Скороварка для ЕвропыФОТО: EPA

Министр внутренних дел ФРГ Ханс-Петер Фридрих сообщил об участии европейских террористов в составе вооруженных сирийских группировок. Это выходцы из Франции, Германии, Великобритании, Дании, Бельгии и ряда других стран. Почему Европа сквозь пальцы смотрит на участие своих граждан в сирийском конфликте? Комментарии экспертов.

По данным немецких спецслужб, общее количество террористов составляет около 700 человек. Но, по мнению некоторых экспертов, это очень скромная оценка. Эксперты приводят другие данные – от двух до десяти тысяч человек – фактически целая армия. Вероятнее всего, эти цифры завышены, и истина где-то посередине. Но и тысяча с лишним людей с европейскими паспортами, влившихся в многочисленные повстанческие отряды, главари которых на камеру поедают сердца своих поверженных врагов, это тоже чрезмерно много для старушки-Европы.

Теоретически, по возвращении на родину волонтёры могут организовать беспорядки уже там. Хотя ряд экспертов не разделяет эти опасения, такой вариант вероятен с учётом неприятия европейскими исламистами ценностей их второй (а то и первой) родины.

Западная пресса упоминает о двухстах воюющих в Сирии бельгийцах, часть из которых уже сложила свои головы на полях брани. По свидетельству одного из них – бывшего офицера французской армии, выступающего под псевдонимом Кален, волонтёры прибывают на театр военных действий без соответствующей подготовки. Таким образом, они становятся лёгкой добычей опытных бойцов сирийской регулярной армии.

Этот бывший французский офицер рассказывает, что часть европейских добровольцев исповедует радикальный ислам. Они как раз быстро адаптируются в среде сирийской оппозиции. Есть и идеалисты, мечтающие повоевать за свободу и демократию. Приехав в Сирию и оценив тамошние реалии, они быстро теряют свой романтичный настрой. Но здесь, как и во всяком сомнительном предприятии, «вход – рубль, выход – два». Иными словами, попасть к сирийским боевикам гораздо проще, чем покинуть их.

Европейская пресса рассказывает об одном из каналов, по которым европейские добровольцы попадают в Сирию. Их маршрут пролегает через Турцию. На сирийской границе их встречают проводники, которые отбирают у добровольцев деньги, мобильные телефоны. Фактически, добровольцев обращают в рабство. Если им и удаётся покинуть район боёв, то вернутся в Европу они могут с большим трудом и только нелегально.

Показательно, что в Сирии воюют и российские граждане. На прошлой неделе в ходе встречи представителей спецслужб стран СНГ и некоторых государств Евросоюза — Германии, Италии, Франции и Испании – глава ФСБ, председатель Национального антитеррористического комитета России Александр Бортников назвал цифру: порядка 200 человек. По его словам, экстремисты попадают в Сирию как из афгано-пакистанской зоны, так из стран Содружества и европейских государств.

Вообще, сирийская оппозиция представляет из себя довольно разношёрстную толпу. Но о некоторых закономерностях говорить всё-таки можно. Директор центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов отметил:

«Трудно отвечать за общий состав сил сирийской оппозиции. Но хорошо известно, что очень большой сегмент в этих силах составляют международные джихадисты. Это люди, которые ведут джихад по всему миру. Поэтому они были и в Ливии, например, и в других горячих точках. Там был большой интернационал радикально настроенных боевиков».

Как отметила британская газета The Guardian, Евросоюз заинтересован в том, чтобы максимально усложнить таким людям дорогу домой. В ближайшее время Германия намерена выступить с предложением о запрете въезда лиц, подозреваемых в участии в террористических акциях, в Европу сроком на два года. Ранее координатор ЕС по борьбе с терроризмом Жиль де Кершов также выражал беспокойство о возможной связи европейцев с «Аль-Каидой» и последующих террористических атаках в Европе.

По оценке ЕС, основное количество европейских боевиков прибывают в Сирию из Великобритании, Ирландии и Франции. Однако живущий в Бельгии радикальный проповедник ислама сирийского происхождения Бассам Аячи в интервью газете Derniere Heure заявил, что иностранцы в Сирии не нужны:

«Там в избытке настоящих бойцов – более 200 тысяч. Если отправить туда молодого европейца, выросшего на картошке фри с майонезом, с ним нужно отправить еще 10 человек, чтобы его защищать».

Надо признать, что в своём большинстве европейские джихадисты вовсе не неженки. Эти «серые гуси» ислама – весьма опасный народ.

Заместитель главного редактора газеты «Завтра» Владислав Шурыгин сказал:

«Я думаю, что 90% из них – выходцы из Афганистана, Средней Азии, Пакистана, Турции, исламских регионов, которые просто натурализовались, получили американские или европейские паспорта, но влились в ряды экстремистских организаций. Это могут быть и подданные Великобритании. Кстати, оттуда очень много боевиков воевало в Чечне. Европа это не способна контролировать. Человек может уехать из Британии на территорию Турции. А из Турции – в пакистанский лагерь подготовки боевиков, а оттуда – в Сирию.

Одна из проблем заключается в громадном несоответствии либерализма европейских законов и того, как эти законы используются экстремистами. В самой Европе они будут вести себя тихо и сдержанно. Им самим нравится иметь тихую, спокойную базу. И Европа в качестве такой базы большинство из них полностью устраивает, учитывая, что там живут их семьи и учатся дети».

Есть мнение, что Европа сквозь пальцы смотрит на участие своих граждан в сирийском противостоянии, как бы провоцируя своих исламистов. Однако Иван Коновалов не разделяет такую точку зрения:

«Сама история подобного добровольческого института настолько стара и сложна, что ни одно государство никогда не могло полностью блокировать участие своих граждан в том или ином конфликте. Существует масса способов фильтрации через кордоны. Некоторые просто выпали из поля зрения спецслужб. Европейские правительства стали задумываться над тем, что они всё-таки достаточно либерально относились к подобным элементам. И вообще можно предположить, что всё-таки начнётся «закручивание гаек». Хотя я понимаю, с какой неохотой на это идут европейские правительства. Но силовики настаивают. Иначе бороться очень трудно».

На континенте уже давно и с видимым успехом вызревает «пятая колонна», которая при всяком удобном случае предпримет действия, направленные на подрыв и так шаткой континентальной цивилизации. Просто потому что европейским исламистам глубоко чужд местный жизненный уклад, хотя они и пользуются всеми благами европейской цивилизации.

И это большая проблема для европейского общества. Бостонский теракт напугал Старый Свет. Получается вот какая штука: два иммигранта, получившие от приютившей их страны все, что она могла им дать, вместо благодарности купили пару скороварок, начинили их порохом и рванули всю эту конструкцию посереди мирного города. Почти наверняка такие-же люди найдутся и в Европе. И если они ещё ничего не взорвали, то уж к кухонной посуде определённо присматриваются. Так что теракт в их исполнении – дело времени.

Возможностей у европейских властей не так уж и много. Безусловно, разумнее всего действовать превентивно. Уже упомянутый министр внутренних дел Германии Ханс-Петер Фридрих предлагает высылать радикальных исламистов, способных угрожать общественной безопасности. Французские власти перешли от слов к делу. Недавно они депортировали марокканца, который размещал в Интернете призывы к терактам. Он стал двенадцатым потенциальным террористом, высланным за последний год.

Формально этот марокканец не совершил ничего противоправного. С известной долей условности его призывы могут считаться выражением собственного мнения и реализацией права на свободу слова. Он переселился во Францию еще в 2009 году, женился на француженке, завел двух детей и жил в городе Ла-Рошель. Одновременно он ненавидел Францию из-за запрета женщинам «носить одежду, закрывающую лицо».

Европа зашла в новый тупик, она радикализируется, заявил ещё два года назад эксперт Германского совета по внешней политике Александр Рар в интервью изданию «Эксперт Online». По его мнению, Старый Свет не готов к решению этой проблемы.

Александр Рар напомнил, что террористы, спланировавшие атаку на Америку в 2001 году, учились на Высших курсах Гамбургского университета. Оказалось, что в разных городах Европы есть анклавы, куда местная власть не может войти, где действуют законы шариата и где исламские структуры уже имеют всю полноту власти. Этого Европа себе позволить не может, предположил Рар.

Но, с другой стороны, Старый Свет всегда жил духом либеральности и политической корректности и не хочет расставаться со своими принципами. В результате возникает логический тупик. Как следствие, неспособности властей справиться с проблемой, в европейском обществе накапливается огромный протестный потенциал, находящий своё отражение в правом радикализме.

При этом решить проблему простым закрытием границ уже не получится. Потому что главный враг европейцев не снаружи, а внутри. Этот враг – доморощенный исламистский радикализм – не признаёт демократию. Поэтому бороться с ним, насаждая либеральные ценности по всему миру, как минимум бессмысленно.

Вообще говорить о каких бы то ни было ценностях, сидя на скороварке с чёрным порохом и тикающим часовым механизмом, довольно глупо. Спасти свою драгоценную жизнь и жизни близких – вот что важно в этот момент. А о ценностях можно побеседовать потом, когда внимание окружающих будет приковано к лицу оратора, а не к его седалищу.

Сергей Дузь

Опубликовано: радио «Голос России»http://rus.ruvr.ru/2013_05_23/Skorovarka-dlja-Evropi/