Когда Россия перестанет закупать иностранные беспилотники

Иван Коновалов

Генерал армии Николай Макаров выразил надежду, что в 2012 году начнутся испытания нового российского ударного беспилотного летательного аппарата (БПЛА) среднего класса: «В последнее время у предприятий российской промышленности появились успехи в деле разработки беспилотных летательных комплексов. В частности, многого добились конструкторы компании «Транзас» (Санкт-Петербург)». О стратегических БПЛА, которыми давно уже оснащаются армии западных стран, Макаров выразился, как о следующем этапе развития. На мой взгляд, о таком аналоге американского RQ-4 Global Hawk (дальность 24 900 км), совершившем первый полет еще в 1998 году, речь может идти только в очень отдаленной перспективе.

RQ-4 Global Hawk 

Закупки вооружений и военной техники за рубежом уже стали модным трендом для Минобороны. Кто сейчас вспомнит, что началось все с израильских беспилотников. В апреле 2009 года Минобороны подписало контракт с Israel Aerospace Industries (IAI) на поставку 12 БПЛА. Как ни странно, тот контракт оказался благом для отечественных разработчиков беспилотных систем. До этого отрасль фактически стагнировала. А за три последних года российские компании сильно шагнули вперед в этой сфере, предложив военным немало новых аппаратов. Однако серийных тактических разведывательных (не говоря уже об ударных) беспилотников на вооружении российской армии так и нет. Дело ограничивается небольшими партиями легких (5–7 кг) аппаратов ближнего действия. Купленные у Израиля БПЛА – два легких Bird-Eye 400, восемь тактических I-View Mk150 и два средних Searcher Mk II – используются лишь для подготовки команд управления «будущими» комплексами беспилотной авиации, на вооружение их ставить и не собирались.

Во всем этом есть вина и Минобороны, и оборонно-промышленного комплекса. Военные долгое время не могли сформулировать тактико-технические требования к отечественным БПЛА. Фактически процесс пошел только после того, как беспилотная авиация была выделена из состава ВВС и передана сухопутным войскам. В чем логика? БПЛА нужны сухопутчикам как средства поддержки, и потому именно они должны формулировать требования к этим аппаратам. А вина промышленников в том, что они соревновались в создании самого планера, тогда как гораздо важнее его полезная нагрузка (оптико-электронная или инфракрасная система наблюдения, радиолокаторы, камера, системы управления огнем и связью, системы вооружений), а также наземный комплекс управления БПЛА. Именно в этих двух сегментах, где идет постоянное обновление высоких технологий, российские компании отстают и вынуждены закупать иностранные комплектующие. Сейчас они присутствуют почти в любом БПЛА российского производства.

 В итоге производителями больших беспилотников разведывательного и ударного классов Минобороны выбрало ГК «Транзас» и казанское ОКБ «Сокол», которые должны создать два аппарата весом в одну и пять тонн, средней дальности и большой продолжительности полета. Эти БПЛА такого же класса как американские MQ-1 Predator (взлетная масса – 1020 кг, дальность действия – 3700 км, максимальная продолжительность полета – 40 ч) компании General Atomics, которые используются для нанесения точеных ударов в Афганистане, Пакистане, Сомали и Йемене. Израильские аналоги – Heron (IAI) и Hermes 900 (Elbit). Среди российских беспилотников похожими характеристиками обладает «Дозор-600» (640 кг, 3700 км, 24 ч) петербургской группы компаний «Транзас». Примерно такой же российский БПЛА «Аист» (НИИ «Кулон») взорвался во время испытаний в январе 2010 года.

 

MQ-1 Predator 

Heron 

Hermes 900 

Определилось российское военное ведомство с производством еще одного класса БПЛА – вертолетного типа. Им займется холдинг «Вертолеты России», скорее всего, Московский вертолетостроительный завод им. Миля или фирма «Камов». Эти аппараты выгодно отличаются от классических БПЛА возможностью вертикального взлета-посадки и зависания над объектом. За рубежом их производят только американцы – беспилотники Fire Scout (1157 кг, 177 км, 6 часов), а также A-160T и K-MAX. С учетом того, что выбранные Минобороны компании стабильны и раньше не срывали выполнения контрактов, есть серьезный шанс, что армия получит новые БПЛА в срок – к 2015 году.

Fire Scout 

A-160T 

K-MAX 

И все же самыми востребованными в российской армии, как и во всем мире, являются БПЛА тактического класса среднего веса, предназначенные для поддержки войск на уровне батальон-бригада. Этот класс аппаратов подразделяется на два типа – малого радиуса действия, от 30 до 70 км (вес 50–250 кг) и среднего (70–200 км, 150–500 кг). Именно в этой области велась большая часть последних российских разработок и ни одна из них так и не пошла в серию из-за различного рода технических недостатков. Ограниченно использовались в войсках корректировщик артиллерийского огня «Типчак» (концерн радиостроения «Вега») и «транзасовский» тактический БПЛА «Дозор-85». Концерн «Иркут» разработал в этом классе БПЛА «Иркут-200». Комплекс «Строй-П» с БПЛА «Пчела-1Т» (НИИ «Кулон» совместно с ОБК им. Яковлева), разработанный еще в 1980-е и использовавшийся в двух чеченских кампаниях, безнадежно устарел.

Сейчас разработкой и производством беспилотных летательных аппаратов в интересах Минобороны и других силовых ведомств в России занимаются более двух десятков КБ, фирм и компаний. Суть претензий военных к их продукции сформулировал как-то один из чиновников Минобороны, сказав, что «картинку они дают некачественную и летают неуверенно». Так что пока на Уральском заводе гражданской авиации (Екатеринбург) готовится запуск производства израильского комплекса беспилотной авиации «Форпост» (вышеупомянутый Searcher Mk II). Тем временем министр обороны Анатолий Сердюков заявляет, что его ведомство присматривается уже к итальянским беспилотникам. А вице-премьер Дмитрий Рогозин предлагает присмотреться к опыту НАТО в изучении полетов птиц при создании беспилотных летательных аппаратов.

 

Опубликовано: Slon.ruhttp://slon.ru/economics/kogda_rossiya_perestanet_zakupat_inostrannye_bespilotniki-735769.xhtml