Торговля оружием не терпит двойных стандартовФОТО: http://rus.ruvr.ru

Россия не намерена присоединяться к Международному договору о торговле оружием. Эксперты, рассуждая об этом документе, часто вспоминают известную пословицу «Благими намерениями вымощена дорога в ад» (АУДИО)

По мнению специалистов, многие положения Договора вызывают сомнения и вопросы и требуют дополнительной проработки. К тому же система, схожая с прописанной в документе, уже давно функционирует в России, и её стандарты выше предусмотренных ООН.

Российский МИД вместе с тем настроен позитивно: «Договор в случае надлежащего исполнения может содействовать наведению большего порядка в сфере оборота оружия в глобальном масштабе… Его сердцевиной является обязательство государств по созданию систем контроля за передачами вооружений, в том числе для предотвращения утечки оружия в незаконный оборот, откуда оно попадает в руки преступников и террористов или подпитывает вооруженные конфликты и насилие».

Говорит завкафедрой мировой экономики и политики Высшей школы экономики Максим Братерский:

«Заявленной целью этого договора является создание международного правового режима, который препятствовал бы попаданию любого оружия в руки террористов и преступных группировок, а также участников региональных конфликтов. Цель, в общем, благородная. Насколько я понимаю, в стратегическом плане никаких возражений России нет. Но Россия находится в двойственном положении. Общеизвестно, что она продаёт очень много вооружений – 2-е или 3-е место в мире. Это самая главная статья российского неэнергетического и несырьевого экспорта.

Поэтому, выступая за порядок в торговле оружием, Россия напоминает, что всякого рода правила в международной жизни часто используются для конкурентной борьбы. У каждой из держав-экспортёров сложился свой круг клиентуры. И если послушать западных политиков, то получается, что все поставки, которые осуществляют США или, к примеру, Франция, во благо и «хорошим ребятам». А Россия, по их мнению, продаёт «плохим». Но «хороший» и «плохой» — чисто политическое определение. Поэтому Россия с большой настороженностью относится к подобным документам – это может сыграть против нас. Такие договоры не работают никогда сами по себе. Потому что для их реализации нужен механизм. Нет такой всемирной полиции, чтобы за этим следить«.

Скачать аудио файл

Против принятия документа высказались три страны – Иран, КНДР и Сирия. Еще 23 делегации, в том числе российская и китайская, воздержались. Китайцы поддержали основную идею, но не согласны с «проталкиванием» этого документа при помощи резолюции, принятой путем голосования. По мнению Пекина, здесь необходимо единство мнений. Впрочем, большинство стран – 154 из 193 – проголосовали за резолюцию, придающую проекту Международного договора о торговле оружием (МДТО) окончательный статус. Мнение оптимистов выразил ведущий эксперт Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI) доктор Поль Холтон:

«Это историческое соглашение, имеющее отношение к торговле обычными видами вооружений. Усилия периода начала ХХ века, между двумя мировыми войнами, привели к тому, что этот документ был согласован, но не набралось достаточно стран, чтобы ратифицировать его. Это произошло почти через 100 лет. В этой сфере очень сложно прийти к всемирному соглашению.

Мы пока что в начале очень долгого процесса. Я думаю, что этот документ явно родился из множества компромиссов между различными государствами, включая те, которые вчера воздержались от голосования. Но лучшего результата трудно было ожидать от 193 государств, интересы которых различны. Говоря о том, на что можно надеяться, следует сказать, что мы видим, что многие государства, которые, как нам казалось, становятся сейчас активными поставщиками оружия, начинают осознавать, какой риск это представляет.

Они начинают учитывать развивающуюся сейчас систему международных законов, права человека, конфликтные ситуации во многих странах мира и то, как опасно поставлять оружие тому, кто может использовать его во зло. Всё это учитывается в принятом соглашении, хотя прямого запрета на поставки оружия таким странам там нет. Договор также включает запрет на техническое пособничество в создании оружия тем, кто может использовать его во зло. Этот договор способствует доверию между странами».

Договор предусматривает введение общих стандартов сделок с обычными вооружениями – от стрелкового оружия до боевых кораблей. Однако экспертам не вполне ясно, как добиться реальной стандартизации в таком многоплановом бизнесе. Говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов:

«Торговля оружием настолько чувствительный элемент мирового бизнеса, что здесь необходимы стандартизация и порядок. Другое дело, что достичь таких благородных целей довольно трудно. С декларативной точки зрения договор принят. А работать он не будет. Потому что в системе торговли оружием столько коррупционных лакун и серых схем, что подчиняться какому-то одному договору она не может.

Позиция России совершенно оправданна. Мы сотрудничаем с одними странами, США – с совершенно другими. Есть понятие «союзники», есть понятие «геополитическая целесообразность». Необходимо учитывать массу нюансов. Представьте ситуацию хотя бы вокруг Сирии: мы считаем, что там идёт гражданская война, где законно избранное правительство сражается против мятежников. Но Запад считает, что там идёт повстанческая борьба против диктаторского режима. И повстанцев можно поддерживать оружием. Как будет действовать договор в этом случае? Кого считать той стороной, которая имеет право на получение оружия, а кого – нет?«

Скачать аудио файл

Здесь мы подходим к самому уязвимому месту МДТО. Действительно геополитическую конкуренцию никто не отменял, равно как и союзнические отношения. Эта двойственность, безусловно, негативно скажется на практике применения договора, вне зависимости от того, хотят или не хотят этого его авторы. Говорит представитель британского Движения против торговли оружием Кей Стерман:

«На протяжении того долгого времени, пока договор о торговле оружием находился в разработке, мы были скептически настроены по отношению к нему. Прежде всего потому, что авторы договора заявляли, что этот документ поможет остановить продажу оружия режимам, где происходят нарушения прав человека, а также странам, находящимся в зоне конфликтов. Но этого не произойдет, данный договор не сможет воспрепятствовать этому. Эффект от принятия этого договора будет очень небольшим.

Несмотря на то что на бумаге действительно могут быть ограничения на поставку оружия в определенные страны, на деле мы видим, что как раз в эти страны оружие и экспортируется. Например, крупнейшим потребителем оружия из Великобритании является Саудовская Аравия, где нарушения прав человека – очень большая проблема. На самом деле, если страна экспортирует оружие, она заинтересована прежде всего в том, чтобы поддерживать поставки, субсидировать их, а не ограничивать. И если мировые лидеры по экспорту оружия не введут ограничения на поставки, то никакой договор не поможет.

Интересно, что большие компании, производящие оружие, часто в ходе переговоров соглашаются с условиями обсуждаемого договора именно потому, что понимают – их интересы никак не будут ущемлены».

Некоторые эксперты находят МДТО «слабым и неряшливо составленным документом». В частности, в договоре недостаточно четко изложены гуманитарные критерии оценки рисков, которые могут быть неоднозначно истолкованы и использованы отдельными странами в политических целях. Так и не нашел отражения запрет на поставки вооружений неуполномоченным негосударственным субъектам. В таком виде договор способен негативно повлиять, к примеру, на обстановку в Сирии. Говорит главный редактор информационно-аналитического издания «Геополитика» Леонид Савин:

«Договор нужен, чтобы регламентировать продажу вооружений. Но поскольку он является инструментом влияния в основном западных стран, такого рода функции были прописаны в тексте документа. Договор лоббировался США, Великобританией, странами ЕС, чтобы отстаивать свои геополитические интересы. Поэтому критика России вполне справедлива.

Впрочем, договор критикует не только Россия, но и другие государства, которые всегда придерживались позиции возможной демилитаризации различных регионов. Речь о Карибском бассейне, об Арктике, о Ближнем Востоке. Поставки оружия могут осуществляться по скрытым схемам. Таким, по которым, например, США и ряд других государств поставляют оружие сирийским боевикам. Под видом оборонительных могут продаваться и наступательные виды вооружений. Это очень деликатная тема. Транснациональные компании переходят к разработке новых видов вооружений, высокоточного, компактного оружия. Некоторые государства будут продолжать передавать свои технологии в обход нового договора».

Скачать аудио файл

В общем, недостаточно четкие и несогласованные формулировки, использованные при описании гуманитарного аспекта оружейного бизнеса, оставляют широкое поле для субъективных интерпретаций и недобросовестного применения этих положений. До тех пор пока дела обстоят таким образом, МДТО будет носить сугубо декларативный характер.

 

Сергей Дузь

Опубликовано: радио «Голос России»http://rus.ruvr.ru/2013_04_04/Torgovlja-oruzhiem-ne-terpit-dvojnih-standartov/