Нехватка пехотных ботинокPHOTO: MATEUS_27:24&25: A Soldier from 3rd Battalion, 116th Infantry Regiment scans the distance for possible enemies during Operation Vigilance April 15 in Wardak province, Afghanistan.: http://www.flickr.com.

Иван Коновалов

Соединенные Штаты постепенно «накрывает» экономическая неопределенность. Безраздельному доминированию доллара на мировых финансовых рынках, похоже, приходит конец. Его заменит мультивалютная система, в которой главную роль будут играть, прежде всего, евро и иена. Доля США в мировых валютных резервах упала до 65%. В торговом балансе серьезный дефицит. По Уолл-стрит прокатилась волна банкротств. Тем временем военные расходы постоянно увеличиваются, не давая при этом ожидаемых результатов.

Американский социолог и геополитик Иммануила Валлерстайна недавно так прокомментировал сложившуюся ситуацию: « Америка тратит даже не миллиарды, а триллионы на войны на Ближнем Востоке и проигрывает их. Похоже, богатейшая в мире страна не имеет триллионов долларов в своих чемоданах. Так их надо занять. Но кредиторы сегодня на охотно дают хорошие деньги на плохие дела… Будут ли США куплены Китаем, Катаром или Норвегией, или ими вместе по цене 2 или 10 долларов за акцию? Что случиться со всеми этими дорогими игрушками, которые США продолжают покупать, с военными базами в сотне стран, с этими самолетами, кораблями, суперпушками, которые США постоянно заказывают, чтобы заменить вчерашние игрушки? Кто накормит людей в очередях за хлебом?».

Многим такая оценка покажется невероятной. Соединенные Штаты пока остаются единственной супердержавой, поддерживающей, справедливой только с ее точки зрения, миропорядок, опираясь на еще сохраняющееся экономическое, но, прежде всего, военное превосходство. Однако деньги – незаменимый двигатель любой военной машины. И будущие меры американского руководства по выправлению экономической ситуации, неизбежно коснутся расходов на оборону. Президент Джордж Буш-младший подписал военный бюджет на 2008 год. 696,4 млрд. долларов, учитывая деньги на операции в Афганистане и Ираке. Это на 80 млрд. больше по сравнению с прошлым годом. Однако, скорее всего, это последнее повышение. Новая администрация, не важно демократическая или республиканская, не будет разделять воинственный пыл нынешнего главы Белого дома. Коньюктура не та.

По мере сокращения военных затрат, неизбежно встанет вопрос о сокращении зон американского военного влияния. После окончания второй мировой войны регионы «жизненоважных интересов» США оставались неизменными: Западная Европа, Восточная Азия, обе Америки, Ближний Восток. К Африке американцы проявляли интерес лишь в контексте глобального противостояния Советскому Союзу. Ныне геополитическая конфигурация радикально поменялась. США добавили к своим зонам влияния Кавказ и Центральную Азию, где, как и в Восточной Европе, столкнулись с российскими интересами. В Восточной и Центральной Азии они жестко конкурируют с Китаем. На Ближнем Востоке им противостоит Иран. В стремительно левеющей Латинской Америке у США союзников почти не осталось. Как видно, при потере американцами стратегических позиций, вакуум силы не образуется ни в одном из вышеназванных регионов.

Афганская и иракская кампании выявили одну из ключевых проблем Пентагона – численность вооруженных сил. Эти войны убедительно доказали, что победить в современной войне слабого противника с помощью высокоточного оружия легко, но контролировать покоренную страну можно только с помощью огромного количества войск. Территория не может считаться захваченной, если на ней прочно не стоит шнурованный ботинок пехотинца. 160 тысяч военнослужащих в Ираке и 26 тысяч в Афганистане явно недостаточно. Помощь союзников по НАТО, за исключением британцев, скорее символическая.

Согласно традиционной методике подсчета, для наличия определенного контингента постоянного действия, необходимо иметь вооруженные силы в четыре раза большие. Пока одна группа задействована на боевой работе, вторая готовиться к переброске, третья вернулась на отдых, четвертая – те, кто лечиться или проходит обучение. На Ближнем Востоке США держат 186 тысяч, в Европе – 100 тысяч, столько же в Азии, Центральной и Латинской Америке вместе взятых. Всего почти 400 тысяч. То есть сейчас США должны иметь армию в 1,6 млн. человек, а в наличии только 1,5 млн. Эта цифра включает и моряков и летчиков, которые в сухопутных операциях участвую лишь опосредованно. Человеческие ресурсы Пентагона на последнем пределе. Многие солдаты и офицеры побывали в Ираке уже по два-три раза. Выход — либо выводить войска из Ирака, либо увеличивать там оккупационный корпус за счет сильного сокращения войск в других регионах (что все равно ничего не решит), либо увеличивать вооруженные силы в целом. Но ВС США комплектуются на контрактной основе, а добровольцев все меньше, учитывая непопулярность иракской войны. Вводить же хотя бы частичный призыв – политическое самоубийство для любой администрации. Проще признать, что партизанская война в Ираке, для которой регулярные части не приспособлены, проиграна, и вывести войска.

То же самое, хотя немного позже, произойдет в Афганистане. Талибы уже фактически перехватили инициативу на юге страны. У американцев нет серьезных дополнительных сил, а союзники предпочитают отсиживаться на более спокойном севере. На юге, кроме американских, сражаются только войска Великобритании, Канады и Нидерландов. Но канадцы угрожают уйти, а голландцы сократить свою группировку наполовину, если остальные союзники на пришлют, наконец, свои контингенты. Ситуация патовая, победить в этой войне не могут ни талибы, ни натовцы. Афганская национальная армия, как и иракская, серьезной силы не представляет. Иностранные войска могут находиться в Афганистане сколь угодно долго, но время работает на талибов.

Можно предположить, что США не оставят регион полностью. Чтобы не расписываться в тотальном поражении, логично сохранить небольшую группировку на территории лояльного «независимого государства Курдистан». В этом случае потребуется 15-20 тысяч человек. Авиагруппы останутся в Катаре, военно-морская группировка в Персидском заливе и, может быть, какие-то части в Саудовской Аравии. Но это будет лишь поддержание баланса сил, а не управление регионом. Иран, взяв под контроль шиитское большинство Ирака, получив ядерное оружие, и имея в союзниках еще более усилившуюся группировку «Хезболла», станет мощнейшей региональной державой, единственным противовесом которой останется Турция. Хотя проводником чьих интересов — своих собственных или Североатлантического альянса — она станет, зависит от того, чем закончатся переговоры о вступлении Турции в Евросоюз. А перспективы не радужные. Израиль уйдет в глухую оборону. В Афганистане восстановиться талибское или какое-либо другое исламистское статус-кво. Исламистские группировки региона, разобщенные и с готовностью сражающиеся между собой, вряд ли станут самостоятельной силой.

Изменение ситуации на Ближнем Востоке повлияет и на военно-политический расклад в Центральной Азии. Американцев в 2005 году уже выпроводили, при деятельном участии России и Китая, с узбекской авиабазы Карши-Ханабад. Киргизское руководство постоянно требует, правда пока не слишком настойчиво, ликвидировать американскую авиабазу «Манас». Каждый раз конфликт США удается урегулировать с помощью увеличения арендной платы и обещаний поддержки экономических реформ. Однако с потерей Афганистана американское военное присутствие в Центральной Азии станет бессмысленным в виду отсутствия зоны применения силы. Если только Вашингтон не решиться на масштабную операцию против Ирана, что в случае отступления с Ближнего Востока, будет иметь нулевые шансы на успех. Американцы вложили миллиарды в реформирование вооруженных сил и создание военной инфраструктуры центральноазиатских республик, но их руководства за годы независимости научились хорошо извлекать выгоду из соперничества великих держав и выберут сторону реальной силы.

В Центральной Азии в энергетической области, не смотря на декларируемое партнерство, соперничают Россия и Китай. Но военной активности Пекин здесь не проявляет. В этом отношении инициатива на стороне Москвы. Авиабаза в Киргизии, 201-я дивизия в Таджикистане, военное сотрудничество в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), где Россия и Китай сопредседатели, и куда настойчиво проситься Иран, во многом справедливо рассматривается на Западе как инструмент вытеснения США и их союзников из региона. Пока ШОС сосредоточена на экономических и политических вопросах, но все возрастающее сотрудничество области безопасности, может привести к созданию военно-политической структуры по типу НАТО (с разделением военных функций с ОДКБ), которая возьмет под контроль регион.

Поставив задачу создать к 2020 году «армию глобального значения», китайское руководство при этом старается всячески демонстрировать миру свое миролюбие. Затянув в свою экономическую орбиту большинство стран Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона, Китай почти не оставил США козырей на руках. Военно-политическое сотрудничество здесь никого не интересует, если мешает бизнесу, а главный бизнес с Китаем. Впрочем, после нескольких лет осторожного сближения Север и Юг Корейского полуострова вновь в состоянии «полувойны». Поэтому американские войска, расквартированные в Японии и Южной Корее, видимо, будут оставаться там и дальше, не смотря на постоянные требования многих местных политических организаций об их выводе. Плюс небольшой контингент США, который участвует в антитеррористических операциях на Филиппинах. Но это все. Множество мелких военных миссий, разбросанных по региону не в счет.

Моментом истины станет решение «тайваньского вопроса». Пекин его, безусловно, решит в ближайшее время и, скорее всего, традиционным военным способом. США уже не обладают ни политическими, ни военными возможностями, чтобы защитить союзника. О применении ядерного оружия не стоит и говорить. После аннексии Китаем острова США признают свершившийся факт, сдобрив это политкорректными фразами о необходимости единства государства, и … «потеряют лицо» в регионе, где к признанию слабости относятся более чем трепетно. После этого американцам придется оставить любые надежды на возвращение былого влияния.

Другая часть света, где китайцы тоже переиграли американцев – Африка. Суммарный объем торгового оборота между Китаем и африканскими странами достиг 50 млрд. долларов. На континенте около 800 китайских компаний. Их приоритет – нефть и сырьевые ресурсы. Китайцы легко идут на риск, финансируя дорогостоящие проекты в зонах боевых действий, сотрудничают как демократическими, так и с диктаторскими режимами. И никому не навязывают в отличие от американцев свою идеологию. Китайская ползучая экспансия в Африке пугает Запад. В качестве контрмеры Пентагон в прошлом году создал специальное Африканское командование (Африком), ранее Африка входила в зоны ответственности Европейского и Центрального командований. Официальная задача новой структуры – координация действий в области безопасности и военной сфере на Африканском континенте. Но Вашингтон опоздал. Теперь ему не удается договориться ни с одной африканской страной о размещении штаба Африкома. Судя по всему, большинство африканских лидеров считает, что это не сулит больших выгод, зато сулит вмешательство во внутренние дела их стран.

США удалось закрепиться лишь на Африканском Роге. Небольшая военная группировка в Джибути, соседствующая с французской базой, выполняет несколько функций – поддержка операции в Ираке, контроль морских маршрутов и помощь (в основном авиаподдержка) Эфиопии, увязшей в войне с сомалийскими исламистами. Однако победа в этом вооруженном конфликте недостижима, он приобрел иракский характер «войны всех против всех и против оккупантов». И у изрядно уставших эфиопов нет другого выхода, кроме вывода войск в недалеком будущем. Вместе с ними и их американским союзникам придется признать поражение. А в Сомали продолжится гражданская война, не прекращающаяся с 1991 года.

Французские коллеги по НАТО, единственные из бывших метрополий, до сих пор сохранявшие значительное военное присутствие в Африке, потихоньку сворачиваются, не желая больше нести столь обременительные военные расходы. Для американцев это, конечно, не пример для подражания, но явление знаковое.

Бухарестский саммит НАТО наглядно продемонстрировал, что Старой Европе до смерти надоело быть военно-политическим придатком Пентагона. Ни по одному вопросу, кроме европейского района базирования американской системы ПРО, не удалось договориться. На юг Афганистана западноевропейские державы свои войска посылать отказываются, Украину и Грузию в альянс принимать не хотят, не смотря ни на какие уговоры и угрозы США. Европейцам не нужны проблемы. На юге Афганистана их солдаты быстро начнут погибать. Большинство населения Украины против вступления в НАТО, что в Европе хорошо известно. Грузия с ее непредсказуемым президентом Михаилом Саакашвили и абсолютно нерешаемыми проблемами с Абхазией и Южной Осетией, вообще, способна взорвать ситуацию и довести до вооруженного конфликта с Россией. Кавказ, в целом, скорее декларируемая зона американских интересов. В Вашингтоне прекрасно понимают, что любое размещение здесь войск превратит Москву в прямого врага.

В странах Западной Европы, где в среднем военный бюджет составляет менее 2% от ВВП (для сравнения в США 3,3% и движется к 4%) и продолжает сокращаться в пользу социальных программ, стремление США сражаться с «международным терроризмом» по всему свету находит все меньше понимания. Парадокс, но защищаемые во времена «холодной войны» именно войсками США, окончательно расслабившиеся западноевропейцы пришли к выводу, что милитаристский метод решения какой-либо политической проблемы почти всегда тупиковый, а вот дипломатия и бизнес способны превратить любого врага если не в друга, то хотя бы в «нейтрала». Тезис спорный, а для американцев просто непонятный.

По меткому замечанию известного американского политического и военного аналитика Роберта Кейгана, основные стратегические и международные вопросы сегодняшнего дня американцы решают под знаком Марса, а европейцы – под знаком Венеры. В Европе сейчас всего 100 тысяч американских военнослужащих, 130 танков, 697 бронемашин, 247 артиллерийских систем, 203 боевых и транспортных самолета, 48 вертолетов, и больше их точно не станет. Но американцы будут держаться за Европу до последнего солдата и дипломата, даже потеряв позиции во всем остальном мире. С другой стороны, главные «самостийники» Париж и Берлин точно обозначили путь трансформации НАТО – переделать альянс в инструмент не глобальной, а европейской системы безопасности. США необходимо определиться – уходить (чего даже враги представить не могут) или идти на компромисс. А это означает и компромисс с Россией, с которой Западная Европа явно хочет договориться. Восточную Европу брать во внимание не стоит, она ничего не решает или решает по-американски.

Остается последний американский фронт глобальной войны с террористами и со всеми остальными неугодными – Южная Америка. Здесь поражение слишком очевидно. Бывшая вотчина Соединенных Штатов окончательно полевела, большинство стран давно вышли из-под контроля, в явных союзниках осталась только Колумбия – аномальная противоположность латиноамериканском «мейнстриму». США оказывают военную и финансовую помощь администрации президента Альваро Урибе в его борьбе с наркокартелями и марксистскими партизанскими группировками (наиболее мощные из которых Революционные вооруженные силы Колумбии — РВСК), которые они тоже считают идеологически мотивированными наркокартелями. Партизаны терпят поражение за поражением, в их рядах осталось менее 10 тысяч бойцов, более ста их командиров разного уровня убиты за последние пять лет. Но с недавнего времени на стороне колумбийских герильерос достаточно откровенно выступает неунывающий популист и президент Венесуэлы Уго Чавес. К Чавесу можно относиться как угодно, но он предложил создать Карибский или Южноатлантический альянс в противовес НАТО, предложил Ирану продать ядерные технологии, а все попытки США его сместить окончились неудачей. Боливарианская республика Венесуэла подстрекает весь континент выходить на мировую арену и формировать новый баланс сил на собственных условиях. Известно, что Бразилия и ЮАР договариваются о создании еще одного военного союза. Для американцев здесь уже просто нет места.

Три года назад Национальный разведывательный совет США (консультативный орган при ЦРУ) рассекретил доклад о том, какое будущее ожидает мир к 2020 году. Четыре сценария. Первый — Китай, Индия и «азиатские тигры», перессорившись между собой, заставляют Запад придать процессу глобализации «менее западный» облик. Всемирный экономический форум проводится то в Швейцарии, то в Китае. Второй — «Pax Americana». Однако Соединенным Штатам надоедает обязанность отвечать за всё, что твориться в мире. Третий — всемирное исламистское надгосударственное движение во главе с новым халифом объединяет врагов США и Запада. Далее — бесконечная война без победителей. Четвёртый — страны «третьего мира» начинают скупать ядерное оружие. Ядерные державы ставят под тотальный контроль международный рынок и прибегают к превентивным интервенциям в страны, откуда ждут атак террористов. Глобализация терпит крах.

Американские аналитики беспристрастно констатировали, что почти при любом развитии событий, всей военной мощи США в будущем хватить лишь на удержание нынешних позиций при медленном отступлении, сопровождаемом, впрочем, мощными контратаками. Все мировые империи рухнули в свое время. Соединенные Штаты не исключение.