Оправдание нацистов может стать преступлением

ФОТО: http://www.radiovesti.ru/

Слушать (скачать) аудиозаписи: mp3 (3,3 Mb)

Депутат Госдумы Ирина Яровая с коллегами по Народному фронту готовит законопроект, устанавливающий уголовную ответственность за оправдание преступлений нацизма и попытку пересмотра итогов Второй Мировой войны. Наказание — штраф до полумиллиона рублей и даже реальный срок заключения до пяти лет. В тонкостях нового законопроекта разбирался корреспондент «Вестей ФМ» Сергей Гололобов.

Это будет абсолютно новая статья Уголовного кодекса, ее название — «Реабилитация нацизма». Штрафом до трехсот тысяч рублей или лишением свободы до трех лет карается любое отрицание или ложь в отношении деятельности армий стран антигитлеровской коалиции. Ну а если такие сведения распространяется должностным лицом или в СМИ, то наказание ужесточается — штраф уже до полумиллиона, либо пять лет тюрьмы. Предложение вполне логичное, считает главред журнала «Национальная оборона», член экспертного совета при Минобороны России Игорь Коротченко, и поясняет почему.

«Сегодня предпринимаются попытки поставить под сомнение итоги Второй Мировой войны. У нас, к сожалению, отдельные либеральные политики пытаются наши советские структуры обвинить примерно в том же, чем занималась такая преступная организация, как СС. Я думаю, таким попыткам надо давать отпор, в том числе с использованием тех механизмов, которые предложены депутатом Яровой».

Для принятия столь строгих мер есть обоснование, причем международное. Это итоги Нюрнбергского трибунала, а на его основе и решения ООН. Это закон для всего мирового сообщества. И его Россия обязана исполнять, говорит автор законодательной инициативы, глава комитета Госдумы по противодействию коррупции Ирина Яровая.

«Были страны гитлеровской и антигитлеровской коалиций. И оценку этим действиям дал именно Нюрнбергский трибунал. Не те, кто сегодня пытаются интерпретировать и оценить, а то, что стало предметом очень жесткого предметного правового рассмотрения. Поэтому в данном случае диспозиция нормы, которую мы предлагаем как отправную точку, определяет именно это основополагающее правовое решение».

Борьба с теми, кто оправдывает преступления нацизма, далеко не только российская инициатива. Те или иные виды наказаний предусмотрены в законодательствах большинства стран Европы, отмечает Ирина Яровая.

«Сегодня есть международный опыт, и та ответственность, которую мы предлагаем, соответствует тем санкциям, которые установлены в европейских странах: Германии, Франции, Австрии. Более того, мы знаем примеры и конкретных судебных решений, которые есть и во Франции, и в Австрии. И вы тоже можете этот опыт изучить».

Но что конкретно считать оправданием преступлений нацизма? Очень тонкая вещь, за которую, в общем-то, можно угодить на пять лет за решетку. Например, споры по потерям нашим и немецким? Или о том, какими методами советские полководцы вели боевые действия? Всё это может подпасть под уголовную статью? Еще вариант: в российской печати весьма популярны мемуары немецких летчиков, подводников и военачальников. Как, в свете нового законопроекта, относится к этим произведениям? Можно ли их публиковать, да и даже просто читать? Можно, считает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов, но с некоторыми оговорками.

«Безусловно, если в таких книгах проявляется некая политическая, идеологическая позиция, где трактуются некие вещи, которые похоже на постулаты нацизма, безусловно, таких книг не должно быть. Но пока, не знаю, может, они и появлялись, но я с такими ситуациями не сталкивался. Ну, разве книга Манштейна являет собой какой-то манифест нацизма? Это просто книга генерала, который рассказывает честно, как он воевал, и, собственно, честно рассказывает, как там мы его били».

В предлагаемом законопроекте, повторю, речь идет о любом отрицании итогов Второй Мировой. Т.е. документ не уточняет, в какой форме преступление должно проявиться — устно, письменно, или на электронном носителе, и чтобы наступила уголовная ответственность, надо ли огласить такие противозаконные сведения публично? На этот мой вопрос Ирина Яровая ответила так.

«Скажите, пожалуйста, для вас имеет какое-то значение, где и в какой форме совершается преступление, если оно является по сути своей, противоправным действием?» — «Нет», — «Нет. Тогда в чем ваш вопрос?»

Впрочем, некоторые эксперты сомневаются в необходимости отдельной статьи за этот вид преступлений. В российском Уголовном кодексе есть статьи за экстремизм, под который подпадают все проявления неонацизма. И наказания за экстремизм тоже вполне суровы.

 

Сергей Гололобов

Опубликовано: радио «Вести ФМ»http://radiovesti.ru/article/show/article_id/96530