Коллаж Андрея Седых

Опубликовано: Военно-промышленный курьерhttp://vpk-news.ru/articles/8814

Иван Коновалов

«Золотой век» ЧВК прошел, будут ли перспективы у россиян – еще вопрос.

Избранный президент Владимир Путин заявил недавно, что не против создания в России частных военных компаний (ЧВК). Таким образом будущий глава государства внес некоторую ясность в довольно щепетильный вопрос. ЧВК – этот весьма прибыльный сегмент мирового бизнеса – никак не могут прижиться в России, с одной стороны, из-за постоянных обвинений в наемничестве, с другой – из-за отсутствия законодательной базы. Возможно, российские частные военные и охранные компании все же отправятся за рубеж, однако слишком поздно и в не лучшее время – мировой рынок частной военной силы уже пережил свой бум и начинает понемногу сжиматься.

Конец «прекрасной эпохи»

Последние двадцать лет были настоящим «золотым веком» для частного военного бизнеса. До этого его услугами в основном пользовались транснациональные корпорации и правительства стран третьего мира, в меньшей степени правительственные структуры ведущих стран Запада. Но после трагических событий 11 сентября 2001 года и начала всемирной войны США и их союзников против «международного терроризма» спрос на услуги военных «частников» вырос в геометрической прогрессии.

Самыми главными их клиентами стали Госдепартамент США, Пентагон и ЦРУ, которым были необходимы в большом количестве телохранители, переводчики, IT-специалисты, специалисты по управлению сложными системами вооружений, аналитики, полевые оперативники и простые охранники. Времени на подготовку не было и их стали скупать в частных компаниях.

Сейчас только в Афганистане и Ираке работают несколько сот частных военных и охранных фирм, в которых числятся более 265 тысяч частных контрактников, большинство из них – местные жители. Все крупные контракты находятся в руках американских и британских ЧВК и частных охранных компаний (ЧОК), но для их исполнения они нанимают местные фирмы, которые фактически и держат рынок. Афганский президент Хамид Карзай постоянно грозится выкинуть западные ЧВК и ЧОК из страны (прежде всего из-за слишком частых случаев немотивированной стрельбы по мирным жителям), но скорее всего им самим придется уйти в 2014 году, после того как Афганистан покинут войска международной коалиции.

Президент США Барак Обама не раз критиковал работу контракторов в Ираке, отмечая их излишнюю самостоятельность, доходящую до полной бесконтрольности, и неоправданно высокую стоимость договоров при весьма низкой эффективности их исполнения. В итоге правительство США объявило о намерении сократить госпрограмму по привлечению частных фирм на военный, консалтинговый, охранный и технический аутсорсинг на 40 миллиардов долларов.

С потерей позиций в Ираке и Афганистане, а также на фоне серьезного сокращения военных бюджетов США и ведущих стран Европы (до 50 процентов) для частных военных компаний наступают нелегкие времена. Впрочем, это не значит, что их война закончена.

 

И начиналось все непросто

Частные военные и охранные компании правозащитные организации характеризуют не иначе как конторы по набору наемников. Что в целом справедливо. Свое происхождение они ведут именно от наемнических отрядов, подобных тем, которыми командовали в Африке в 60–70-е годы ирландец Майк Хор, француз Боб Денар, бельгиец Жак Шрамм или немец Рольф Штейнер. Они зарабатывали деньги на войне, сражаясь и за повстанцев, и за диктаторов, но даже не пытались легализовать свой бизнес.

""
Коллаж Андрея Седых

Создатель и руководитель знаменитой Специальной авиадесантной службы (САС) полковник Дэвид Стирлинг, оценивая деятельность таких отрядов, а также сформированной им группы британских наемников, которая работала в отрядах сторонников короля во время гражданской войны в Йемене (1962–1970 годы), пришел к идее формирования частного предприятия для предоставления подобных военных услуг. Это должна была быть официально зарегистрированная коммерческая структура, контролируемая государством, что в корне отличало ее от классического отряда наемников. В 1967 году он организовал первую частную военную компанию Watchguard International (WI), приоритетным направлением которой стала работа на союзные Лондону правительства либо на международные организации. Например, другая его фирма Kilo Alpha Service в 80-х боролась с браконьерами в Южной Африке по контракту с Международной федерацией дикой природы.

Коллеги Стирлинга по САС быстро создали еще несколько таких ЧВК. Весьма характерной для тех лет была деятельность Keenie Meenie Services (KMS), которая оказалась замешанной в серии грандиозных скандалов. Ее сотрудники были наняты ЦРУ для подготовки отрядов «контрас» и организации терактов в Манагуа во время гражданской войны в Никарагуа. В Шри-Ланке KMS тренировала армейский спецназ и в это же время в Израиле его противника – боевиков группировки «Тигры освобождения Тамил-Илама» (LTTE). Частные военные компании времен холодной войны прежде всего были инструментом «грязной политики».

В США частный военный бизнес начал формироваться на другой основе. ЦРУ и Пентагон нуждались в услугах не классических наемников-боевиков, а прежде всего технических специалистов. Это стало прообразом нынешнего частного военного аутсорсинга. Новые компании являлись ЧВК не в традиционном смысле, а представляли собой гражданские фирмы, нанимаемые с определенными целями.

Одной из первых была организована под крышей ЦРУ авиакомпания Air America, которая с 1959 по 1975 год выполняла самые разнообразные поручения Лэнгли в Юго-Восточной Азии. Изначально строительные фирмы Vinnell и Pacific Architects & Engineers сооружали во Вьетнаме базы и военные тюрьмы, участвовали в «деликатных операциях». В 1975-м Vinnell получила контракт на подготовку частей национальной гвардии Саудовской Аравии. Показательно, что в 1979 году, когда повстанцы захватили в Мекке Большую мечеть, сотрудники Vinnell спланировали штурм, а когда он не удался, сами приняли участие во втором, уже успешном штурме.

К концу 80-х в США, Великобритании и Израиле было не больше двух десятков таких фирм и их деятельность тщательно скрывалась.

 

Бурные 90-е

С окончанием холодной войны рынок частных военных услуг радикально изменился, выйдя из подполья. Причинами этого явились всеобщая приватизация, сокращение ВС, увеличение технической сложности ВВТ. Тотальная приватизация на Западе привела к передаче под контроль частых компаний многих зон ответственности государства в области обороны и внутренней безопасности, радикальное сокращение армий в странах НАТО и бывшего Варшавского блока оставило без работы огромное число военных специалистов, которых скупили ЧВК, технологический уровень западных армий настолько повысился, что для обслуживания новых систем вооружений потребовался наем частных специалистов.

Помимо этого сыграли свою роль распад СССР и как следствие потеря «идеологических» обоснований ведения войн. Прекращение противостояния великих держав создало «вакуум силы», который особенно сильно проявился в Африке. Государства, для которых военная поддержка СССР или США раньше была решающим фактором стабильности, обратились за помощью к «частникам». Локальные войны, утратив какую-либо идеологическую составляющую, превратились в криминальные разборки, где Западу было трудно понять, кого поддерживать. Западные державы не хотели посылать войска для разрешения этих конфликтов.

Интересен французский опыт тех лет. Франция – единственная бывшая метрополия, сохранившая военное присутствие в Африке, использовала ЧВК как инструмент влияния, начав сокращать численность своих войск на Африканском континенте. Французские военные компании создавались на короткие сроки под четко определенные задачи, во главе их стояли бывшие офицеры оперативной группы корпуса Национальной жандармерии. В 1996 году в Заире спецслужбы Франции были вовлечены в формирование «Белого легиона» – классического отряда европейских наемников (300 бойцов) под командованием бельгийца Кристиана Тавернье, сражавшегося на стороне армии президента Мобуту Сесе Секо против повстанцев Лорана Кабилы. Легион воевал неплохо, но почти в одиночку, без поддержки заирской армии и как следствие потерпел поражение.

В 90-е годы частный военный бизнес окончательно сформировал совершенно новый и что важнее – легальный и доходный сегмент международного рынка. Частные военные компании тренировали войска в 42 странах и приняли участие более чем в 700 конфликтах. Во время войны в Персидском заливе 1991 года соотношение частных контрактников и военнослужащих США было уже 1:50.

 

У каждого своя работа

В 90-е годы мир получил основные типы частных компаний, работающих в сфере обороны и безопасности.

Компании военных услуг (military provider companies). Предоставляли нанимателям тактическую поддержку в ходе боевых действий, включая непосредственное участие в боевых операциях.

Самая знаменитая и успешная из них – южноафриканская Executive Outcomes (ЕО), которая закрылась в 1999 году. Эта была настоящая, хорошо экипированная мини-армия, использовавшая исключительно агрессивную тактику. На счету ЕО две успешные военные кампании (1993–1997 годов) по разгрому повстанцев УНИТА в Анголе и Объединенного революционного фронта в Сьерра-Леоне. Впрочем, с уходом ЕО войны начинались вновь. Такие компании постоянно обвиняли в наемничестве, поэтому сейчас их нет на рынке.

Компании военного консалтинга (military consulting companies). Спектр услуг – стратегическое планирование, реформирование вооруженных сил, тренировка армейских подразделений, переподготовка офицерского и технического состава.

Американская консалтинговая компания Military Professional Resources Incorporated (MPRI) «отличилась» на этом поприще более других. В августе 1995 года хорватская армия провела операцию «Буря», разгромив сербские войска в Краине. Операция была спланирована MPRI, которая за год до того взялась за превращение хорватских отрядов в профессиональную армию. Боснийские мусульмане тут же выдвинули в качестве условия подписания Дейтонских соглашений реформирование их армии MPRI. Но уже в 2000 году MPRI потерпела крах в Колумбии, где местные боевые генералы подняли на смех никогда не воевавших американских военспецов.

Компании военной логистики (military support companies). Они занимаются тыловым обеспечением войск и строительством военных объектов, обслуживают армейские компьютерные системы или сложные системы вооружений.

Наиболее успешная – американская Kellog, Brown and Root – военно-строительная «дочка» концерна Halliburton. Получила все контракты по тыловой поддержке войск США и НАТО на Балканах. Самый большой контракт в Ираке – более 11 миллиардов долларов. В него входили снабжение армии, строительство, восстановление нефтекомплекса Ирака. Аудиторские проверки в свое время выявили, что KBR обманула Пентагон на 1,8 миллиарда долларов.

Частные охранные компании или компании по безопасности (private security companies). Их сфера – кризисный менеджмент, оценка рисков, консалтинг по безопасности, охрана объектов, предоставление телохранителей, разминирование, обучение подразделений армии и полиции.

В военную категорию входят те охранные компании, которые действуют в зонах боевых действий. В Ираке, например, между охранными и военными компаниями нет никаких различий.

В настоящий момент все ЧВК и ЧОК предпочитают называть себя именно компаниями по безопасности, настаивая на своей «консультативной и охранной» сущности, чтобы избежать обвинений в наемничестве.

 

Что теперь?

Зона боевых действий военных «частников» обширна – Латинская Америка, Африка, Ближний Восток, Центральная Азия и Юго-Восточная Азия. В настоящий момент в 50 странах действуют до 150 частных компаний данного профиля. Их суммарный доход в год – в среднем более ста миллиардов долларов.

Но с учетом сжатия рынка многие ЧВК и ЧОК начинают искать другие способы развития своего бизнеса и зоны предложения услуг. Наиболее везучие покупаются крупными корпорациями, заинтересованными в создании собственных мощных структур безопасности.

Так, Vinnell в 1992 году стала «дочерним предприятием» корпорации BDM International, затем ее перекупила корпорация TRW, в 2002-м ее поглотила американская Northrop Grumman. Британская компания DSL в 1997 году вошла в Armor Holdings и изменила название на Armor Group. L-3 Communications приобрела в 2000-м MPRI, а Computer Sciences Corporation в 2003-м – американскую ЧВК DynCorp. В 2011 году наиболее заметной стала покупка за 531 миллион долларов крупнейшей британской оборонной компанией BAE Systems фирмы Detica, специализирующейся на разведке и компьютерной безопасности.

Новая зона боевых действий для ЧВК – борьба с пиратами. В Аденском заливе и в районе Африканского Рога уже действуют 22 крупные компании, занимаясь и сопровождением кораблей (обычно три охранника на судне по цене 21 тысяча долларов в день), и переговорами по передаче выкупов за захваченные суда и экипажи. Сообщество лондонских судовых страховщиков пытается сейчас сформировать флотилию из 18 быстроходных небольших судов, вооруженных крупнокалиберными пулеметами, с экипажами из ЧВК (по восемь бойцов).

Известная американская ЧВК Blackwater – ныне Xe Services (Academi. – Прим. ред.) предлагала клиентам в наем для работы в сомалийских водах фактически свой боевой корабль – специально переоборудованное бывшее гидрографическое судно McArthur с двумя вертолетами MD 530, но безуспешно.

Руководство компании Blackwater, которую во многих аспектах можно рассматривать как наследницу Executive Outcomes, всегда отличалось широкими масштабами и творческим подходом в бизнесе. Ее основатель – Эрик Принс в свое время откровенно предложил ООН за свой счет развернуть в любой точке мира полностью укомплектованную тяжелой техникой и штурмовой авиацией миротворческую бригаду.

Но события 16 сентября 2007 года, когда сотрудники этой фирмы в Багдаде убили в перестрелке 16 мирных жителей, тогда поколебали позиции Blackwater на рынке аутсорсинга и заставили сменить название.

Впрочем, благодаря связям в Госдепе и Пентагоне компания восстановила свои позиции, а Эрик Принс, уже вышедший в отставку, подписал недавно контракт в 529 миллионов долларов с правительством Объединенных Арабских Эмиратов на формирование классического батальона иностранных наемников численностью 800 бойцов. Правительство ОАЭ пошло на этот шаг, понимая, что не может положиться на свои вооруженные силы, когда кругом бушуют арабские революции.

«Арабская весна» дала еще одну надежду частному военному бизнесу на выход из стагнации. Кстати, до сих пор не стало достоянием гласности, кто были в Ливии те британские и французские военные инструкторы, что тренировали отряды Переходного национального совета (ПНС) и координировали их действия и во время наступления, и в ходе штурма Триполи: кадровые офицеры или специалисты ЧВК (то есть наемники). Впрочем, теперь это неважно. Новой ливийской армии, если таковая будет все же сформирована, понадобятся инструкторы и технические специалисты. И предоставят их, конечно, западные ЧВК.

В то же время, если все-таки ситуация в Ливии не будет развиваться по сомалийскому сценарию, бывшие полевые командиры ПНС и клановые лидеры сумеют договориться, страна не распадется на враждующие анклавы и обстановка будет хотя бы относительно стабильной для работы западных нефтегазодобывающих корпораций, для частных военных и охранных компаний здесь откроется рынок, не уступающий по своей емкости ни афганскому, ни иракскому. Но пока события в Ливии, где гражданская война фактически не закончилась, надежд на это военным «частникам» не дают.