Радио "Вести FM"Опубликовано: РАДИО «Вести ФМ». 07.04.2017.

Владимир Аверин
ведущий эфира
Виктор Мураховский
Главный редактор журнала «Арсенал Оружия»
Иван Коновалов
Директор Центра стратегической конъюнктуры

Почему США решились нанести ракетный удар по базе в Хомсе? Как это скажется на международных отношениях? И что будет делать Россия?  Об этом Владимир Аверин и Анастасия Борисова беседуют в эфире «Вестей ФМ» с директором Центра стратегической конъюнктуры, начальником сектора военной политики и экономики Российского института стратегических исследований Иваном Коноваловым и главным редактором журнала “Арсенал Отечества” Виктором Мураховским.

МУРАХОВСКИЙ: Томагавк – крылатая ракета, ее английская аббревиатура – PLUM. Она предназначена для уничтожения наземных стационарных целей, подчеркну. У нее нет никакой головки самонаведения, она идет по введенным координатам на цель. На маршруте она может несколько раз траекторию свою, но, в итоге, они приходит в ту точку, где находится цель. Точность достаточно высокая: там есть такое понятие – круговое вероятное отклонение. Для томагавка новейших модификаций оно составляет не более 10-15 метров. Вопрос в том, что томагавк американцы действительно используют очень давно, но так вот, массированно – это 1991 год, операция против Ирака во время его агрессии против Кувейта. А затем регулярно использовали против Югославии, против Ирака – уже в 2003 году, в 2001 году. Причем применение было гораздо более массированным.

КОНОВАЛОВ: Я так думаю, что у нас с начала выборов в Соединенных Штатах постоянно звучит эта фраза – «фактор Трампа». Сейчас «фактор Трампа» проявился как никогда. В этой атаке очень много личного от самого господина Трампа.

АВЕРИН: Ну не Трамп же им привез туда крылатые ракеты?!

КОНОВАЛОВ: Дело не в этом. Мы говорим, почему было принято решение об этой атаке. Вот здесь «фактор Трампа» сыграл одну из главенствующих ролей. Во-первых, критическая масса желания Соединенных Штатов нанести этот удар накапливалась начиная с 2013 года, когда Обама, который находится под прессом неоконсерваторов и своего военного истеблишмента, изворачивался, как мог, и когда президент Путин предложил ему: «Давай уничтожим химическое оружие Сирии под международным контролем», — его это мгновенно устроило, он ухватился за эту идею, вывернулся – потому что он не хотел интервенции против Сирии, он понимал, к чему приведет этот шаг.

 

Полностью слушайте в аудиоверсии.