РЕЦЕНЗИЯ: Маршал победы в новом ракурсеИван Коновалов

Опубликовано: Военно-промышленный курьер2013. № 35 (503). 11.09.2013.

Борис Соколов. Георгий Жуков: победитель, деспот, личность. М., Зебра Е, 2013. 736 с.

Купить: www.ozon.ru.

Новая книга известного военного историка Бориса Соколова посвящена самому знаменитому из советских полководцев Великой Отечественной войны. Автор подробно прослеживает биографию маршала Победы. Он показывает, как Георгий Константинович Жуков сделал завидную карьеру в Красной армии, и обращает внимание на особенности жуковской стратегии. Соколов вполне солидарен с оценкой, данной Жукову маршалом Еременко: «Жуковское оперативное искусство – это превосходство в силах в пять-шесть раз, иначе он не будет браться за дело, он не умеет воевать не количеством и на крови строит свою карьеру».

В книге приведены подробные подсчеты соотношения сил и потерь сторон в основных операциях, которые проводил Жуков. Для этого автор использует все доступные источники, а также оригинальную методику, подробное обоснование которой приводится в работе. По Соколову получается, что советские безвозвратные потери в подавляющем большинстве сражений многократно превосходили немецкие и Красная армия имела значительный численный перевес. Это обусловлено более высоким уровнем боевой подготовки германских войск и командования вермахта. В сталинской системе можно было воевать только числом, а не умением, поскольку в профессиональных, хорошо подготовленных солдатах, офицерах и генералах Сталин усматривал угрозу своей личной власти, ему всюду мерещился призрак бонапартистского переворота. Соколов утверждает, что немцы призывали в ряды вермахта столько людей, сколько они могли обучить и вооружить, тогда как в Красную армию призывали вообще всех, кого смогли мобилизовать, бросая в бой необученное пополнение.

В сталинской системе требовался своеобразный надсмотрщик, контролировавший действия командующих фронтами и армиями, и Жуков чаще других в годы войны исполнял эту неблагодарную роль. Соколов нашел в архивах жуковский приказ, отданный в сентябре 41-го, в бытность Жукова командующим Ленинградским фронтом: «Разъяснить всему личному составу, что все семьи сдавшихся врагу будут расстреляны и по возвращении из плена они также будут все расстреляны». Этот приказ был даже более суровым, чем знаменитый приказ № 270 от 16 августа 1941 года, так как там предусматривался лишь арест, но никак не расстрел семей перебежчиков. Автор свидетельствует в своей работе, что Красная армия могла победить вермахт только очень большой кровью.

Соколов также доказывает в своей работе, что в 1946 году, когда Жуков впервые подвергся опале, никакого плана свершения военного переворота у него в действительности не было, да и не могло быть, поскольку такой переворот в созданной Сталиным системе был невозможен. А вот в 1957 году, по версии автора, Жуков, убедившись, что Хрущев достаточно мягко обошелся с выступившей против него «антипартийной группой» Маленкова, Кагановича и Молотова, решил рискнуть и начал готовить переворот. Никита Сергеевич расправился с Жуковым и его товарищами тихо, но не очень сурово, оставив ему маршальские погоны, все льготы и высокую пенсию.