторым данным, более двух тысяч эритрейских добровольцев [17].

 

Война без победного конца

После разгрома судебного джихада в Сомали развернулась партизанская война. Инсургенты не делают разницы между эфиопскими войсками, отрядами Переходного правительства и миротворцами Африканского союза. И было бы ошибочно полагать, что все партизаны – убежденные исламисты. Большинство из них просто хотят выгнать эфиопов из страны, традиционно много также бандитов. Война идет, потому что она здесь никогда полностью не заканчивалась. Атакуя «оккупантов», группировки при этом воюют и между собой, как и те клановые группировки, что поддерживают правительство и через него эфиопские войска.

Тем не менее, несколько повстанческих групп ведут свою «родословную» от милиции Союза исламских судов и отрядов «Шабаб». Это «Движение народного сопротивления земли двух миграций» (ДНСЗДМ)», «Бригады Единобожия и Джихада на земле Сомали» и Молодежное движение моджахедов. Один из лидеров ДНСЗДМ – тот самый непримиримый полевой командир СИС Аден Хаши Айро. Айро, которого уже не раз объявляли убитым, теперь американские спецслужбы считают одним из главных оперативников «Аль-Каиды» в Восточной Африке. Все эти группы ведут активный набор иностранных добровольцев через Интернет.

О том, что они прибывают в страну, говорит хотя бы то, что угандийские миротворцы и эфиопские войска уже не раз подвергались атакам смертников. Эта тактика совершенно нетипична для сомалийцев, которые не приемлют самоубийство. Западные спецслужбы, вообще, отмечают, что сомалийские исламисты переняли иракскую тактику. Действия в стиле «бей и беги», умелая снайперская и минная война, сбор разведданных. Численность одной группы теперь не более 30 человек [18].

Бои в марте-апреле в Могадишо показали, что ситуация осталась патовой. Боевики смело атаковали и растворялись в жилых кварталах, которые громила потом эфиопская артиллерия. 400 тысяч беженцев – такого масштабного исхода Могадишо не видел с начала 90-х годов. Но структура сопротивления не была уничтожена.

Серьезных попыток примириться до сих пор не сделано. Напротив, правительство в Могадишо и Союз исламских судов в эритрейской Асмэре провели две отдельные показательные конференции по примирению, которые закончились ничем.

Правительственные структуры продолжает разъедать борьба кланов. Даже 1-ая бригада новой Сомалийской армии распалась, не начав службу, из-за того, что ее подразделения разной клановой принадлежности передрались между собой.

В руководстве страны сложились три враждебные друг другу группировки: 1) президента Абдуллахи Юсуфа, 2) премьер-министра Али Мохамеда Геди, 3) военных лидеров клана абгал/хавийе. Пока в стране находятся эфиопские войска сила на стороне президента, но с их уходом ситуация неминуемо взорвется, и исламисты постараются использовать свой шанс еще раз. Но, скорее всего, в Сомали начнется очередной виток «войны всех против всех», как это бывало не раз за последние шестнадцать лет.

 

Примечание

[1] International Crisis Group, Somalia’Islamists // Africa Report. № 100. 12.12.2005. P. 4.

[2] Menkhaus K. Somalia: State collapse and the threat of terrorism // IISS Adelphi Paper 36. P. 56.

31] Nida’ul Islam magazine, Interviews the spokesman for the Islamic Union of the Mujahideen of Ogaden // www.islam.org.au. №19. July-August 1997.

[4] Ottaway D.B., Ricks T.E. Somalia Draws Anti-Terrorist Focus // Washington Post. 04.11.2001.

[5] Ottaway D.B., Ricks T.E. Somalia Draws Anti-Terrorist Focus // Washington Post. 04.11.2001.

[6] International Crisis Group, Somalia’Islamists // Africa Report. № 100. 12.12.2005. P. 19.

[7] Lesage A. Stateless Justice in Somalia: Formal and Informal Rule of Law Initiatives, unpublished draft. P. 30.

[8] Sharia courts hold sway in Somalia // Jane’ Foreign Report. 22.06.2006.

[9] Ethiopia’s deployment to Somalia risks regional security // Jane’s Intellengence Review. 01.10.2006.

[10] Heitman H.-R. Somali Islamists declare jihad // Jane’s Defence Weekly. 18.10.2006.

[11] Yare H. Troops dig in as Somalia war fears grow // Reuters. 13.12.2006.

[12] Hassan M.O. Ethiopian, Somali Troops Regain Jowhar // Associated Press. 27.12.2007.

[13]  Clashes as Somali forces advance on Islamist stronghold // AFP. 31.12.2006.

[14] Fighting between Islamists and government forces continues near the Kenyan border // Shabelle Media Network. 01.06.2007.

[15] U.S. raid may have hit top Somali militant: Pentagon // Reuters.  17.01.2006.

[16] Ethiopia’s deployment to Somalia risks regional security // Jane’s Intellengence Review. 01.10.2006.

[17] Heitman H.-R.  Tensions within Somalia continue to escalate // Jane’s Defence Weekly. 08.11.2006.

[18] “No peace, no more” // Economist. 31.05.2007.