В 2012 году ледокол "Сюэлун" (Xue Long, "Снежный дракон") первым из китайских судов прошёл по Севморпути в Баренцево море, а на обратном пути - из Исландии в Берингов пролив прямо через Северный полюсФОТО: В 2012 году ледокол «Сюэлун» (Xue Long, «Снежный дракон») первым из китайских судов прошёл по Севморпути в Баренцево море, а на обратном пути — из Исландии в Берингов пролив прямо через Северный полюс. Вояж «Сюэлуна» «сильно воодушевил» китайские пароходные компании». Экономические амбиции Китая в Арктике уже переходят в политические, и даже могут перейти в военно-политические. Фото: газета «Вечерний Николаев». 11.01.2014 (http://www.vn.mk.ua/stories.php?id=21033).

Опубликовано: Проблемы национальной стратегии. 2015. № 1 (28), январь-февраль.

КОМИССИНА Ирина Николаевна

старший научный сотрудник сектора Азии Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований (РИСИ). Подробнее см.: [1].

Аннотация

В последние годы в результате потепления климата и в связи с открывающимися новыми возможностями Арктика привлекла к себе внимание ряда неарктических государств и в первую очередь Китая. Главной задачей для себя в этом регионе Китай видит обеспечение свободы мореплавания в Северном Ледовитом океане, а также участие в добыче полезных ископаемых и освоении нефтегазового потенциала арктического шельфа.

Ключевые слова: Арктика, Китай, Россия, СМП, полезные ископаемые, нефть и газ.

 

 

Многие учёные связывают будущее планеты с Арктическим регионом, в первую очередь из-за огромных запасов полезных ископаемых. По оценкам Геологической службы США, потенциальные неразведанные запасы нефти, природного газа и сжиженного углеводородного газа составляют соответственно 13%, 30% и 20% общемировых, причём 84% из них расположены на морском шельфе [2]. Это особенно актуально, поскольку по прогнозам, мировые сухопутные запасы углеводородов будут исчерпаны уже в ближайшие 40 лет. Арктика также богата полезными ископаемыми такими, как золото, медь, железо, свинец, платина, никель, цинк, алмазы и др. На этот регион приходится около 9% мировых запасов угля.

В результате потепления все большая часть Северного Ледовитого океана летом освобождается от сезонного льда. Его акватории становятся все более доступными для судоходства, разведки и разработки минеральных ресурсов, рыбного промысла, что привлекло ряд стран к возможности освоения этого региона.

В конце ХХ — начале ХХI в. в связи с реальной возможностью получения доступа к стратегическим источникам сырья по причине глобального потепления и отступления полярных льдов на север [3] заметный интерес к Арктике начал проявлять и Китай, который географически не имеет выхода к морям Северного Ледовитого океана. Китайское присутствие стало обыденным явлением в каждом регионе мира, и Арктика, по-видимому, не станет исключением. Тем более что интерес Китая к Арктике, как представляется, носит комплексный характер.

Особое значение имеет экономическая составляющая, которая включает природные ресурсы и транспортно-логистические возможности. Арктического региона, т.е. использование морских путей для транспортировки грузов из Азии в Европу, необходимость в чём всё более возрастает по мере наращивания экспортного потенциала китайской экономики и превращения КНР в первую экспортную державу мира. Традиционные морские маршруты через Малаккский пролив, через который проходит 85% импортируемой Китаем нефти, и другие южные проливы достаточно уязвимы в плане безопасности. В этой связи Арктический морской путь открывает перед Китаем широкие возможности. Во-первых, он позволит сократить расходы на перевозку: например, из-за пиратства стоимость страховки для кораблей, направляющихся через Аденский залив в направлении Суэцкого канала, возросла более чем в десять раз в период с сентября 2008 г. по март 2009 г. [4]. Во-вторых, появляется дополнительный торговый маршрут.

К 2025-2030 гг., согласно оценкам экспертов, КНР выйдет на первое место в мире по объёму экономики [5], а поскольку весомую роль в наращивании экономического потенциала играет морская торговля и наличие стратегических морских путей, то несомненно, что без «Северного Шёлкового пути» Китай не сможет создать по-настоящему глобальную систему морской торговли.

Китаю также принципиально важно получить доступ к месторождениям углеводородов и рудных полезных ископаемых, так необходимых для функционирования национальной промышленности. Чтобы поддерживать стабильно высокие темпы промышленного роста, он вынужден во все большем количестве импортировать широкий ассортимент природных ресурсов, часть из которых для удовлетворения внутреннего спроса ранее добывалась в достаточных объёмах внутри страны. Учитывая, что 88-95% прогнозируемых арктических ресурсов находятся в исключительных экономических зонах пяти прибрежных арктических государств, а у китайских компаний отсутствует опыт работы в условиях Арктики, предполагается, что Китай будет активно сотрудничать с данными странами в добыче полезных ископаемых [6].

Китай может быть заинтересован в акваресурсах региона, в частности, рыбы, поскольку в Китае возникла проблема переэксплуатации морских прибрежных ресурсов. Интенсивная добыча поставила под угрозу нормальное воспроизводство морской фауны. Не очень помогает и введение ежегодного моратория на ловлю всех видов рыбы в Жёлтом и Восточно-Китайском морях. Около 1/4 мировых рыбных запасов находится в Арктике. Повышение температуры воды влияет на миграцию рыбы, что в свою очередь сказывается на рыболовстве. Рыболовство смещается все дальше и дальше на север, в ранее не используемые воды [7]. В настоящее время основными эксплуатантами акваторий вылова в Арктике являются Гренландия и Исландия.

Однако, по мнению некоторых экспертов, ключевой мотивацией политики Китая в Арктике является геополитическая и военно-стратегическая. Об этом, например, пишет в своей статье Тан Гоцян, сотрудник Китайского института международных исследований, являющегося «мозговым центром» МИД КНР [8]. Арктика может сыграть важную роль в случае обострения американо-китайских отношений. Военно-морская база в Сембаванге (Сингапур), которой пользуются США, позволяет им в случае войны заблокировать важный для КНР Малаккский пролив, через который осуществляются основные китайские торговые поставки и доставка нефти из стран Ближнего Востока. В результате Арктический морской путь позволяет уменьшить риск закрытия пролива ВМС США в случае обострения двусторонних отношений или возникновения потенциального конфликта.

Эти же причины побудили Китай начать строительство дублёра Панамского канала на территории Никарагуа. Панамский канал давно перегружен, там постоянно наблюдаются заторы, уже сейчас часть крупных торговых судов не может им пользоваться даже после недавней дорогостоящей модернизации. Целесообразность создания нового межокеанского канала объясняется ростом мировой торговли и резким увеличением размеров торговых кораблей, что позволяет существенно сократить издержки компаний, занимающихся контейнерными перевозками. Китай больше всех заинтересован в подобном проекте, поскольку является вторым по величине пользователем Панамского канала и самым крупным торговым партнёром Латинской Америки.

Реализацией проекта будет заниматься китайская компания Beijing Interoceanic Canal Investment Management Co., Ltd. Канал протяжённостью 250 км, строительство которого обойдётся в 40 млрд дол., передается компании в концессию на 100 лет. Уже ведутся проектно-расчётные работы, а проход первых судов запланирован на декабрь 2019 г. По условиям соглашения Никарагуа будет получать 10 млн дол. в год в течение первых десяти лет, а затем — проценты от прибыли. По окончании срока концессии канал со всей инфраструктурой перейдёт под контроль государства [9].

Весьма важным компонентом интереса Китая к Арктике стала научно-исследовательская деятельность, как фундаментально-теоретическая, так и научно-прикладная. Исследования велись по четырём основным направлениям: океанография, биология, наука об атмосфере и гляциология.

В последние годы внимание мирового сообщества акцентируется на проблемах изменения климата. В Китае изучению этих вопросов также придаётся большое значение. Китайские учёные считают, что «Арктика — основной регион, где формируется погода Северного полушария, в том числе на территории Китая», что между стихийными бедствиями в КНР и «устойчивым повышением глобальной температуры может быть связь, и таяние арктических льдов играет критическую роль в этом процессе» [10]. Кроме того, потепление климата, как утверждают в Пекине, негативно сказывается на продовольственной безопасности страны, в частности, возрастает угроза наводнений в прибрежных регионах, где сосредоточены основные посевные площади.

В итоге, поскольку Китай не имеет прямого доступа к Северному Ледовитому океану, он, согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., к которой присоединился в 1996 г., признает суверенные права арктических государств на этот регион. Но вместе с тем считает, что международное морское право гарантирует ему определённые права на арктическую морскую среду, в том числе на право проведения научно-исследовательских работ, на свободу судоходства, на использование природных ресурсов, на добычу углеводородов и ведение рыбного промысла в международных водах Северного Ледовитого океана [11].

В настоящее время для Китая подходят такие арктические маршруты, как российский Северный морской путь [12] — СМП (Северо-Восточный проход) и Северо-Западный проход (вдоль северного берега Северной Америки через Канадский Арктический архипелаг), которые судоходны лишь в летнее время. (Схема).

СХЕМА: Арктические маршруты из Китая.

СХЕМА: Арктические маршруты из Китая.

Источник: Beiji hangdao: huo cheng woguo di jiu tiao yuanyang yunshu hangxian, 18 марта 2013,

URL: http://www.jjckb.cn/cjxw/2010-03/18/content_212529.htm

 

Но, как видно из таблицы, выигрыш в расстоянии зависит от выбранного маршрута и расположения пункта назначения. Так, путь из Роттердама в Шанхай через СМП, например, на 22% короче, чем через Суэцкий канал, а через Северо-Западный проход — на 15%. Путь из Шанхая в Гамбург через СМП на 6400 км короче, чем традиционный через Малаккский пролив и Суэцкий канал.

 

Таблица 1. Расстояние между европейскими, североамериканскими и китайскими портами (км)

 ПУНКТ ОТПРАВЛЕНИЯ— ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ

 ПАНАМСКИЙ

КАНАЛ

 СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ПРОХОД СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ПРОХОД

 СУЭЦКИЙ КАНАЛ
И МАЛАККСКИЙ ПРОЛИВ

Роттердам — Шанхай

25 588

16 100

15 793

19 550

Бордо — Шанхай

24 980

16 100

16 750

19 030

Марсель — Шанхай

26 038

19 160

19 718

16 460

Джоя Тауро (Итал.) — онконг

25 934

20 230

20 950

14 093

Барселона — Гонконг

25 044

18 950

20 090

14 693

Нью-Йорк — Шанхай

20 880

17 030

19 893

22 930

Нью-Йорк — Гонконг

21 260

18 140

20 985

21 570

Источник: Frédéric Lasserre China and the Arctic: Threat or Cooperation Potential for Canada? Canadian International Council, China Papers, № 11, June 2010,

URL: http://www.opencanada.org/wp-content/uploads/2011/05/China-and-the-Arctic-Frederic-Lasserre.pdf

 

СХЕМА 2. Сравнение маршрутов транспортировки грузов из Даляня (Китай) в Роттердам через Северный морской путь и Суэцкий канал

СХЕМА 2. Сравнение маршрутов транспортировки грузов из Даляня (Китай) в Роттердам через Северный морской путь и Суэцкий канал

Источник: Костас Пэрис Китайские контейнеровозы осваивают Северный морской путь / The Wall Street Journal. 20.08.2013,

URL: http://www.vedomosti.ru/companies/news/15401851/kitajskie-kontejnerovozy-osvaivayut-severnyj-morskoj-put

В 2009 г. началось коммерческое освоение Северного морского пути иностранными судами: в августе и сентябре прошли первые два сухогруза немецкой компании Beluga Shipping Group, которые транспортировали груз для ТЭЦ в Сургуте. В 2010 г. впервые в истории морского судоходства по СМП был совершён экспортный рейс по маршруту Мурманск — Дудинка — Пусан (Южная Корея) — Шанхай (КНР) без ледокольной проводки [13], а всего за год прошли 4 судна, которые перевезли 111 тыс. т грузов, в 2011 г. — 28 кораблей перевезли примерно 807 тыс. т, в 2012 г. транзитные перевозки по СМП за летне-осеннюю навигацию осуществили 14 крупнотоннажных судов, при этом общий объем грузоперевозок составил более 1 млн т. В 2012 г. танкер-газовоз впервые в мире перевёз сжиженный природный газ из Норвегии в Японию. Анализ итогов навигации 2012 г. свидетельствует о формировании постоянных транзитных грузопотоков по СМП и начале транзитного плавания крупнотоннажных транспортных судов в составе сложных караванов, когда один или два атомных ледокола осуществляют проводку сразу нескольких транспортных судов [14].

Общий объём перевезённого транзитом груза по Севморпути в летнюю Арктическую навигацию 2013 г., включая российские порты, составил 1,162 млн т. Снижение объемов транзитных перевозок связано, в том числе, с конкуренцией со стороны Северо-Западного прохода, который также начал использоваться для транзитного судоходства, причём возможностями перевозок по этому маршруту в настоящее время заинтересовался китайский бизнес [15].

По оценкам исследователей, к 2020 г. Севморпутём частными перевозчиками будет перевезено уже 50 млн т. Китайские аналитики считают, что к 2020 г. этим маршрутом будет проходить от 5 до 15% китайского внешнеторгового грузопотока (125-375 тыс. т), в основном в виде контейнерных перевозок [16]. По подсчётам, Китай мог бы экономить не менее 60-120 млрд дол. в год только за счёт пользования СМП [17], поскольку транспортировка грузов из Шанхая через Арктику в Киркенес или Мурманск позволяет сократить путь на 16 дней.

В сентябре 2012 г. Китайская государственная судоходная компания (COSCO) объявила о планах изучения экономической эффективности перевозок между портами Китая и Исландии, используя для этого возможности СМП [18].

В августе 2013 г. завершил проход по СМП пока единственный имеющийся у Китая ледокол «Сюэлун» (Снежный дракон). Впервые китайское судно обогнуло практически все северное побережье России. На 2014 г. запланированы ходовые испытания ещё одного корабля подобного класса, строящегося в Финляндии. Решение о его строительстве было принято Госсоветом КНР в 2009 г., на эти цели выделено 300 млн дол. Новый дизель-ледоход будет мощнее, способен проходить во льдах толщиной до 4,5 м, а радиус его действия составит около 20 тыс. морских миль. Китайское руководство также объявило о масштабных планах строительства в ближайшей перспективе собственного ледокольного флота [19].

Осенью 2013 г. два контейнеровоза, принадлежащие COSCO, прошли СМП по маршруту Далянь — Роттердам. COSCO получила у Администрации СМП разрешения на три рейса. Ей разрешается самостоятельное плавание по маршруту в лёгких ледовых условиях, а также плавание под проводкой ледокола [20].

Для нормального функционирования маршрута необходима соответствующая инфраструктура [21] и Китай уже озаботился этим вопросом. Он арендовал причал в расположенном недалеко от российского Приморья северокорейском порту Раджин. COSCO изучает возможность заключения с Исландией договора о долгосрочной аренде портовых мощностей.

В перспективе коммерческий потенциал есть и у Северо-Западного прохода, но пока его использованию препятствует жёсткая позиция Канады, которая считает большую его частьсвоими историческими внутренними водами. Тем не менее, в сентябре 2013 г. по Северо-Западному проходу успешно прошёл балкер с грузом угля из Ванкувера в Финляндию. Этот рейс стал первым сквозным коммерческим грузовым рейсом в арктической Канаде с 1969 г. [22].

 

Изучение Арктики в Китае

Изучение арктического региона в Китае началось в середине 80-х годов ХХ в. В 1996 г. страна вступила в Международный арктический научный комитет. В период 1985-2012 гг. Пекин инициировал четыре арктические экспедиции (1997, 2003, 2008, 2010 г.), в 2004 г. открыл собственную арктическую научную станцию «Хуанхэ» на норвежском Шпицбергене. В период 12-ой пятилетки (2011-2015 гг.) планируется провести три серьёзные экспедиции в Арктику. В июле 2012 г. в трёхмесячный поход по Северному морскому пути отправилась пятая китайская арктическая экспедиция в составе 120 учёных из разных стран. На обратном пути ледокол «Сюэлун» осуществил автономный переход из Исландии до Берингова пролива без захода в российские порты [23]. Этот прецедент может стимулировать другие страны осуществлять коммерческую проводку судов в ущерб экономическим интересам РФ в Арктике. В 2013 г. планировалось отправить уже шестую экспедицию. Китайские представители участвуют в работе Международного арктического научного комитета, принимали участие исследовательских программах проекта 2007-2008 гг. «Международный полярный год» и других организациях и программах по изучению Арктики с точки зрения климатических изменений и защиты окружающей среды. По мнению экспертов Арктического института, одного из «мозговых центров» Вашингтона, Китай расходует на полярные исследования даже больше средств, чем США [24].

В стране в целях лучшего понимания Арктики ведется исследовательская работа по изучению политического, правового и военного значения региона для Китая. В 2010 г. была запущена программа по анализу индикаторов развития Арктики и роли Китая в данном регионе, а в последующие годы — программы по арктической геополитике (2011-2015 гг.) и исследованию политических экономических и правовых аспектов судоходства в Арктике (2012-2015 гг.), которые финансировались преимущественно Государственным океаническим управлением Китая и аффилированным с ним Управлением по делам Арктики и Антарктики [25].

Ведущая роль в изучении Арктики принадлежит Институту полярных исследований Китая, ответственному за организацию полярных экспедиций на станцию «Хуанхэ». В 2009 г. в его структуре был создан Отдел стратегических исследований полярных регионов, который стал первым подразделением, чья работа переросла рамки естественнонаучного профиля Института. Он стал заниматься анализом общественно-политических, экономических и правовых вопросов освоения Арктики.

В арктических исследованиях участвуют также Институт океанологии КАН, Китайский университет океанологии (г. Циндао) с созданным при нём Исследовательским институтом полярного права и политики, Шанхайская академия международных исследований, в структуре которой недавно появился Центр изучения морских и полярных регионов, научно-исследовательское подразделение Государственного океанического управления КНР (Пекин), Даляньский морской университет, Сямэньский университет, Университет Тунцзи (Шанхай), Китайский антарктический центр геодезии и картографии Уханьского университета и Исследовательский центр морских разработок (Циндао). Последний создан в 2006 г. с целью проведения перспективных стратегических исследований основных морских проблем Китая и предоставления консультационных услуг Государственному океаническому управлению [26]. В настоящее время деятельность всех вышеупомянутых организаций направлена на решение принципиально важной задачи формулирования национальной арктической стратегии.

С тех пор как в 2006 г. правительство Норвегии опубликовало арктическую стратегию, принятие концептуальных основ политики в данном регионе стало своего рода необходимым условием для всех заинтересованных в освоении Арктики государств, которые приняли свои национальные стратегии: Дания — в 2008 г., Россия — в 2008 г., Канада — в 2009 г., США — в 2009 г., Финляндия — в 2010 г., Исландия — в 2011 г., Швеция — в 2011 г. [27]. Причём в последнее время эта практика получила распространение не только среди признанных циркумполярных государств, но и среди внерегиональных игроков. Так, в начале 2012 г. в Палате общин Великобритании состоялись слушания по проекту арктической стратегии, которая была принята в октябре 2013 г. [28]. В 2010 г. в структуре Министерства иностранных дел Японии была учреждена рабочая группа по Арктике. В 2012 г. к разработке дипломатической стратегии подключился Японский институт международных отношений, который в следующем году подготовил доклад с предложениями правительству [29]. Приступила к формулированию своей стратегии и Южная Корея.

Очевидно, что и Китай, наиболее активно занимающийся изучением данного региона, не может остаться в стороне. Публикация официальной арктической стратегии является лишь вопросом времени. Скорее всего, это произойдёт после завершения в 2015 г. основных программ по изучению Арктики.

В настоящее время страна ежегодно тратит на полярные исследования порядка 60 млн дол., а численность занимающихся ими учёных выросла в пять раз до 1 тыс. человек. В декабре 2013 г. в Шанхае открылся Китайско-скандинавский центр арктических исследований, который будет заниматься изучением вопросов изменения климата, экономического развития Арктики и судоходства. Он представляет собой платформу для совместных исследований китайских и североевропейских институтов, в том числе норвежских Института им. Фритьофа Нансена и Полярного института, Арктического центра в Рованиеми (Финляндия), шведского Секретариата полярных исследований, исландского Научно-исследовательского центра, Северного института азиатских исследований (Дания), Центра полярных и океанических исследований Университета Тунцзи (Китай), Исследовательского института полярного права и политики Китайского океанического университета, Шанхайской академии международных исследований и Отдела стратегических исследований Института полярных исследований Китая [30].

Представляется, что Китай выделил Арктику как стратегически и геополитически ценный регион и начал проецировать на него своё влияние посредством регионального политического и экономического партнёрства.

 

Сотрудничество с государствами Северной Европы

Чтобы стать полноценным участником международного сотрудничества по изучению Арктики, Китай стремился заручиться поддержкой скандинавских государств при вступлении в Арктический совет [31]. В 2000-2010 гг. он заметно активизировал свои дипломатические усилия на арктическом направлении, занимаясь, в частности, поиском стран-партнёров, прежде всего из числа постоянных членов Арктического совета.

Для этого Китай в последние годы вёл большую многоплановую, достаточно затратную работу среди североевропейских стран, в частности, Норвегии, Канады, Исландии, Дании. Подобная тактика уже была эффективно опробована Китаем в Азиатско-Тихоокеанском регионе, когда он лоббировал создание зоны свободной торговли с АСЕАН, но не в рамках организации, а строя стабильные инвестиционные отношения с отдельными государствами-членами.

Впечатляет количество визитов высокопоставленных китайских чиновников и дипломатов в страны арктической зоны, что привело к росту торговли между ними. Так, по данным китайского Института полярных исследований, товарооборот Китая со странами Арктического региона увеличился за период 2001-2011 гг. почти в десять раз до 1,9 млрд дол. [32].

С Данией у Китая складываются наиболее тесные отношения. В июне 2012 г. состоялся визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Данию. Это был первый столь высокого уровня визит в истории двусторонних отношений. По-видимому, не случайно он проходил в тот период, когда Дания находилась в тяжёлой экономической ситуации и крайне нуждалась в кредитах и инвестициях. Ранее в мае 2010 г. Китай заключил соглашение в сфере энергетики, «зелёной экономики», сельского хозяйства и продовольственной безопасности на сумму 740 млн дол. Заинтересованность Китая в сотрудничестве, вероятно, обусловлена датской национальной Стратегией освоения арктического региона до 2020 г., которая предполагает активное привлечение зарубежных инвесторов.

Дания в первую очередь рассчитывает привлечь Китай к интенсивному освоению природных ресурсов Гренландии, где сосредоточены значительные запасы таких ценных полезных ископаемых, как нефть (10% мировых запасов) и газ (30% мировых запасов), медь, железо, цинк, золото, молибден и редкоземельные металлы (РЗМ) [33] — 20% мировых запасов. Особый интерес для Китая представляют РЗМ. В течение последних 15 лет КНР удерживает 1-е место в мире по их производству. Сложившаяся монополия (97% мировой добычи РЗМ приходится на Китай) вызывает серьёзное беспокойство в США и ЕС, включившим РЗМ в список 14 дефицитных стратегических сырьевых материалов [34]. Встревоженный возможностью участия Китая в разработке РЗМ Европейский Союз обратился к руководству страны, но ему было заявлено, что Гренландия открыта для инвестиций со всего мира. В этой связи в 2012 г., в ходе визита на остров вице-президента Европейской комиссии Антонио Таяни, стране была выделена многомиллионная помощь на нужды развития в обмен на обещание не предоставлять Китаю эксклюзивный доступ к месторождениям РЗМ [35].

Тем не менее, китайская компания Sichuan Xinye Mining Investment Co. ведёт переговоры о возможности инвестирования в крупное гренландское железорудное месторождение Исуа, а другая компания — Jiangxi Union Mining — в месторождение меди в Центральной Гренландии, разведку которого она проводила в последнее время. Хотя переговоры находятся в начальной фазе, стороны надеются на подписание соглашения о сотрудничестве в будущем [36].

Столь благоприятное развитие двусторонних отношений привело к тому, что датские официальные лица стали заявлять о том, КНР обладает в Арктике «естественными и законными экономическими и научными интересами» [37]. Об этом, в частности, в октябре 2011 г. говорили посол Дании в Китае Ф.А. Петерсен и министр иностранных дел В. Севндаль в докладе на конференции Фонда дикой природы по Арктике в марте 2012 г.

Весьма позитивно развивалось сотрудничество с Норвегией. Норвежские производители лосося в последние годы весьма успешно продвигали свою продукцию на китайский рынок и наращивали объёмы экспорта. С 2007 г. велись переговоры по поводу заключения Соглашения о создании Зоны свободной торговли, в случае успеха которых Норвегия стала бы первой европейской страной, заключившей подобное соглашение с Китаем. Однако присуждение нобелевской премии мира в октябре 2010 г. китайскому диссиденту Лю Сяобо надолго заморозило двусторонние связи. Наиболее ощутимый удар был нанесен рыбной промышленности Норвегии. Введение Китаем новых ветеринарных требований к импорту норвежского лосося привело к серьезному сокращению его объёмов.

Несмотря на желание стать наблюдателем в Арктическом совете Китай долго не смягчал свою позицию в отношении Норвегии, продолжая отказывать в визах многим известным норвежским экспертам, журналистам и политикам (даже бывшему премьер-министру Кьелль Магне Бундевику, приглашённому вести заседание Всемирного совета церквей в Нанкине). Однако под давлением бизнес-сообщества норвежская сторона первая сделала шаги к нормализации двусторонних отношений. В результате было объявлено, что Норвегия поддержит кандидатуру Китая в качестве наблюдателя Арктического совета. Сейчас стороны делают заявления о вступлении в финальную стадию заключения соглашения о ЗСТ.

Освоение Северного морского пути, в чём заинтересован Китай, открывает возможности для укрепления транспортной отрасли Норвегии за счёт создания цепи перевалочных баз в существующих и строящихся портах по всей длине побережья страны. Эти базы будут обслуживать транзитные грузопотоки (прежде всего контейнерные) между Европой и Азией, которые с 2010 г. уже начали перенацеливаться на Северный морской путь. В качестве перевалочных баз в Национальном плане развития транспортной отрасли на период 2010-2019 гг., принятом Стортингом в марте 2009 г., были утверждены такие порты, как Мосс, Молей, Харстад, Хоннингсваг и Киркенес [38].

Наиболее впечатляющего уровня достигли отношения Китая с Исландией, которая рассматривается как стратегический пункт для освоения Арктики. По мере таяния арктических льдов Исландия может стать одним из главных мировых центров судоходства, а порты удобны для создания перевалочных баз для коммерческого флота Китая. Не случайно в 2008 г. в период финансового кризиса Китай предоставил стране валютный своп на 406 млн евро для поддержки банковской системы. А в апреле 2012 г. состоялся государственный визит председателя Госсовета КНР Вэнь Цзябао в эту страну, в рамках которого был подписан пакет документов, закладывающих фундамент двустороннего сотрудничества, основными направлениями которого являются контейнерные перевозки, сокращение выбросов углекислого газа, внедрение энергосберегающих технологий и освоение шельфа. Обсуждались возможности двустороннего научного сотрудничества, велись переговоры по поводу создания второй китайской станции на территории Исландии [39].

В апреле 2013 г. во время визита в Китай премьер-министра Исландии Йоханны Сигурдардоттир состоялось подписание соглашения о зоне свободной торговли между двумя странами [40]. Очевидно, что именно Китай имел в виду президент Исландии Олафур Рагнар Гримссон, когда сказал, что «в Европе и Азии есть нации, имеющие законные интересы и бизнес в Арктике, и с ними важно действовать сообща» [41]. Началась совместная разработка месторождений полезных ископаемых. Так, в январе 2014 г. Китайская национальная корпорация по добыче нефти на морском шельфе (CNOOC) получила лицензию на разработку нефти на шельфе Исландии и приступила к подготовительным геологоразведочным работам в нефтеносном секторе Дреки. Её партнёрами в проекте выступают исландская компания Eykon Energy (15%) и норвежская Petoro (25%) [42]. В результате, CNOOC стала первой китайской компанией, начавшей разработку арктического шельфа.

Однако на общем позитивном фоне китайско-исландского партнёрства не удалась попытка китайского мультимиллионера Хуана Нубо в 2011 г. приобрести в собственность участок земли площадью в 300 кв. км на северо-востоке Исландии с целью создания, как было объявлено, центра экологического туризма, поскольку исландское законодательство запрещает иностранцам получать землю в собственность. Тогда он предложил долгосрочную аренду этого участка, который предварительно должен был выкупить муниципалитет. Однако и эта сделка, с энтузиазмом воспринятая местными властями, не была разрешена исландским правительством. Данная китайская инициатива была истолкована как часть долгосрочного плана Пекина по созданию форпоста в Арктике, предназначенного, в частности, для строительства глубоководного порта, обслуживающего арктические перевозки в евроазиатском направлении. В результате позиции Китая на острове, являющемся одной из ключевых военно-стратегических локаций Арктики, значительно бы усилились.

Швеция и Финляндия также находятся в фокусе арктической политики Китая, о чем свидетельствует позитивное развитие двусторонних отношений.

Сотрудничество между Китаем и Финляндией развивалось в основном в коммерческой и финансовой сферах. В 2011 г. товарооборот двусторонней торговли составил около 7 млрд евро. В Китае работают около 300 финских компаний, а финские инвестиции в китайскую экономику превысили 10 млрд евро. Они сосредоточены в основном в лесной, целлюлозно-бумажной и машиностроительной промышленности. Китайские инвестиции в Финляндии весьма скромные, тем не менее, китайские компании проявляют сильный интерес к финскому рынку. Посетивший первой Финляндию летом 2013 г. в ходе турне по скандинавским странам председатель Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК) Юй Чжэншэн обсуждал вопросы сотрудничества в области торговли и изучения Арктики [43].

Связи со Швецией характеризуются высоким уровнем межгосударственных отношений: в 2004 г. — визит вице-премьера КНР мадам У И, в 2007 г. — президента КНР Ху Цзиньтао, в марте 2010 г. — вице-председателя КНР Си Цзиньпина, в апреле 2012 г., в рамках восьмидневного турне по странам Балтийского региона и Северной Европы, встреча премьера Госсовета КНР Вэн Цзябао с премьер-министром Швеции Ф. Рейнфельдтом.

По итогам 2012 г. товарооборот между странами достиг 10,3 млрд евро, причём Швеция имеет с Китаем дефицит торгового баланса. Однако это не полные данные, поскольку многие шведские компании производят свои товары в Китае или экспортируют их через третьи страны. В Китае реализуется 1 026 инвестиционных проектов со Швецией общим объёмом инвестиций 1,96 млрд дол., более 600 шведских компаний работает в Китае. Китай стал крупнейшим торговым партнёром Швеции в Азии [44].

В случае круглогодичного функционирования морского пути через Арктику, проводимая Китаем политика оказания финансовой помощи отдельным странам региона позволит ему участвовать в развитии необходимой инфраструктуры, в частности создании портов, судоремонтных мастерских, транспортных хабов (например, Исафьордюр в Исландии), спасательных центров. Кроме того, дорогостоящие проекты по освоению новых месторождений нефти в Арктике потребуют привлечения инвесторов, что открывает Китаю возможности присутствия в регионе и гарантирует поставки энергоресурсов [45].

В результате целеустремлённой планомерной деятельности Пекина по развитию сотрудничества с государствами Северной Европы и при их единодушной поддержке Китай в мае 2013 г. был принят в Арктический совет в качестве наблюдателя [46]. Хотя страна не сможет оказывать прямое влияние на деятельность Совета, участие в его заседаниях и исследованиях даёт возможность быть в курсе планов основных арктических игроков.

Теперь у Китая появился определённый плацдарм для защиты того, что он считает своими «законными правами» в Арктике. Об этом писал, например, научный сотрудник Центра океанских и полярных исследований Шанхайской академии международных исследований Чэн Баочжи, по словам которого, «невообразимо представить, чтобы неарктические государства оставались пользователями арктических морских маршрутов и потребителями энергоресурсов Арктики без возможности участия в процессе принятия решений, так что конец монополии циркумполярных держав в арктических вопросах становится абсолютной необходимостью» [47]. Его поддержал профессор Китайского океанического университета Го Пейцин, заявляя, что «циркумполярные нации должны понять, что проблемы Арктики являются не только региональными, но и международными» [48].

В 2009-2010 гг. Китай утверждал, что суверенитета над Арктикой нет ни у кого, что напрямую шло вразрез с российской позицией. Чтобы присоединиться к Совету, он вынужден был признать суверенитет всех стран, притязающих на арктические территории. При этом была сделана оговорка, что конкретные решения будут приняты в будущем. Это резко контрастирует с жёсткими заявлениями Китая о его суверенитете над рядом территорий в Южно-Китайском море. Зато теперь он стал называть себя «околоарктической страной» и страной, «имеющей интересы в Арктике» [49]. Причём данная терминология прочно вошла в лексикон китайских учёных, занимающихся изучением Арктики [50].

Не менее своеобразно трактует вышеупомянутый Чэн Баочжи приём Китая в Арктический совет наблюдателем. По его мнению, это означает, что «члены Совета признали, что управление Арктикой в будущем должно быть более инклюзивным и открытым, и предоставлять больше возможностей для участия неарктических стран, чтобы наблюдатели могли играть более конструктивную роль» [51].

 

Интересы России

Однако целенаправленное продвижение Китая в Арктике не может не вызывать определённую озабоченность у России. В Арктическом регионе фактически нет чёткого секторального разграничения. Официально на международном уровне вопрос о разделе Арктики ещё не решён. Согласно Конвенции ООН по морскому праву от 1982 г., прибрежные государства обладают правом на разработку недр континентального шельфа, который является естественным продолжением их территории в пределах исключительных экономических зон. Но понятие того, в каких именно географических пределах находится эта «естественная продолженная территория» может толковаться крайне широко. Примером может служить споры вокруг хребта Ломоносова, на который претендуют сразу несколько государств. Очевидно, что подобная ситуация открывает возможность для вмешательства «третьей силы» и выдвижения дополнительных требований новыми влиятельными игроками.

Россия заинтересована в сохранении стабильного и прогнозируемого характера отношений с КНР. Тем не менее китайская сторона порой не всегда учитывает российские национальные интересы, о чем свидетельствуют высказывания некоторых официальных лиц. Так, заместитель директора Центра по изучению полярных территорий Государственного океанического управления КНР Ли Юаньшэн открыто заявил о необходимости предоставления Китаю прямого доступа к Северному морскому пути: «Для нас вопрос освоения Арктики ключевой. И мы бы хотели, чтобы Россия не только пошла навстречу в исследовательском плане, но и предоставила благоприятные условия для прохода наших судов через свои воды» [52]. Китай, например, не устраивает тарифная политика России по использованию СМП и привлечению ледоколов. По его мнению, высокие расценки могут значительно сократить коммерческое преимущество его использования. Китай также обеспокоен расширением суверенных прав арктических государств и увеличением исключительной экономической зоны, в первую очередь России, так как в этом случае, зона международных арктических вод значительно сокращается.

Гораздо менее дипломатичное заявление сделал эксперт Китайского института международных проблем Юань Цзунцзэ: «Северный морской путь является глобальным общим достоянием и не может управляться отдельными государствами» [53]. В этой связи отметим, что ещё в 2010 г. тогдашний главком ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий на пресс-конференции в информагентстве ИТАР-ТАСС дал следующую оценку арктическим амбициям КНР: «Мы уже наблюдаем проникновение ряда государств, которые не входят в Арктический совет, но очень интенсивно позиционируют свои интересы. Китай становится серьёзным компаньоном, как с положительной, так и с проблемной позиции. России надо выстраивать разумную политику, при этом, не сдавая ни пяди своих интересов» [54].

Китай выступает за свободу навигации по арктическому маршруту. Однако определённая часть СМП пролегает в территориальных водах России, а Канада считает Северо-Западный проход своими историческими внутренними водами, что не во всём соответствует международному праву, например, пролив Ланкастера. В этой связи возникает вопрос, будет ли Китай, который имеет богатую историю защиты своих суверенных прав, при полном игнорировании требований других государств, уважать суверенные претензии приполярных государств или вместо этого применит военную силу для защиты своих интересов [55].

Очевидно, что Китай не намерен мириться с нынешним распределением сил в регионе. Большой резонанс в марте 2010 г. вызвало заявление на третьей сессии одиннадцатого созыва Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК) отставного контр-адмирала ВМФ НОАК Инь Чжуо о том, что » Арктика — это общее достояние народов мира и не принадлежит какой-то одной стране» и, следовательно, «Китай также должен иметь долю ресурсов региона» [56]. По сути, Пекин заявил о своих претензиях на Арктику и о том, что он тоже участвует в игре. «Китай должен играть незаменимую роль в Арктике, так как составляет одну пятую часть населения мира», утверждал контр-адмирал Инь Чжуо [57].

Спорной выглядит разработанная ведущим китайским экспертом Даляньского морского университета Ли Чжэньфу концепция Северного шёлкового пути, которую следует рассматривать в качестве стержневого принципа арктической стратегии Китая [58]. Очевидно, что получение доступа к месторождениям углеводородов и прочих полезных ископаемых Арктического региона играет в данном случае вторичную роль. Суть концепции состоит в том, что контроль над Арктикой, включая СМП, — это контроль над мировой экономикой и над новыми транспортными маршрутами на мировые рынки. Так Ли Чжэньфу оценил открытие для Китая арктических морских путей.

В перспективе нельзя исключить возможность того, что стремление Пекина обеспечить контроль над арктическими ресурсами может вступить в противоречие с экономическими интересами России и США в регионе. В частности, Китай, будучи заинтересованным в освоении наикратчайших арктических маршрутов (Северо-Западного прохода и СМП), может поставить задачу добиваться придания им статуса международных проливов. Так, на конференции в норвежском Киркенесе в 2013 г. посол Китая в Норвегии сказал, что «сотрудничество между Баренц-регионом [59] и неарктическими странами будет нарастать по мере открытия арктических водных путей», а «Баренцево море постепенно превращается в международное пространство в географическом и экономическом смысле» [60]. Не случайно в этой связи некоторые китайские эксперты заговорили о том, что СМП — «общее достояние всего человечества», поэтому необходима его интернационализация или предоставление ему «статуса нейтральных вод» [61].

По мере того, как в целях стимулирования своей экономики Пекин будет все больше полагаться на арктические ресурсы и активнее использовать арктический морской путь, может стать реальностью, как полагают иностранные эксперты, и китайское военное присутствие в Арктике [62].

 

* * *

Китай целенаправленно расширяет своё присутствие в Арктике, стремясь занять влиятельные позиции в клубе арктических государств. Легитимность региональных амбиций Китая признается рядом циркумполярных государств и, в частности, скандинавских стран, с которыми в последние годы Пекину удалось выстроить весьма прочные партнёрские отношения. Главная точка соприкосновения между Китаем и Скандинавскими странами — использование Северного морского пути для перевозки грузов в евроазиатском направлении, а также добыча полезных ископаемых и освоение нефтегазового потенциала арктического шельфа.

Очевидно, что активность и присутствие Китая в Арктике в последующие годы будут неуклонно возрастать. Более того, заинтересованность в освоении арктических маршрутов может заставить Китай добиваться придания им статуса международных, что не во всём совпадает с экономическими интересами России в регионе. Делаться это будет под предлогом необходимости мониторинга состояния окружающей среды, защиты арктических животных и заботы о коренном населении региона. Для этого Арктика будет позиционироваться как международная зона, изменения в которой касаются всех стран.

Чтобы предотвратить возможные негативные для нашей страны правовые коллизии, России необходимо предпринимать активные шаги по отстаиванию своей позиции в соответствующих международных организациях и активизировать усилия, направленные на расширение границ континентального шельфа за пределы 200-мильной зоны в сторону полюса.

Представляется также целесообразным использовать опыт США и Канады, которые имеют законодательства, закрепляющие приоритет национального флота в северных перевозках. Для этого необходимо изучить возможность принятия норм, предусматривающих перевозку грузов в акватории СМП, за исключением трансконтинентальных грузов, только российскими судами. Ведь Северный морской путь является исторически сложившейся единой национальной транспортной коммуникацией РФ.

 

Источники

[1]           КОМИССИНА Ирина Николаевна, старший научный сотрудник сектора Азии Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований (РИСИ).

КОМИССИНА Ирина Николаевнаhttp://riss.ru/profile/komissina/

komissina@riss.ru

Биография: Родилась 4 января 1950 г. В 1972 г. закончила Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина. В 1974–1991 гг. работала в системе академических и отраслевых научно-исследовательских институтов СССР. С февраля 1992 г. занимается научной работой в Российском институте стратегических исследований. Автор свыше 100 научных работ, отчетов и публикаций, часть из которых опубликована в российских и зарубежных изданиях. Соавтор ряда коллективных монографий РИСИ: по Казахстану (1995 г.), Армении (1998 г.), Узбекистану (1998 г.), Грузии (2001 г.), Ирану (2003 г.), Шанхайской Организации Сотрудничества (2005 г.), политике России в Азии (2006 г.). С 1999 г. по 2008 г. активно публиковалась в шведском журнале «Центральная Азия и Кавказ». Автор ряда монографий и страноведческих справочников: «Мусульманские организации Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии» (2009 г.), «Научные и аналитические центры Китая» (2012 г.), «Научные и аналитические центры Азии» (2013 г.), «Научные и аналитические центры стран Южной Азии» (2014 г.). Неоднократно участвовала в международных конференциях. Владеет английским и японским языками.

Сфера научных интересов: геополитические и геоэкономические процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе; международные организации ШОС и АСЕАН; социально-экономические и культурные проблемы развития КНР.

[2]           China’s Arctic ambition / Winnipeg Free Press, 01/25/2014, URL: http://www.winnipegfreepress.com/opinion/editorials/chinas-arctic-ambition-241934391.html (дата обращения: 6.05.2014).

[3]           По некоторым оценкам, к 2020-2040 гг. Арктика будет судоходной, по крайней мере, в летний период.

[4]           Gullestrup, P. and Stumbaum, M.-B. ‘EU maritime interests and the piracy problem: a perspective from the shipping industry’, eds B. van Ginkel and F.-P. van der Putten, The International Response to Somali Piracy: Challenges and Opportunities (Martinus Nijhoff: Leiden, forthcoming 2010).

[5]           Dave Manuel. When Will China’s Economy Become Larger Than That of the United States? 2009-12-27, URL: http://www.davemanuel.com/2009/12/27/when-will-china-become-the-worlds-largest-economy (дата обращения: 25.07.2014).

[6]           Banyan Snow dragons: As the Arctic melts, Asia shudders at the risks but slavers at the opportunities / The Economist, Sep 1st 2012, URL: http://www.economist.com/node/21561891 (дата обращения: 18.06.2014).

[7]           Opinion of the European Economic and Social Committee on EU Arctic Policy to address globally emerging interests in the region — a view of civil society, REX/371 EU Arctic Policy, European Economic and Social Committee, Brussels, 17 April 2013, URL: http://eescopinions.eesc.europa.eu/viewdoc.aspx?doc=ces/rex/rex371/en/ces2179-2012_00_00_tra_ac_en.doc (дата обращения: 15.06.2014).

[8]           Tong Guoqiang. «Arctic Issues and China’s Stance» / China Institute of International Affairs, March 4, 2013, URL: http://www.ciis.org.cn/english/2013-03/04/content_5772842.htm (дата обращения: 26.05.2014).

[9]           Эван Элис. Никарагуанский канал и преобразование Латинской Америки, 28.06.13, URL: http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/81355/ (дата обращения: 10.05.2014).

[10]         См., например, материалы мультимедийного видеомоста Москва — Пекин на тему: «Арктика: экология, инфраструктура, ресурсы, развитие» / РИА Новости, 24.08.2011, URL: http://риановости.рф/press_video/20110825/#ixzz35Sp3BuxC (дата обращения: 12.05.2014).

[11]         Никита Данюк. Китай — внерегиональный арктический игрок глобального масштаба, 2014-03-13, URL: http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/501-arktika-i-antarktika-v-sovremennoj-geopolitike/1-stati/5209-kitaj-vneregiogalnyj-arkticheskij-igrok-globalnogo-masshtaba (дата обращения: 22.06.2014).

[12]         В связи с растущим значением этого маршрута, Россия в марте 2013 г. воссоздала Администрацию Северного морского пути, приняла федеральный закон, регламентирующий порядок ледокольной проводки судов, определила правила судоходства в акватории Севморпути, ведёт работу по укреплению группировок войск для защиты национальных интересов России в Арктике.

[13]         Движение на трассе СМП обеспечивают атомные ледоколы класса «Арктика».

[14]         А.А. Штрек Транзитное плавание крупнотоннажных судов по Северному морскому пути, 05/04/2013, URL: http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=print&sid=4440 (дата обращения: 21.07.2014).

[15]         Противоречивые данные о грузоперевозках Севморпути, 20 ноября 2013 года, URL: http://www.b-port.com/news/item/118571.html (дата обращения: 24.07.2014).

[16]         Stephen Blank Exploring the Significance of China’s Membership on the Arctic Council / China Brief, V.13, Issue 14, July 12, 2013,

URL: http://www.jamestown.org/programs/chinabrief/single/?tx_ttnews[tt_news]=41121&tx_ttnews[backPid]=688&no_cache=1#.UsLiubSomDo (дата обращения: 29.08.2014).

[17]         Malte Humpert «Part 5: The Future of the Northern Sea Route — ‘Golden Waterway’ or a Niche Trade Route», 3 October 2011, URL: http://www.thearcticinstitute.org/2011/10/part-5-future-of-northern-sea-route.html (дата обращения: 16.05.2014).

[18]         Нина Леонтьева. Китайский Дракон в Арктике, 28 сентября 2013, URL: http://www.notum.info/news/ekonomika/kitajskij-drakon-v-arktike (дата обращения: 22.05.2014).

[19]         Ивановский А.Л. Арктический вектор китайской стратегии, 13.12.2012, URL: http://mir-politika.ru/2582-arkticheskiy-vektor-kitayskoy-strategii.html (дата обращения: 10.08.2014).

[20]         Первый контейнеровоз на трассе Северного морского пути, 23 августа 2013, URL: http://severnash.ru/economics/sevmorput/7983-pervyy-konteynerovoz-na-trasse-severnogo-morskogo-puti.html (дата обращения: 3.10.2014).

[21]         В России на трассе Северного морского пути расположены порты Диксон, Дудинка, Игарка, Тикси, Певек, Провидения, Салехард, Хатанга, Нарьян-Мар, Мурманск, Архангельск, Петропавловск-Камчатский и др., часть из которых планируется реконструировать, установив в них, в том числе, системы навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения, а также аварийно-спасательные службы. Кроме того, будут построены новые порты, такие как Сабетта, Териберка и др.

[22]         Сергей Суровцев. Канадцы прогнозируют рост объёмов перевозок по Северо-Западному проходу, 2 декабря 2013, URL http://argumenti.ru/economics/2013/12/302576 (дата обращения: 17.07.2014).

[23]         Алексей Петров. Убить «Снежного дракона». Что забыл Китай в российской Арктике? 09.09.2012, URL: http://www.arcticway.ru/index.php?id=455 (дата обращения: 21.05.2014).

[24]         Banyan. Snow dragons: As the Arctic melts, Asia shudders at the risks but slavers at the opportunities / The Economist, Sep 1st 2012, URL: http://www.economist.com/node/21561891 (дата обращения: 7.05.2014).

[25]         Д. Тулупов Скандинавский вектор арктической политики Китая 2013 / Мировая экономика и международные отношения, 2013, №9, С.61.

[26]         Linda Jakobson. China Prepares for an Ice Free Arctic, SIPRI Insights on Peace and Security, No. 2010/2, March 2010, URL: http://books.sipri.org/files/insight/SIPRIInsight1002.pdf (дата обращения: 10.05.2014).

[27]         Конышев В.Н., Сергунин А.А. Арктика в международной политике: сотрудничество или соперничество? / Российский институт стратегических исследований, М., 2011.

[28]         Adapting To Change: UK policy towards the Arctic / Foreign & Commonwealth Office and Mark Simmonds MP, 17 October 2013, URL: https://www.gov.uk/government/publications/adapting-to-change-uk-policy-towards-the-arctic (дата обращения: 6.08.2014).

[29]         Jasmin Sinclair Japan and the Arctic: not so poles apart, JOGMEC, 2014, Vol.48, No.2, P.42, URL: http://oilgas-info.jogmec.go.jp/pdf/5/5225/201403_039a.pdf (дата обращения: 26.05.2014).

[30]         Thomas Nilsen China-Nordic Arctic Research Center opens in Shanghai, December 12, 2013, URL: http://barentsobserver.com/en/arctic/2013/12/china-nordic-arctic-research-center-opens-shanghai-12-12 (дата обращения: 12.08.2014).

[31]         Арктический совет — межправительственный форум циркумполярных государств, действующий с 1996 г. Это центральная организация сотрудничества в Арктике в сфере охраны окружающей среды и устойчивого развития региона. Совет образован странами арктической восьмёрки (А8): Россией, Канадой, США, Данией (включая Гренландию и Фарерские острова), Финляндией, Норвегией, Исландией, Швецией.

[32]         Liu Zhonghuam, Yang Jingjie China Set to Become Observer to Arctic Council, Global Times, 2013-5-16, URL: http://www.globaltimes.cn/content/781943.shtml#.UsmYQLSomDo (дата обращения: 14.05.2014).

[33]         Редкоземельные металлы представляют собой совокупность 17 элементов, которые распространены в земной коре, но, как правило, рассредоточены и редко встречаются в концентрированном виде. Они используются в высокотехнологичном производстве: радиоэлектронике, атомной технике, машиностроении, металлургии, химической и стекольной промышленности, гибридных автомобилях.

[34]         Завоевав доминирующее положение на мировом рынке, Китай в 2010-2011 гг. стал сокращать квоты на вывоз сырья РЗМ из-за реальной угрозы их истощения в стране по причине резкого увеличения использования РЗМ в собственных высокотехнологичных производствах. Ограничение поставок отрицательно сказалось на японских, американских и европейских производителях.

[35]         Roger W. Robinson Jr. China’s long-term Arctic strategy, October 13, 2013, URL: http://www.troymedia.com/2013/10/13/chinas-long-term-arctic-strategy/ (дата обращения: 10.07.2014).

[36]         Isabella Mroczkowski China’s Arctic Century, February 10, 2012, URL: http://blog.project2049.net/2012/02/chinas-arctic-century.html (дата обращения: 28.06.2014).

[37]         Andrew Erickson China’s New Strategic Target: Arctic Minerals, Jan 18, 2012, URL: http://blogs.wsj.com/chinarealtime/2012/01/18/china%e2%80%99s-new-strategic-target-arctic-minerals (дата обращения: 14.05.2014).

[38]         Д. Тулупов Скандинавский вектор арктической политики Китая / Мировая экономика и международные отношения, 2013, №9, С.65.

[39]         Владимир Дмитриев Лёд тронулся / Российская газета, 01.06.2013, URL: http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=d027c5cf-9d14-433d-a655-719da0bf79cb (дата обращения: 26.07.2014).

[40]         Китай заключил соглашение с Исландией, 18 апреля 2013, URL: http://www.arctic-info.ru/News/Page/kitai-zaklucil-soglasenie-s-islandiei (дата обращения: 24.05.2014).

[41]         Ibid.

[42]         Китайская CNOOC будет искать нефть на шельфе Исландии / Нефть России, 18.03.14, URL: http://www.oilru.com/news/402260/ (дата обращения: 18.07.2014).

[43]         China, Finland eye further trade, parliamentary co-op / Xinhua, 2013-06-01, URL: http://www.chinadaily.com.cn/business/2013-06/01/content_16555102.htm (дата обращения: 28.06.2014).

[44]         Sweden-China trade, investment to increase further, 2010-11-22, URL: http://www.chinadaily.com.cn/business/2010-11/22/content_11588736.htm (дата обращения: 22.05.2014).

[45]         Артур Гущин Пекин подбирается к полярным богатствам, URL: http://lenta.ru/articles/2013/06/14/chinarctic/ (дата обращения: 16.08.2014).

[46]         В Арктическом совете появились новые государства-наблюдатели / ИТАР-ТАСС, 15 мая 2013, URL: http://itar-tass.com/mezhdunarodnaya-panorama/546972 (дата обращения: 26.07.2014).

[47]         Cheng Baozhi Arctic Aspirations / Beijing Review, August 22, 2011, № 34, URL: http://www.bjreview.com.cn/world/txt/2011-08/22/content_385386_2.htm (дата обращения: 22.05.2014).

[48]         Torbjorn Noes Bertelsen China’s Quest for the Arctic, November 18, 2011, URL: http://gbtimes.com/world/chinas-quest-arctic (дата обращения: 14.07.2014).

[49]         Stephen Blank China’s Arctic Strategy, June 20, 2013, URL: http://www.martinbreum.dk/Filer/File/Aviser/Udenlandske%20medier/China%E2%80%99s%20Arctic%20Strategy.pdf (дата обращения: 21.08.2014).

[50]         Ibid.

[51]         Cheng Baozhi Arctic Council Looks Beyond Icy Circle / Global Times, 2013-5-21, URL: http://www.globaltimes.cn/content/783254.shtml#.UsmWeLSomDo (дата обращения: 12.05.2014).

[52]         Михаил Жуков Кто хозяин в Арктике? К заседанию Экспертного совета по Арктике и Антарктике при Председателе СФ, 26 марта 2013, URL: http://www.pnp.ru/comment/detail/15665 (дата обращения: 15.08.2014).

[53]         Артем Ивановский По заветам великого кормчего. Доктрина «нового интернационализма» позволит Китаю изменить баланс сил в Азии / Военно-промышленный курьер, 5 июня 2013 г., № 21 (489), URL: http://vpk-news.ru/articles/16196 (дата обращения: 18.05.2014).

[54]         Ивановский А.Л. Арктический вектор китайской стратегии, 13.12.2012, URL: http://mir-politika.ru/2582-arkticheskiy-vektor-kitayskoy-strategii.html (дата обращения: 14.07.2014).

[55]         Shiloh Rainwater Race to the North. China’s Arctic Strategy and Its Implications. Spring 2013, vol. 66, № 2, URL: http://www.usnwc.edu/getattachment/31708e41-a53c-45d3-a5e4-ccb5ad550815/ (дата обращения: 2.08.2014).

[56]         Shyam Saran India’s stake in Arctic cold war / The Hindu, February 2, 2012, URL: http://www.thehindu.com/opinion/op-ed/article2848280.ece (дата обращения: 23.07.2014).

[57]         Joseph Spears The Snow Dragon Moves into the Arctic Ocean Basin / The Jamestown Foundation, January 28, 2011, URL: http://theglobalrealm.com/2011/02/08/the-snow-dragon-moves-into-the-arctic-ocean-basin/ (дата обращения: 12.06.2014).

[58]         Ивановский А.Л. Арктический вектор китайской стратегии, 13.12.2012, URL: http://mir-politika.ru/2582-arkticheskiy-vektor-kitayskoy-strategii.html (дата обращения: 8.05.2014).

[59]         Баренц-регион — территории, примыкающие к Баренцеву морю, выделенные 11 января 1993 г. с целью развития международного сотрудничества. Включает в себя губернии Норвегии: Нурланн, Тромс, Финнмарк, лены Швеции Вестерботтен и Норрботтен, провинции Финляндии: Лапландия, Северная Остроботния и Каинуу, и регионы России: Мурманская область, Архангельская область, Республика Коми, Ямало-Ненецкий автономный округ и Республика Карелия. Четыре государства-участника по очереди руководят сотрудничеством. Территория региона составляет 1,9 млн кв. км. Население — 6 млн человек. Сотрудничество осуществляется на двух уровнях: центральном и региональном. Для руководства сотрудничеством на центральном уровне создан Баренцев Совет, в который входят министры иностранных дел четырёх стран. На региональном уровне работает Региональный Совет, в состав которого входят административные руководители сотрудничающих территорий (губернаторы).

[60]         Thomas Nilsen China-Nordic Arctic Research Center Opens in Shanghai, December 12, 2013, URL: http://barentsobserver.com/en/arctic/2013/12/china-nordic-arctic-research-center-opens-shanghai-12-12 (дата обращения: 10.08.2014).

[61]         Сергей Лузянин Маршруты «китайского ледокола» в Арктике. Между политикой и экологией, 29 мая 2013, URL: http://rus.ruvr.ru/2013_05_29/Marshruti-kitajskogo-ledokola-v-Arktike-Mezhdu-politikoj-i-jekologiej-9703/ (дата обращения: 16.06.2014).

[62]         Shiloh Rainwater Race to the North. China’s Arctic Strategy and Its Implications / Naval War College Review, Spring 2013, vol. 66, №2, URL: http://www.usnwc.edu/getattachment/31708e41-a53c-45d3-a5e4-ccb5ad550815/ (дата обращения: 22.05.2014).